Лукашенко опять демонстрирует многоликость

Визит Болтона в Минск и «Варшавский пакт» создали впечатление, что США втянули Белоруссию в сформированный ими политический и экономический альянс.


В Кремле делают вид, что в «рабочих» контактах белорусского лидера с советником Трампа нет ничего особенного. © Фото с сайта president.gov.by

Белорусский президент очень мало кого лично едет встречать в аэропорт — разве что Путина и других мировых лидеров подобного масштаба. Остальные как-то сами добираются. Советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон такой чести даже по протоколу никак не должен был удостоиться, и официально не удостоился, но многие обратили внимание на слова американца, сказанные им уже впоследствии: «Я указал президенту по дороге из аэропорта во Дворец независимости на магазин Huawei, который мы проезжали — прямо здесь, в Минске». Неужели все же встречал или просто Болтона неправильно поняли или неточно перевели?

Встречал или не встречал, однако более удивительным стало другое — режим секретности уже во время официальных переговоров. Даже главу МИД Белоруссии Владимира Макея выставили за дверь через какое-то время, и ключевые вопросы Лукашенко с заморским гостем обговаривали один на один. Сам Болтон потом сказал журналистам: «На переговорах с Лукашенко не принято конкретных решений, проблемные вопросы не разрешены, но дискуссия важна для дальнейшей работы». Похоже, что слукавил.

Поначалу приезд Джона Болтона в Минск (сразу после Кишинева и Киева, но перед Варшавой) рассматривался всеми наблюдателями в контексте того, что США хотят сыграть свою роль в прекращении конфликта на востоке Украины. Напомним, что белорусский президент позиционирует себя как главного «хранителя» региональной безопасности. Встреча на его поле лидеров «нормандской четверки» в феврале 2015-го стала для него несомненным успехом, и теперь он всячески продавливает проведение в Минске саммита «Хельсинки-2», чтобы прекратить «новую холодную войну».

Лукашенко всячески демонстрировал, что открыт любым инициативам и больше не рассматривает Америку как врага. «Я предложил бы обсудить откровенно, даже по-дружески все вопросы наших отношений. Пусть они будут неприятными для Беларуси, но вы должны их обозначить, — заявил он. — Несмотря на всю шумиху, которая происходит вокруг вашей поездки, здесь много положительного».

Вечером того же дня в интервью Болтон отметил, что обсудил с Лукашенко тесные связи Минска с Пекином и Тегераном, поговорив «об угрозах, которые исходят от Китая, (…) тех вещей, которые дали им несправедливое преимущество». (Тут-то и про магазин Huawei не забыл.) Однако белорусская сторона всячески показывала, что на самом деле разговор шел об Украине. Как сказал журналистам Владимир Макей, американцы уехали с пониманием готовности Минска сделать все для урегулирования ситуации в этой стране. Потом добавил: «Александр Лукашенко изложил известную точку зрения на ситуацию в Украине и наши предложения относительно того, как можно было бы преодолеть этот конфликт. (…) Если участие США и других стран позволит ускорить этот процесс, то кто тогда против?»

В Кремле официально расценили визит советника президента США в Минск как внутреннее дело Белоруссии. «Говорить о тесном взаимодействии Беларуси и США, нам кажется, в настоящий момент не приходится», — заявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, назвав поездку Болтона — рабочей. 30 августа, кстати, Лукашенко и Путин переговорили между собой. Официальный портал белорусского лидера рассказал об этом предельно сдержанно: «Главы государств обсудили текущую повестку дня и развитие двусторонних отношений. (…) Президенты обменялись мнениями и по международным вопросам».

Однако, пока Кремль демонстрировал спокойствие, СМИ вылили на читателя целый ушат «конспирологии». А именно: Лукашенко на встрече с Болтоном якобы говорил про «ключевую роль США в сдерживании политики России в регионе» и даже просил помощи в избавлении от российского влияния, а заодно кредитов на $15 млрд. Также Белоруссия выразила готовность покупать нефть и газ в США (об этом будет сказано ниже). Взамен на это глава Белоруссии будто бы готов уменьшить участие страны в интеграционных проектах на постсоветском пространстве: в союзном государстве с РФ, ЕАЭС и ОДКБ. Также якобы обсуждалась отмена санкций против членов семьи Лукашенко.

