Путин собрался «просто попить пивка» в ереванской тюрьме?

Будет ли лидер РФ участвовать в саммите ЕАЭС в Армении? Его желание встретиться с арестованным экс-президентом Кочаряном ставит этот визит под вопрос.


По данным СМИ, от армянской стороны потребовали обеспечить безопасность для посещения Путиным «уголовно-исполнительного учреждения», однако получили отказ.

На 1 октября в Ереване запланировано заседание Высшего совета Евразийского экономического союза с участием глав государств, в него входящих. Напомним, членами ЕАЭС являются Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения. Как водится после «бархатной» смены власти в последней, она постоянно предъявляет претензии ЕАЭС, ОДКБ, а самым большим раздражителем для нее является Россия. Некоторые армянские СМИ взяли за правило поносить и эти два блока, и РФ, ну и «поприкалываться» над российским лидером. При этом Армения все же не рискует покидать ни ОДКБ, ни ЕАЭС, а также избавляться от своих «подневольных» отношений с Москвой. По одной простой причине — невыгодно.

Эта «невыгодность» вмещает в себя множество аспектов, о них будет сказано ниже. Здесь же отметим, что в преддверии саммита ЕАЭС в значительной части армянского общества стали гадать, почтит ли Путин своим присутствием Армению, или перенесет саммит в Москву. И второе — вылезет ли Ереван из «кабалы» ЕАЭС, членство в котором многими окрещено как «позорное», лишающее Армению суверенитета и экономических свобод.

Отчего, собственно, Путину не ехать на саммит в Ереван? Тем более, что на него, как надеется премьер-министр Армении Никол Пашинян, удастся заполучить президента Ирана Хасана Роухани? Оказалась, что причина архиважная. По данным издания ПАСТ, службы, отвечающие за безопасность президента РФ, потребовали от армянской стороны обеспечить эту самую полную безопасность для посещения Путиным «уголовно-исполнительного учреждения», где содержится экс-президент Роберт Кочарян, однако получили отказ. По имеющимся у ПАСТ сведениям, армянской стороне дали время до 10 сентября для решения этого вопроса, в противном случае Путин в Ереван не поедет. «Кавказский узел» информирует: «Хотя источники не уточняют причины желания посетить пенитенциарную систему, учитывая „нежное отношение“ Путина к Кочаряну, его ежегодные поздравления экс-президента Армении с днем рождения и прочее, можно предположить, что Владимир Путин соскучился по Роберту Кочаряну и хочет его повидать. … Пивка попить, что ли?»

А News.am и другие ресурсы задаются вопросом, не перенесет ли Путин в таком случае саммит в Москву? Белокаменная пока никак не комментирует поднятый ажиотаж, а замминистра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян уверенно заявил журналистам, что Путин в Ереван приедет. Впрочем, как и другие главы государств, входящих в ЕАЭС. О приглашении Роухани уже было сказано выше — его участие в саммите носит особую нагрузку. В Ереване ждут также премьер-министра Сингапура Ли Сянь Луна — ожидается подписание соглашения о создании с этой страной зоны свободной торговли.

На визит Роухани армяне возлагают особые надежды в контексте громкого геоэкономического эффекта, который, кстати, может обернуться для них «гроздьями гнева» со стороны США, в то время как Ереван ожидает от этой страны большой и разнообразной помощи. Правда, режим ожидания несколько затянулся.

Какие «карты» на руках у Армении, позволяющие ей вступить в геополитическую игру с Ираном? В Ереване «козырем» называют общую границу с Исламской республикой как единственную сухопутную с ареалом ЕАЭС. Действительно, она, в зависимости от маршрута поставок, может сослужить хорошую службу для транзита по территории Армении иранских грузов в государства Евразийского союза.

Кроме того, Пашинян, что явствует из его беседы и иранскими СМИ, рассчитывает договориться с Тегераном о расширении двустороннего сотрудничества. Но чтобы разговор состоялся, у Армении должна быть очень конкретная экономическая повестка. А она есть: Ереван хочет, но все еще не может значительно снизить свою зависимость от российского природного газа. Топливо из Ирана она получает, однако в весьма ограниченном количестве и для выработки электроэнергии, экспортируемой, преимущественно, в тот же Иран. Последний готов увеличить поставки, однако в этом вопросе существует несколько «но».

