Кто наведет в Абхазии порядок?

Граждане Апсны на фоне разгула криминала в республике и разочарования в ней РФ не особо надеются на сносную жизнь, которую им сулят кандидаты в президенты. Выборы — ровно через месяц.


Удержит ли в своих руках знамя нынешний президент Рауль Хаджимба? © Фото с сайта presidentofabkhazia.org

В частично признанной Абхазии ровно через месяц, 25 августа, состоятся президентские выборы — регистрация кандидатов уже завершилась. Всего их десять, хотя при «ближайшем рассмотрении» Центризбиркомом три не ключевые фигуры — Артур Анкваб, Астамур Отырба и Астамур Какалия — еще могут «устранитьтся».

Баллотируется на второй срок и действующий глава республики Рауль Хаджимба. Надо сказать, ему здорово подфартило — из президентской гонки при весьма странных обстоятельствах выбыл его основной соперник, лидер Блока оппозиционных сил, депутат парламента Аслан Бжания, возглавлявший в свое время Службу государственной безопасности. Еще в середине апреля он был в тяжелом состоянии госпитализирован в Москве. Оппоненты власти утверждают, что политика отравили. Как бы то ни было, а здоровье его не восстановилось, и он в своем обращении к соратникам пообещал включиться в политическую жизнь после выздоровления. Кстати, с симптомами, схожими с болезнью Бжания, в клинику попали и двое его телохранителей.

В общем, Бжания не осталось ничего иного, как заменить себя, в качестве кандидата в президенты, председателем оппозиционной политической партии «Амцахара» Алхасом Квициния. В паре с ним, в качестве претендента в вице-президенты, баллотируется депутат парламента Дмитрий Дбар — фигура, хорошо известная в абхазском обществе и довольно авторитетная. Квициния в «упряжке» с Дбаром способны набрать большое количество голосов и довести дело до второго тура. Впрочем, власти пустили слух, что оппозиция, выдвинув Квициния, раскололась, поэтому считать последнего основным соперником Хаджимба они отказываются.

Похоже, власти хотят внести элемент дезорганизации и дезориентации  в стане противника. Но поскольку политическая ситуация в республике не прогнозируемая, по сути, в ней идет ожесточенная борьба политико-криминальных кланов, а не политических партий разного идеологического толка с внятными программами, — может появиться еще один «основной» претендент на президентский пост — например, бывший шеф Службы государственной безопасности Астамур Тарба. Или депутат парламента Алмас Джапуа — он, кстати, неугодная Москве фигура — является убежденным сторонником моратория на продажу недвижимости иностранцам (читай — россиянам). Собственно, в этом он далеко не одинок. Сейчас лишь можно констатировать, что, во-первых, у оппозиции нет абсолютного фаворита президентской гонки, и что таковым также не является действующий глава «Страны души» Рауль Хаджимба.

Во-вторых, претензии последнего на второй президентский срок только осложнили внутриполитическую ситуацию в Абхазии. Хаджимба, напомним, долго и даже революционно рвался к власти, не раз становился объектом критики «широких масс» и политических партий — от него перманентно требовали уйти в отставку, но до очередного свержения власти дело не доходило. Теперь же Хаджимба может реально проиграть выборы, но вопрос в том, передаст ли он власть добровольно, то есть мирным путем.

Словом, история повторяется с «завидным» постоянством: как только в Абхазии начинается турсезон, дающий местным едва ли не единственный независимый от российских финансовых вливаний источник дохода, открывается и сезон жестокой преступности и политических баталий. И это закономерно, особенно в условиях президентства Хаджимба — выравнивать «руль» Рауль хронически не в состоянии.

Оппозиция на то и оппозиция, чтобы критиковать. Но в Абхазии оппоненты власти, можно сказать, особые — их критика справедлива, хотя не факт, что дорвавшись до местного «мандаринового Олимпа»,   они наведут порядок в республике, туристический и инвестиционный имидж которой уже можно считать «почившими в бозе». Впрочем, если бы власть имущие в «Стране души» хоть отчасти выполнили свои предвыборные обещания — ну хотя бы избавили ее от жесточайшего разгула преступности — то и тональность заявлений оппонентов была бы иной.