Попутно с Болтоном договорились о возвращении послов в Минск и Вашингтон к маю 2020-го и о последующем визите Лукашенко в США. До этого в белорусской столице откроется офис USAID и фонда Маршалла. Наконец, Лукашенко передал приглашение  Трампу и его зятю Кушнеру (чьи бабушка и дедушка родом из Новогрудка) приехать в гости.

«На самом деле, как говорят теперь в Минске, белорусскому президенту американцы действительно предложили сотрудничество „по полной программе“. Но при этом выдвинули ряд условий, — сказал „Росбалту“ белорусский политолог Владислав Калюжный. — Первое: пригласить США в „нормандский формат“. Второе: поддержать тот план украинского урегулирования, которые предложат европейцы вместе с США, и который явно не понравится Киеву. Третье: активизировать контакты с Варшавой как главным проводником американских интересов в регионе».

Продолжение последовало очень быстро: уже через день секретарь Совета безопасности Белоруссии Станислав Зась провел в Варшаве переговоры с польским и украинским коллегами, а также — тем же Джоном Болтоном. Информацию об этом слил сам советник Трампа, написавший у себя в Twitter: «Мы разделяем общую обеспокоенность региональной стабильностью и привержены укреплению суверенитета и безопасности наших народов».

Безопасность от кого могут обсуждать США, Украина, Польша и Белоруссия? Ну явно не от агрессивного альянса Литвы и Латвии. Впрочем, белорусская сторона после демонстративной паузы, затянувшейся до 3 сентября, заявила, что россиянам беспокоиться не о чем. «Встреча в Варшаве секретарей советов безопасности США, Польши, Украины и Беларуси полностью вписывается в минские инициативы по расширению международного диалога, — отметил Зась. — Я призываю не искать в этой встрече скрытых смыслов, не строить конспирологических теорий».

Хотя, действительно, очень вероятно, что Белоруссия идет навстречу США не только и не столько чтобы получить некую весьма условную гарантию защиты от «русского мира». Есть еще один очень важный фактор — энергетический.

31 августа Украина, Польша и США подписали в Варшаве меморандум в сфере энергетики. В частности, страны согласовали сотрудничество в вопросе о поставках газа. Цель соглашения — уменьшение зависимости региона от энергоносителей из РФ. Накануне польская компания PGNiG уже сообщила, что начала перепродажу сжиженного американского природного газа на Украину, которая сможет принимать 6 млрд кубов, поставляемых из США и других стран. При этом замглавы PGNiG Мачей Вожняк утверждает, что американский СПГ, перевозимый танкерами, обходится Польше на 20-30% дешевле (!) российского газа.

В Белоруссии также якобы изучают возможность покупать через Польшу СПГ из США. Но тут дело, вероятно, в том, что переговоры с РФ о ценах на газ на несколько следующих лет еще не завершены (сейчас российское «голубое топливо» обходится Минску по $127 за тыс. куб. м), а потому представляется, что белорусы таким образом выторговывают приемлемые для себя условия. И, скорее всего, выторгуют. Ведь если даже Белоруссия начнет покупать газ у американцев (пусть и незначительные объемы), для Москвы это будет настоящим провалом. Что касается «черного золота», «Белорусская нефтяная компания» уже наняла лоббиста Дэвида Генкарелли, чтобы добиться смягчения санкций и получить разрешение на закупку американской сырой нефти.

Конечно, вряд ли Белоруссия совершит такой уж быстрый маневр от союза с Россией в сторону Запада. Да и от российских энергоносителей она, как уже говорилось, вряд ли откажется. Но уже очевидно: приезд Джона Болтона и неофициальное, но очень явное участие Минска в «Варшавском пакте» дает в России обильную пищу рассуждениям о «белорусах-предателях» и «двуличном Лукашенко».

Михаил Петровский


Ранее на тему Названы «важные условия» развития ЕАЭС

Лукашенко объяснил, почему Белоруссия ищет альтернативу нефти из РФ

Лукашенко посетовал на большую зависимость белорусской экономики от «братской России»