Иванишвили: «Долой российский рынок? Какое невежество!»

Этих слов давно уже ждали от фактического правителя Грузии, поскольку за ними стоит шанс на сохранение относительного благополучия жителей республики.


Путин «дал добро» на покупку грузинского вина и минералки, но сохранение инвестиций в экономику Грузии — не гарантировано. © Коллаж ИА «Росбалт»

Тревожные ожидания, что после закрытия Россией авиасообщения с Грузией и прекращения туристического потока из этой страны в Сакартвело РФ введет еще и эмбарго на импорт грузинской продукции, не оправдались. Напомним, президент России Владимир Путин озвучил свое несогласие с такой крайней мерой «из уважения к грузинскому народу». Народ вздохнул облегченно, но назойливые разговоры о том, что «плевать мы хотели на российский рынок» и «нас ждут более широкие торговые горизонты» с другими странами, продолжаются. Бизнес беспокоится, что РФ «психанет», и в ответ все же покажет Грузии «кузькину мать» — ситуацию надо было как-то разрулить, причем фактически первому лицу страны, лидеру правящей партии «Грузинская мечта» олигарху Бидзине Иванишвили: в конце концов, львиную долю своих миллиардов он сколотил именно на российских просторах. И он заговорил.

Выждав довольно продолжительную паузу после скандала в Тбилиси с российским депутатом Сергеем Гавриловым (в противном случае его бы обвинили в «пособничестве Москве»), он сказал: «Желающие закрытия для нас российского рынка и торговли с РФ являются врагами страны». А считающие, что российский рынок должен быть непременно замещен европейским и украинским, «несведущи и невежественны».

Далее последовал ликбез для тех, кто не вполне ориентируется в вопросах рынка и торгово-экономических отношений, либо делает вид, что они им неведомы. По его словам, даже экономически развитые европейские страны стараются утвердиться на российском рынке, и его замещение ни для кого не является простым делом: «Для этого потребуются годы». И преимущество Грузии в том, что ее продукция хорошо известна в России — «у нее там есть потребитель». Олигарху, вряд ли разбирающемуся в политических и дипломатических тонкостях, можно верить, по крайней мере, в вопросах освоения рынков.

В Грузии представители радикальной оппозиции считают, что из «российского фактора» в туризме, торговле и иных сферах, приносящих стране деньги, «делают из мухи слона». Но «слон»-то налицо: только от прекращения прямого авиасообщения с Россией и, соответственно, потери значительной части туристов из РФ, Сакартвело лишается порядка 800 миллионов долларов, то есть четверти годового дохода от этой сферы  составившего в прошлом году порядка 3,2 миллиарда долларов. А это очень много для страны с малым и хронически дефицитным бюджетом.

Ну, а если Россия введет эмбарго на поставки грузинской продукции, это будет шоком для экономики — гораздо более тяжелым, чем запрет на прямое авиасообщение и снижение туристического потока из РФ, в результате чего, кстати, россияне отменили 80% броней в дорогостоящих гостиницах. А это прямо ударило по курсу доллара, который мгновенно взлетел, и привело к подорожанию практически всех товаров и услуг. Впрочем, удар этот был бы несколько смягчен, если б в Грузии, кроме туризма и смежных с ним сфер, были развиты другие отрасли, и если бы в стране наличествовал разнообразный экспортный потенциал.

А сейчас почти все, в контексте тревожных ожиданий эмбарго, которые еще не до конца нейтрализованы, завязано на экспорте вина и минеральных вод в Россию. И это прекрасно понимают те, кто заняты в соответствующем бизнесе: недаром недавно виноградари из Кахетии — главного винодельческого региона Грузии — провели акцию протеста у телекомпании «Рустави 2» с требованием отставки ее директора Николоза Гварамия из-за его грубых высказываний по поводу экспорта их продукции в Россию. Кахетинские виноделы в знак протеста даже временно перекрыли автотрассу Вазиани-Гомбори-Телави.