Мало что ли было убийств и похищений в Абхазии, особенно прошлым летом  (напомним, их жертвами стали, в том числе, и россияне), так и этот туристический сезон не стал приятным исключением. И то, что говорили лидеры абхазской оппозиции на пресс-конференции в Сухуме, уже очень сложно отнести к разряду политических спекуляций. В частности, Дмитрий Дбар констатировал, что «в первую очередь в стране нужно наводить порядок». «Сегодня у нас происходят наглые преступления. Наши граждане не чувствуют себя защищенными: они не могут спокойно выйти на улицу, спокойно поехать за товаром в Российскую Федерацию, они боятся перевозить деньги… Пока в стране будет происходить этот беспредел, мы ничего не добьемся», — сказал он.

По его словам, «Неблагополучная криминогенная обстановка бьет и по туризму, и по экономике, и по российско-абхазским отношениям. У нас несколько раз похищали российских бизнесменов… Серьезную проблему представляет и растущая коррупция. … Пора реально показать людям, что в стране на первом месте должен стоять закон. Иначе мы государство не построим».

Председатель партии «Единая Абхазия» Сергей Шамба тоже сделал акцент на «внутренней безопасности»: «Ожидать, что только российская помощь может дать нам толчок к развитию, нереально, потому что эта помощь нам дается для того, чтобы мы держались хоть как-то на плаву. Мы же не смогли добиться того, чтобы к нам потекли инвестиции. … Это происходит потому, что нет безопасности. Деньги не идут туда, где не спокойно. Деньги, как известно, любят тишину».

Как подчеркнул политик, который, кстати, прежде активно поддерживал Хаджимба, но потом открыто каялся за это, внешнюю безопасность Абхазии защищает (надо полагать — от Грузии) Россия — и на суше, и на море, «за что ей большое спасибо». «Теперь же, — указал Шамба, — когда у нас есть возможность непосредственно заниматься проблемами внутреннего развития страны, созиданием, мы заняты междоусобными разборками. Растет преступность. … Нам обеспечена внешняя безопасность, и теперь нам нужно обеспечить внутреннюю безопасность и открыть дорогу инвестициям. Иначе никакие проекты по развитию страны осуществить невозможно».

А Квициния — основной соперник действующего президента на выборах — констатировал: «На протяжении пяти лет власти лгали своему народу. Экономическая и политическая ситуация в стране на самом деле кризисная». Среди прочего место имеет противостояние силовых структур — в частности, прокуратуры и МВД. «Люди стали заниматься самосудом, … граждане больше не верят власти, и … вынуждены сами решать свои вопросы».

Говоря о России. По мнению кандидата в президенты, уровень отношений Абхазии с РФ «снизился», и «это нас очень беспокоит». Акцент он сделал на «формировании бюджета», который, напомним, без российских денег просто не будет существовать, и на «реализации инвестиционной программы». В общем, «дружба между нашими государствами ослабевает». «Вы помните, — сказал он, — как в 2014 году при подписании договора о союзничестве и стратегическом партнерстве между Абхазией и Россией нынешний президент говорил, что этот договор позволит нам выйти на новый уровень взаимоотношений, но мы этого не ощутили».

Тут возникает вопрос: а чего, собственно, ждала Абхазия в качестве дополнительного бонуса к ее практически полному содержанию Россией, реализации ею инвестиционных и социальных программ в Апсны, дислокации военных баз на ее территории (какая защита от Грузии!) и т. д. А взамен-то Россия получила только упреки в том, что она недостаточно сытно кормит Абхазию, а также мошенничество, убийства и похищения российских туристов и бизнесменов; многолетний отказ в приобретении гражданами РФ недвижимости в мандариновой республике, где расстреливают людей средь бела дня. Прямо Сицилия времен разгула мафии!  

