Пашинян: Арцах — это Армения, и все!

Заявление премьера республики ставит под сомнение надежды на урегулирование и внутриполитический консенсус по Карабаху. Чем ответит Баку?


«Неудобства» могут возникнуть не только с руководством Азербайджана, но и НКР. © Фото с сайта facebook.com/nikol.pashinyan

Революционный премьер-министр Армении Никол Пашинян позволил себе то, чего никогда не позволяли его предшественники — первые лица республики. Выступая на митинге в Степанакерте, приуроченном к открытию 7-х Всеармянских летних игр, он заявил, что Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Армении. «Арцах (арм. название Карабаха) — это Армения, и все!» — провозгласил лидер нации.

Много еще «интересного» было заявлено им на митинге, о чем будет сказано ниже. Здесь же отметим, что прямая речь Пашиняна по непризнанной Нагорно-Карабахской республике ломает все логики не только переговорного процесса по урегулированию конфликта с Азербайджаном, но и логики самих армян, замешанные на разнообразных политических интересах как Еревана, так и Степанакерта.

Никто еще из бывших армянских лидеров не пытался претендовать на Нагорный Карабах к РА, хотя, возможно, из соображений дальнего прицела. Напомним, что суверенитет самопровозглашенной НКР не признан ни одной страной мира, включая Армению. Тут возникает вопрос: почему Ереван вел себя в этом отношении столь сдержанно? Уж не потому ли, чтобы впоследствии присоединить к себе «ничейный» Карабах, население которого не склонно, тем более в условиях правления Пашиняна, отказываться от своей «независимости». То есть если бы Армения претендовала на присоединение к себе не признанной ею же «независимой» НКР, это могло вызвать даже вооруженное противостояние между так называемыми «карабахским» и «ереванским» кланами. Первый Пашинян явно старается истребить: кого выживают из политики, а кто уже находится за решеткой — в частности, экс-президент РА Роберт Кочарян.

Известно, что у Пашиняна весьма натянутые отношения с карабахским президентом Бако Саакяном, и премьер-министр Армении желает охватить своей революционной энергией и Нагорный Карабах, чтобы полностью «дожать» его политические и иные амбиции. На митинге в Степанакерте он заявил: «Революция должна быть продолжена в Армении, в Арцахе и среди всего армянства». Что сие означает? Трактовать пашиняновский призыв можно по-разному, но в любом случае — не в пользу независимости Нагорного Карабаха от Армении и отсутствия диктата со стороны Еревана. И не в пользу готовности властей РА возвращать оккупированные территории Азербайджану.

В общем, степанакертские речи Пашиняна, прямо угрожающие карабахцам, были предназначены, скорее, для внутреннего пользования, но и с прицелом на «экспорт». И по факту они получили большой резонанс, поскольку армянский премьер проявил полную непоследовательность в переговорном процессе по урегулированию конфликта, главным образом, в формате Минской группы ОБСЕ, поскольку, среди прочего, настаивает на том, что Армения не может говорить на переговорах от имени Нагорного Карабаха, и его представитель непременно должен в них участвовать.

Этому, однако, противится Азербайджан и, как видно из речи Пашиняна, на вполне логичных основаниях. Если «Арцах — это Армения, и все!», так зачем же привлекать к переговорам Степанакерт? И это не последнее противоречие, на котором можно «поймать» Пашиняна. Так, ранее он говорил, что решение карабахского конфликта возможно лишь в соответствии со сценарием, устраивающим все стороны — народы собственно Карабаха, Армении и Азербайджана.

Но если он «присоединяет» Нагорный Карабах к Армении, то неужели это устроит Баку или Степанакерт (последнему сам Пашинян обещает революцию). Или даже значительную часть населения самой Армении. И как, после «клича» Пашиняна, должен поступить армянский парламент — принять акт о присоединении НКР к Армении, чего первая не желает категорически, считая себя хоть и юридически непризнанным, но фактически независимым государством.

Легче всего списать «политическую платформу» Пашиняна на пустую болтовню, а не на реальное выражение его намерений. Но в любом случае сказанное в Степанакерте сильно затрудняет продолжение переговорного процесса по урегулированию конфликта и порождает страхи и агрессию в отношении новой армянской власти, фактически заявившей о намерении оккупировать Карабах.