В частности, армянский посол в ИРИ Арташес Туманян подтвердил, что цена российского газа (165 долларов за тысячу кубометров) выгодна Армении, и более дешевого топлива Иран ей не предлагал. Правда, сказал посол, «Есть другая идея — мы можем покупать туркменский газ и обменивать его на иранский. Это было бы очень удобно, доступно, помогло бы нам избежать сцен ревности, связанных с приобретением газа». Понятно, что сцены закатывает Россия. Поэтому идея с туркменским газом не вполне понятна, если только не имеется в виду вариант самообмана: закупка у РФ природного газа, приобретаемого ею у Туркмении. Стоимость такого газа будет, понятно, выше, чем того, что Армения «по-братски» получает задешево от России.

В общем, приедет ли Роухани — неизвестно. Но Армения явно хочет придать, благодаря его визиту, беспрецедентное значение саммиту именно в Ереване. Если будет экономическая заинтересованность, он приедет, а политического интереса для визита не видно. Но президента ИРИ могут склонить к поездке другие мотивы: во-первых, ему всегда есть, что обсудить с Путиным в глобальном контексте. Во-вторых, у Ирана подписано с ЕАЭС временное соглашение о зоне свободной торговли, и внутриблоковые «движения» ему могут быть интересны.

Lragir назвал «позорной датой» день, когда экс-президент Серж Саргсян заявил о вступлении республики в союз, предварительно отказавшись от подписания соглашения об ассоциации с ЕС. И вот все эти годы (почему-то называются шесть лет, хотя РА присоединилась к союзу 2 января 2015 года), «Армения не может выбраться из евразийского болота, погрязая в него все глубже, несмотря на Бархатную революцию». Более того, Россия принимает в отношении армянских граждан «дискриминационные законы», и об этом говорит уже замминистра иностранных дел Кочарян.

А дело в том, что российское законодательство не признает иностранные водительские права в случаях использования автотранспортного средства в целях оплачиваемой работы. То есть въехать на территорию РФ с армянскими правами можно, а вот работать с ними водителями такси, автобуса, грузовика и т. д. — нельзя. Но в России при этом признаются водительские права граждан всех стран —членов ЕАЭС, в которых русский язык имеет официальный статус. А в Армении — единственной стране союза — у русского вообще нет никакого статуса.

Замминистра, говорящий о «дискриминации», считает, что непризнание Россией водительских прав Армении противоречит договору о ЕАЭС. Но при этом он подчеркивает, что союз — «единственная структура, где Армения, наряду с другими странами, является полноправным хозяином», и без ее участия никакие решения в рамках этого союза приниматься не могут. И она может продвигать в нем свои интересы. Но при этом дипломат сам себе противоречит, заявляя, что положение с водительскими правами в компетенцию ЕАЭС не входит. Возникает вопрос: тогда почему оно входит в противоречие с договором о Евразийском союзе, и при чем тут «дискриминация»? И почему членство Армении в нем — позорно?

Тут стоит привести мнение заведующего кафедрой политологии Ереванского государственного университета Гарика Керяна, озвученное им в беседе со Sputnik. Комментируя решение о присоединении Армении к ЕАЭС, он отметил, что любая интеграция предполагает плюсы и минусы, но военно-политические приоритеты всегда превалируют над интересами экономическими. По его пояснению, выбор между вступлением в Евразийский союз и подписанием соглашения об ассоциации с ЕС был напрямую связан с вопросами безопасности Армении, а развитие экономики, в первую очередь, зависит от внутренней политики. Так что «ларчик открывается просто».

«Если входишь в ЕС или хотя бы подписываешь договор об ассоциации, то становишься ближе к самой развитой „семье“ в мире», — сказал он. Но вместе с тем указал на ряд негативных моментов, связанных с геополитическим положением Армении. В частности, после четвертого и масштабного расширения Евросоюза соответствующий процесс был «заморожен», и о новых членах речи нет. «Для Армении, — подчеркнул политолог, — это означает всегда быть каким-то придатком и не знать, ты когда-либо станешь членом этой семьи или нет. Даже такие проевропейские страны как Грузия или Украина не имеют никаких надежд на вхождение в ЕС в обозримом будущем». Да и вообще нахождение в одном экономическом блоке с развитыми странами для слабых или средних экономик создает тяжелую ситуацию. Показательны, с этой точки зрения, экономические кризисы в Греции, Португалии, эмиграция и экономическое опустошение в Болгарии, Румынии, Прибалтике.