Да и сам Квициния, сетующий на «ослабление дружбы» между Абхазией и РФ, тоже не является сторонником того, чтобы что-то «дать» России — ну хотя бы право ее гражданам на приобретение недвижимости. А кто ж без этого, да еще и с полной гарантией жестокой расправы и вымогательства, будет вкладывать инвестиции в эту «черную дыру», признанную, включая Россию, всего четырьмя государствами.

Как обтекаемо заявил кандидат в президенты, вопрос отчуждения недвижимости — «один из самых болезненных для наших граждан». Понятно — они боятся «засилья русских» (впрочем, как и грузин), русификации республики и лишения ее «суверенитета». Посему основной соперник Хаджимба на выборах говорил о том, что прежде должно состояться «открытое обсуждение этого вопроса в обществе». Необходимо также создать земельный кадастр, провести полную инвентаризацию жилого фонда (интересно, как при этом поступят с домами изгнанных из республики грузин). Но «в любом случае вопросы эти нужно решать исключительно в интересах наших граждан и государства». А «интересы» эти, судя по тому, что представители титульной нации одинаково не хотят видеть «у себя» грузин и россиян (последних признают только в качестве туристов с тугими кошельками), состоят в том, что Абхазия открыта только для абхазов. Да и то не всех, а имеющих «спину».

На пресс-конференции также был поднят вопрос «влияния российского фактора» на избирательную кампанию в Апсны. Квициния «фактор влияния» не подтвердил. «Да, мы были в Москве, провели ряд встреч с нашими российскими друзьями и коллегами, — сказал он. — Речь, в основном, шла о том, чтобы в стране была стабильная ситуация, чтобы избирательная кампания прошла в спокойной обстановке, без нагнетания напряженности. Мы заявили о своей приверженности именно такой политике».

Но, надо думать, Квициния не вполне откровенен. Москва не потерпит в Абхазии не согласованную с ней кандидатуру, либо она, случись в республике гражданское противостояние на почве результатов голосования, самоустранится и дождется окончания драки — если, конечно, не придется ввязаться в случае ее крайне высокого градуса, угрожающего безопасности военных баз РФ. Но до этого дело вряд ли дойдет.

Еще пара штрихов к абхазской действительности и к фону, на котором проходит предвыборная кампания. Бюджет Абхазии пуст и, как заявил Квициния со ссылкой на «самого Хаджимба», «более 500 миллионов рублей разворовывается чиновниками». Люди берут в долг хлеб, потому как зарплата и пенсии выплачиваются крайне нерегулярно; в банкоматах хронически не хватает наличности. Информацию о том, что Абхазия бедствует из-за перебоев с российской финансовой помощью, Квициния опроверг, и списал эту проблему на «безалаберность и халатность» абхазских властей.

Что обещает оппозиция в случае своей победы на выборах? В первую очередь — не мстить оппонентам. Это уже ближе к цивилизованному подходу, но «свежо предание». Во-вторых, Квициния чуть ли не клянется, что его политическая команда «исправит ситуацию в стране», но как это возможно осуществить реально и в лучшую сторону, пока еще никто не придумал. «Агитки» еще будут, но, согласимся, они всегда в Абхазии больше относились к жанру кавказских тостов, чем к внятным реалистичным программам ответственных кандидатов в президенты. И, как правило, «программные тосты» всех рвущихся к власти кандидатов словно калькированы.  

У всех политиков на устах одно слово — «реформы». Но никто из них еще не «открыл», как их проводить в условиях хаотичного управления страной разными кланами, каждый из которых рвется получить доступ к абхазскому бюджету. Действительно, безопаснее запустить в него руку, чем косить людей на улицах, похищать, пытать и грабить. Все же какой-то предел во всем этом беспределе должен наступить, иначе некого будет грабить — опустеет Абхазия. А бюджет — он, так или иначе, большой или малый — вечный. И деньги, как известно, не пахнут. За них, собственно, и борются сейчас в Абхазии, проводя «прозрачные» президентские выборы.

Андрей Николаев 

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Главный абхазский оппозиционер снялся с президентских выборов в стране

В ОБСЕ обвинили Россию в оккупации части Грузии

Граждане Южной Осетии смогут находиться в России бессрочно