Тут, конечно, нет никакой политики. Достаточно сказать, что Россия возглавляет пятерку лидеров импортеров грузинского вина: с начала 2019 года в РФ отгружено более 25,5 миллиона бутылок из 40,5 миллиона, предназначенных для внешнего рынка. Причем,за указанное время экспорт в Россию, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, возрос на 6%, а вот на Украину сократился на 10%.  

Но если говорить о внешней торговле, дело тут не только в вине и минеральных водах, хотя Россия остается их главным импортером. При этом она является вторым, после Турции, внешнеторговым партнером страны. Так, в первом полугодии Грузия экспортировала в РФ самую разнообразную продукцию, включая более 56 тысяч тонн ферросплавов, а Россия стала самым крупным и, надо полагать, наиболее выгодным для Грузии поставщиком нефти, нефтепродуктов, пшеницы и т. д. И товарооборот между двумя странами последовательно растет.

Еще одна тревога грузин: уж не сменит ли Путин столь не ожидаемую от него милость на гнев, и не введет ли он запрет на денежные переводы из России в Грузии? Ведь и в этом сегменте РФ на протяжении многих лет занимает лидирующую позицию. В первом полугодии они составили почти 200 миллионов долларов, хотя это почти на 8% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

И если Иванишвили сделал недостаточно «адекватное» заявление для нейтрализации гнева Москвы (он все же не кланялся и не просил прощения, и радикалы еще могут «возникнуть»), как быть с так называемыми «русскими деньгами» в Грузии? Заметим, что даже в самый пик грузино-российских обострений, в частности, в августе 2008 года, компаниям РФ в Сакартвело ничего не угрожало. «Русские деньги», включая государственные, вложены в такие стратегически важные отрасли как энергетика — 75% Тбилисской электрораспределительной компании ТЭЛАСИ, гидроэлектростанции «Храми 1» и «Храми 2», «Дарьял» и другие; сети автозаправочных станций, «ВТБ —банк» и еще много чего — от винных заводов и недвижимости до транспортных компаний.
 
Повторимся: им вряд ли что угрожает в Грузии. Но возникает другой вопрос: не станет ли «новая» ситуация в отношениях между РФ и Грузией причиной оттока из последней российского капитала? А там недалеко и до прекращения вложения российских инвестиций в столь экономически депрессивную, да еще и «недружественную» страну. А ведь даже небольшие инвестиции в тот же туристический сектор, включая приобретение и строительство скромных отелей, еще больше сократит рынок труда в Грузии.  
 
В общем, «русский кошелек» в стране все еще востребован, а политический спектр Грузии не единодушно, но все же не учел этой данности, допустив — одни намеренно, другие по недомыслию — обострение внутриполитической конфронтации и отношений с РФ. Собственно, одно проистекало из другого.
 
И что можно прогнозировать в условиях отсутствия предсказуемости в высших эшелонах власти с обеих сторон? Пока неоспоримо лишь то, что Грузия теряет деньги, хоть и меньшие, чем если б Россия перекрыла доступ ее товаров на свой рынок и запретила денежные переводы. Но все же темпы экономического роста после «политической гаврилиады» с вытекающими из нее последствиями в Грузии замедлятся, как минимум, на 1%. Это много при прогнозном показателе МВФ на этот год в 4,6%.
 
В общем, Иванишвили сказал свое запоздалое слово, но как будут развиваться события дальше — неизвестно. В Москву срочно снарядились депутаты от «пророссийской» партии «Альянс патриотов», их принимали коллеги в Госдуме. Это не первый неофициальный «бросок» грузинских законодателей в российскую столицу — власти и на сей раз не уполномочили их «наводить мосты», поэтому толку от визита в Первопрестольную ждать не приходится, разве что стороны «отведут душу» для «морального удовлетворения» и иллюзии деятельности. Ведь, по большому счету, Иванишвили не нужны посредники с Россией — думается, каналов связи с ней у него предостаточно. Было бы желание задействовать их в правильном направлении.
 
Андрей Николаев


Ранее на тему Россия «отказывается» от грузинского вина

Экономика Грузии выросла за полгода в разы сильнее российской

Подсчитана сумма ущерба из-за запретов на полеты из Грузии в Россию