Интересно, когда она это осуществит — до или после выборов в самопровозглашенной республике, намеченных на будущий год? Ведь судя по степанакертскому спичу, Пашинян не считает карабахскую власть легитимной. Так что ему просто необходимо время для того, чтобы на ключевые посты в Степанакерте расставить «своих людей» и выбрать «правильного» президента, полностью подчиняющегося Еревану. А для этого следует устроить очередную заварушку в виде революции — армянский премьер говорит о ней с легкостью.

А что же Азербайджан? Министерство иностранных дел этой страны распространило заявление, в соответствии с которым агрессивные речи премьера Армении входят в явное противоречие с духом и сутью переговоров по карабахскому урегулированию, продолжающихся долгие годы. По мнению внешнеполитического ведомства, Пашинян сделал совершенно далекие от реальности популистские заявления, продемонстрировав свою неосведомленность в процессах, происходящих в регионе и в мире, а также свою слабость как политика.

В Баку констатировали, что подобные действия наносят большой удар по переговорному процессу, ведущемуся, как известно, при международном посредничестве Минской группы ОБСЕ. МИД заверил, что Азербайджан имеет однозначную поддержку  мирового сообщества в вопросе территориальной целостности страны, и никогда не смирится с оккупацией своих земель  — продолжит усилия для их освобождения и обеспечения возвращения изгнанных оттуда людей. Как подчеркнули в Баку, выступление армянского премьера продемонстрировало его истинное лицо. Всю ответственность за напряженность в регионе здесь возложили на армянскую сторону.

Надо думать, что напряженность эта возрастет, поскольку Ереван демонстрирует свою полную непоследовательность в вопросе карабахского урегулирования. Но  перерастет ли ситуация в военную, сказать сегодня сложно. Вопрос этот зависит не только от желания и возможности Азербайджана вернуть свои территории войной, но и от заинтересованных мировых игроков и складывающихся геополитических конфигураций и приоритетов. То есть, место имеют сдерживающие, для Азербайджана, факторы.

И Пашинян это прекрасно понимает, соответственно, пользуется заданной ситуацией. На первый взгляд, выходит это у него виртуозно. Но прозвучавшие в Степанакерте призывы к консолидации нации для осуществления, как он говорит, всеормянских идей, и настоятельные требования привлечь для этого «потенциал диаспоры», у многих не вызывает того экстаза, который имел место в революционные дни в Армении, и от которого, кстати, в Нагорном Карабахе не ждали ничего хорошего.

Так вот, насчет репатриации, на которой настаивает Пашинян. Проживающие за рубежом армяне, конечно, желают помочь процветанию своей исторической родины, однако для этого на этой самой родине должны быть хоть относительный порядок, вменяемая внешняя и внутренняя политика, привлекательная инвестиционная среда. Кто же станет вкладывать деньги в нестабильную и практически воюющую страну? Да еще и вечно «обиженную» на диаспору за ее «жадность» и «бездарность» в лоббировании армянских интересов на Западе, в особенности, в США, которые (Росбалт писал об этом) резко сократили финансовую помощь РА.

У последней же грандиозные и вряд ли осуществимые планы, что прекрасно понимает диаспора. А они, исходя из выступления Пашиняна в Степанакерте, таковы: население Армении должно возрасти, к 2050 году, до 5 миллионов человек. Нужно создать полтора миллиона рабочих мест, решить вопрос занятости 2,5 миллиона человек и ликвидировать бедность. «Мы намерены в 15 раз увеличить ВВП Армении, иметь минимум пять технологических компаний с капиталом в 10 миллиардов долларов», — поделился своими мегапланами армянский премьер. Более того, Армения, по его расчетам, должна войти в двадцатку сильнейших армий мира и в десятку стран, имеющих самые эффективные спецслужбы.

«Многие из вас спросят, а почему Арцаха нет в этих планах. Ответ очень прост: Арцах — это Армения, и все!», — сказал, как припечатал, Никол Пашинян.

Кому — цирк, кому — слезы. Зато в Армении отличные абрикосы.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Ереван выразил озабоченность по поводу продажи странами-членами ОДКБ оружия Азербайджану

Путин собрался «просто попить пивка» в ереванской тюрьме?

В Азербайджане жестко ответили на слова Пашиняна о присоединении Карабаха