Самый важный негативный момент, по его мнению, — ЕС не дает Армении гарантий безопасности. А вот Россия — дает. «Именно это и было одной из причин того, что в 2013 году тогдашний президент Серж Саргсян заявил о вступлении в ЕАЭС. … Нужно понимать, что в военно-политическом плане находиться в ОДКБ, а в экономическом — в ЕС, это абсурд», — сказал Керян.

Что же касается возможности экономического развития в ЕАЭС, для подведения итогов прошло слишком мало времени — для этого потребуется еще лет 5-10. Но для Армении открыт 200-миллионный рынок Евразийского союза, способствующий развитию экспортного производства страны. Во всяком случае, сейчас сельскохозяйственная продукция Армении пользуется спросом в ареале ЕАЭС.

Кроме того, политолог считает, что Армения может стать связующим звеном для стран ЕАЭС с Ираном, а, возможно, и с ЕС. «Но Ереван сам должен делать серьезные шаги для обеспечения развития экономики. Провал сроков строительства трассы „Север-Юг“, которая должна превратить Армению в транзитную страну, в этом плане непозволителен», — резюмировал  Керян.

Наивно было бы утверждать, что ЕАЭС лишен недостатков. Они есть, и была бы странной их полная ликвидация за столь короткий период существования организации. Разноголосица в ней существует и в плане внешней и внутренней политики, и в торгово-экономических отношениях. Однако если говорить конкретно об Армении, абстрагируясь от вопросов безопасности, членство в ЕАЭС выгодно для нее и с экономической точки зрения.

Статистика, как известно, упряма. А она гласит, что в 2018 году (более свежих данных пока нет) экспорт товаров из РА в страны ЕАЭС увеличился почти на 21% по сравнению с годом предыдущим, также продемонстрировавшим рост.  И если в этом году особых достижений с экспортом сельскохозяйственной продукции не было, равно как провалов, в прошлом году сельскохозяйственный экспорт республики в ареал ЕАЭС увеличился почти на 10%, текстиля — в два раза, а машин и оборудования — на 37,1%.

Тем не менее, Армения недовольна уровнем товарооборота со странами ЕАЭС (на него приходится в районе 30% всей внешнеторговой активности республики), и инвестиционной инертностью России. При этом парадоксально, но факт — на уже имеющийся российский капитал в РА время от времени жестко «наезжают».

Как бы то ни было, «молодость» ЕАЭС не помешала ему обеспечить своим участникам дополнительные источники экономического роста, позволяющие противодействовать негативным тенденциям в мире. И это признает не кто-нибудь, а президент Белоруссии Александр Лукашенко, известный как наиболее прямолинейный критик всех ошибок и недочетов союза. Подтвердил он и то, что ЕАЭС сыграл положительную роль в контексте расширения использования национальных валют во взаимных расчетах, погашении инфляционных рисков, сближении позиций государств союза в проведении согласованной макроэкономической политики. И вообще, сказал он, миру «уже не удается нас не замечать».  

Но это «удается» Армении, либо она просто игнорирует положительные моменты своего членства в организации. Причем, заметим, речь идет о стране с неразвитой экономикой, да еще и находящейся в полублокадном состоянии из-за плохих отношений с соседями — Азербайджаном и Турцией, но для которой открыт, повторимся, двухсотмиллионный рынок. А это огромное преимущество при его рациональном использовании. Равно как и то, что нахождение в Евразийском союзе и ОДКБ, а, по сути, «прикрытие» России, все еще обеспечивают безопасность Армении, как бы она ни изгилялась над всеми этими тремя «субъектами».

Как говорится, за неимением гербовой пишут на простой. Это все же лучше, чем ни на чем или на фиговом листе. И еще: отчего же гостю не «попить пивка» с другом, где бы то ни было? По законам кавказского гостеприимства.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Путин кратко ответил на вопрос о российских базах в Абхазии и Южной Осетии

Путин в Ереване проведет двусторонние переговоры с Пашиняном и Роухани

Армянского делегата лишат мандата за «неправильное» голосование о возвращении России в ПАСЕ