Чехия встала на порог Майдана

Ситуация с массовыми митингами в Праге показывает, что популистские режимы не боятся гражданских протестов — против них нужны средства посильнее.


Местные либералы и гражданские активисты через тридцать лет после «бархатной революции» считают, что в стране происходит "красный" реванш. © Фото Антона Литвина

Самые масштабные чуть ли не со временем «бархатной революции» 1989 года протесты всколыхнули Чехию. 4 июня на Вацлавскую площадь в Праге вышли от 100 до 130 тысяч противников действующих властей страны. Главное требование — отставка нового министра юстиции Марии Бенешовой. Заодно демонстранты требовали оставить свой пост и от премьера Андрея Бабиша, а также критиковали действующего чешского президента Милоша Земана.

Казалось бы, выборы в стране прошли совсем недавно: парламентские в конце 2017 года, а президентские — в начале 2018-го. По всем социологическим опросам рейтинг правящей партии ANO («Да»), лидером которой и является премьер-министр Бабиш, колеблется около 30 процентов, причем ближайшие преследователи из партии «Гражданских демократов» (ODS) уступают чуть ли не вдвое. Наконец, победителем недавних выборов в Европарламент на территории Чехии тоже оказались сторонники Андрея Бабиша.

При этом Чехию никак нельзя отнести к авторитарным странам. Конечно, тот же премьер-министр владеет крупным медиахолдингом и делает попытки взять под контроль общественное телевидение и радио — озабоченность этим уже выражали и Европарламент, и правозащитные организации, например, «Репортеры без границ». Да и его правительство меньшинства опирается в парламенте на ситуативную поддержку то местных коммунистов, то национал-популистов из партии «Свобода и прямая демократия», чей лидер Томио Окамура (японец по отцу) на выборах в Европарламент шел в одной коалиции с французской националисткой Марин Ле Пен.

И все же, по сравнению с соседней Польшей, а тем более Венгрией, где режим нынешнего премьера Виктора Орбана контролирует более 80% национальных медиа, ситуация со свободой слова в Чехии заметно лучше. То же касается оппозиции — она весьма пестро представлена в парламенте страны. Впрочем, противники действующей власти практически ни на что там не могут повлиять, поскольку ANO, вместе с социал-демократами (младшими партнерами по правящей коалиции), а также коммунистами и националистами контролирует большинство мест.

Вот именно с этим, судя по всему, и связаны нынешние протесты. Принимая во внимание биографии той же новой главы министерства юстиции, и многих других чиновников, которые продвинулись при нынешней чешской власти, местные либералы и гражданские активисты через тридцать лет после «бархатной революции» считают, что в стране происходит посткоммунистический реванш.

Люди, идейно близкие тем, кто руководил Чехословакией после советской оккупации 1968 года и до 1989 года, массово возвращаются к власти и задают тон в политике. Они негативно относятся к некоммерческим организациям, гражданской активности, а некоторые, как нынешний премьер-министр Андрей Бабиш, и вовсе находятся под следствием или сотрудничали с коммунистическим режимом. Это и вызывает массовые протесты со стороны оппозиционно настроенной части общества, причем, как и в 1989 году, люди готовы приезжать в Прагу со всей Чехии, чтобы выразить свое недовольство.

И все же этого явно недостаточно, чтобы сменить в стране правительство. Уровень поддержки Андрея Бабиша достаточно высок, хотя и нельзя сказать, что на его стороне большинство населения. Экономика Чехии только начинает переходить в фазу замедления после роста в течение последних нескольких лет, который способствовал также повышению зарплат и в целом благосостояния населения.

Так что нынешний премьер чувствует себя в кресле очень уверенно. Тем более что на его стороне и президент Милош Земан, без согласия которого сменить главу правительства можно разве что в результате досрочных выборов или решения об этом самого Бабиша.

Глава правительства прямо заявляет, что не собирается ни уходить сам, ни отправлять в отставку главу министерства юстиции Марию Бенешову, а его оппоненты, если хотят этого добиться, пусть формируют свою партию и выигрывают парламентские выборы, как это сделал он.

Возможно, переломить ситуацию мог бы переход протестующих к акциям гражданского неповиновения и прямого действия, как поступили во Франции так называемые «желтые жилеты». Но там это движение было куда более радикально, чем-то, что происходит сейчас в Чехии.

Так что вероятность «чешского Майдана» сейчас крайне низка. Хотя, сомнений в этом нет, акции протеста против правительства Андрея Бабиша продолжатся и, возможно, даже станут еще многочисленнее. Ну а помогать протестующим по мере сил будет Евросоюз, который пришел к выводу, что чешский премьер принимал управленческие решения в интересах своего холдинга «Агроферт» уже после того, как стал членом правительства.

Иван Преображенский


Ранее на тему В Чехии с премьера Бабиша сняли обвинения в казнокрадстве

В Праге сотни тысяч человек вышли на антиправительственную акцию (видео)

Земан рекомендовал Украине смириться с потерей Крыма