Китай идет через реку, ощупывая камни

О ситуации в Гонконге и возможном развитии событий в связи с продолжающимися там протестами рассказывает востоковед Андрей Дикарев.


Время работает на Пекин, который рассчитывает на стратегию «мягкого поглощения» не только Гонконга и Макао, но и Тайваня. © Фото из личного архива

В Гонконге уже больше двух недель продолжаются массовые выступления против законопроекта, согласно которому из этой бывшей британской колонии, а ныне специального административного района КНР могут начать выдавать подозреваемых в Макао, Тайвань и, главное — в материковый Китай. До этого, с 1997 года, когда Гонконг перешел под юрисдикцию КНР, действовало положение, по которому судебная власть (также как, и законодательная, и исполнительная) этого района независима от властей материкового Китая.

Больше ста лет нахождения Гонконга в составе Великобритании дали свои плоды — семь миллионов жителей Гонконга имеют четкое представление о своих политических и гражданских правах, и не хотят терять их даже после возвращения в лоно исторической родины. Они не без основания опасаются, что в случае вступления в силу законопроекта о выдаче подозреваемых на материковый Китай, в «китайский ГУЛАГ», попадут не только уголовники, но и диссиденты, а также другие противники политического режима КНР.

Не случайно 16 июня на демонстрацию против принятия этого закона вышли около двух миллионов человек из семи миллионов гонконгцев. После того, как полиция жестко разогнала протестующих, используя резиновые пули и перечный газ, глава гонконгского района Керри Лэм пообещала впредь прислушиваться к обществу. «Я учту этот урок и добьюсь того, что работа правительства будет ближе к стремлениям, чувствам и мнениям общества», — сказал она.

Однако даже после того, как Лэм объявила, что работа над законопроектом об экстрадиции преступников из Гонконга была отложена на неопределенной срок, протесты не прекратились. 1 июля демонстранты попытались помешать торжествам по случаю годовщины возвращения Гонконга под юрисдикцию Китая. Полиция вновь применила дубинки и слезоточивый газ, однако протестующим даже удалось после многочасового штурма на время занять здание Законодательного собрания Гонконга.

О ситуации в Гонконге и возможном развитии событий в связи с продолжающимися там протестами, обозревателю «Росбалта» рассказал ведущий научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО Андрей Дикарев.

— Насколько, на ваш взгляд, велика вероятность того, что проходящие сейчас в Гонконге протесты могут перекинуться на материковую часть Китая?

 — По моему мнению, это практически исключено, потому что КНР сейчас очень хорошо контролирует все свои проблемные зоны. Это видно на примере Синьцзян-Уйгурского автономного района. Когда там возникает хоть какая-то угроза исламского фундаментализма и экстремизма, китайские власти оперативно реагируют. Они контролируют ситуацию, что называется, «с запасом», даже если такой угрозы сейчас и нет.

— Тем не менее, в Гонконге выступления массовые…

 — В Гонконге это происходит, потому что это оставшийся от Великобритании анклав, на который Китай в полной мере еще не наложил свою авторитарную руку. В то же время у меня есть четкое ощущение, что ситуация вне таких зон, как Гонконг, контролируется (китайскими властями) очень хорошо. И таких внутренних предпосылок (для серьезных угроз) в виде, например, экономического кризиса, обеднения населения сейчас не видно.

— То есть, если говорить напрямую, то, по вашему мнению, события 1989 года произошедшие на площади Тяньаньмэнь (массовые выступления китайской молодежи в 1989 году, жестоко подавленные китайской армией) сегодня в континентальном Китае повториться не могут?

 — Это абсолютно невозможно.

-Но ведь тогда, в 1989 году, протесты тоже начались на фоне экономического роста…

 — Но они начались и на фоне некоего раздрая, разногласий в руководстве КПК. Во всяком случае, на фоне разных точек зрения, выражавшихся бывшими генсеками КПК Ху Яобаном и Чжао Цзыяном (последний даже вышел на площадь к студентам и выразил им свое понимание, а после этих событий был снят со всех постов), и некоторыми другими членами тогдашнего китайского руководства. Сегодня таких расхождений в китайской Компартии не видно. После последнего съезда КПК произошло усиление авторитарных тенденций, а для того, чтобы подобные события (как на Тяньаньмэнь в 1989 году) произошли, нужен явный раскол в элите. Но таких тенденций сейчас не наблюдается. Нынешний генеральный секретарь КПК и председатель КНР Си Цзиньпин все контролирует очень четко.

Сегодня власти Китая пытаются постепенно пристегнуть к своей политической системе и Гонконг. Но очень постепенно, медленно. У китайцев это называется «идти через реку, ощупывая камни». Когда в стране нет какого-то серьезного внутриполитического кризиса — время на их стороне. Если сейчас китайскому руководству удастся договориться с Америкой о прекращении торговых войн, оно продолжит и дальше мягко притягивать к себе эти зоны — Тайвань, Макао, Гонконг.

— Ну, с Макао и Гонконгом понятно — они уже сейчас в значительной мере контролируются Пекином. А какие инструменты по возвращению Тайваня имеются сегодня у Китая?

 — Очень медленная конвергенция. Других инструментов нет. Нынешний статус-кво может длиться бесконечно. Расчет на то, что тайваньскому руководству надоест говорить о том, какие они самостоятельные.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему СМИ объяснили, в чем опасность протестов в Гонконге для Китая

Из здания Заксобрания в Гонконге вытеснили протестующих

Протестующие в Гонконге пошли на штурм Законодательного совета и вывесили там черный флаг (фото, видео)