Завалит ли Китай юанями Казахстан?

Новая эра отношений Нур-Султана с Пекином отодвинула тему «откусывания» Россией севера республики, но усилила истерику по поводу «присваивания» ее КНР.


В настоящие время китайские инвестиции в экономику Казахстана составляют менее 7% от общего объема зарубежных вложений. © Фото с сайта akorda.kz

В ответ на массовые антикитайские митинги в Казахстане президент этой страны Касым-Жомарт Токаев отправился в Поднебесную развивать, вопреки «воле народа», едва ли не все сферы взаимодействия с КНР. Сначала о том, отчего в Казахстане нарастает истерика по поводу «китайской экспансии», и почему вообще республике легко привить разного рода фобии в отношении того или иного государства. К примеру, в казахском обществе многие не чужды русофобии — считают, что Россия нацелилась на север республики, и события могут развернуться по крымскому сценарию. Но при этом другая часть населения увлечена антизападными настроениями, особенно в отношении США.

Сейчас «на мушку» и, кстати, не в первый раз — напомним о событиях 2016 года — взят Китай. В сентябре массовые акции протеста состоялись аж в шести городах Казахстана. В Нур-Султане, Алма-Ате, Караганде, Актобе, Жанаозене и Шимкенте люди вышли на улицу с требованием «остановить экспансию Китая», и акцент был сделан на вводе в эксплуатацию 55 объектов на сумму 27 миллиардов долларов, которые, как утверждают митингующие, являются старыми «грязными предприятиями» и переносятся в Казахстан из КНР.

Никакие разъяснения представителей власти изменить это мнение не смогли. Токаев просил не верить слухам о переносе «грязных предприятий», продаже земли, привлечении в Казахстан тысяч иностранных рабочих. «Народ не должен вестись на такие голословные разговоры. … Они исходят он недоброжелателей, которые умело манипулируют патриотическими настроениями людей, используют эпатажных, эмоциональных персонажей, чтобы достичь своих целей», — сказал он.

Что касается того, «откуда растут ноги» у слухов, возбуждающих казахскую общественность. Посол КНР в РК Чжан Сяо обратил внимание на то, что митинги активизировались накануне «важнейшего», по его оценке, официального визита Токаева в Китай; они направлены против этого события и развития двусторонних отношений, к которым серьезно готовились обе страны. И за разжиганием негативных настроений «стоят некие силы». Какие именно, он не уточнил, однако подчеркнул, что «все попытки обречены на провал, поскольку исходят они из корыстных геополитических интересов».

Если проследить, чьи именно интересы пересекаются в Казахстане, то их много, и «наследить» могут как США и страны Запада, так и Россия. А кроме того, Иран и Турция: влияние Китая в Центральной Азии, а тем более на самом побережье Каспия, никому не нужно. Но тут все же важно знать, кому Пекин больнее всех давит на мозоль. Скорее, США, серьезно борющимися с растущей экономикой Китая, его непрошибаемым суверенитетом и мощной армией. Что же до России, пока ее отношения с Китаем в Центральной Азии носят партнерский характер, несмотря на то, что Москва считает регион сферой своего влияния.

Дело, однако, не только в «кознях» извне, но и в конкуренции политических и бизнес-элит в самом Казахстане, которые и «пилят» эту республику, а адекватного отпора от властей, как показывает ситуация, не получают. Это означает, что власть довольно слаба, и ее укрепление возможно с помощью Китая, затеявшего грандиозный проект «Один пояс — один путь», проходящий через Казахстан. Китай вкладывает в свою инициативу огромные деньги, хотя, что касается собственно РК, они, при негативном сценарии развития событий, могут быть совершенно не защищенными. И тут, помимо геополитических интриг и рваческого интереса, отрицательную роль сыграет традиционная нелюбовь казахов к китайцам, воспринимаемым ими врагами, а не друзьями — так уж повелось.

Эту «фишку», разумеется, раскрутят национал-патриотические круги, желающие видеть в КНР, помимо экономического, еще и ненасытного военно-политического «кашалота». Ну и лояльность казахов к Китаю не возросла из-за содержания на его территории так называемых лагерей по перевоспитанию, где, среди прочих, содержатся и этнические казахи. Впрочем, как и киргизы, а также представители других этносов. Считается, что лагеря эти — почти что концентрационные, хотя Пекин с таким утверждением категорически не согласен.

Между тем очевидно и то, что Казахстану выгодно сотрудничать с Китаем и находиться с ним в дружественных отношениях — к этому обязывает, в первую очередь, география (1700 километров общей границы) и возможность сбывать местную продукцию на огромный рынок соседней страны. Но сильно сомнительно, судя по внешней политике Пекина, что он начнет захватывать чужие земли. Вообще же Китай по уровню инвестиций в РК даже не входит в тройку лидеров. Китайцы, по статистике, предпочитают жить и делать бизнес в США, Канаде, Сингапуре. К примеру, в Америке работают около 20 миллионов китайцев, а в Казахстане они не заполнили и четверти полагающейся им рабочей квоты — всего 4 300 специалистов. Товарооборот между Китаем и Казахстаном в прошлом году составил 12 миллиардов долларов, а вот с Россией КНР наторговала на 100 миллиардов. И вообще, инвесторы из Поднебесной осваивают российский Дальний Восток. Чем не повод устроить бучу по поводу «китайской экспансии» в РФ?

И Казахстану, и России нужны деньги и стабильность, поэтому последняя вряд ли будет бороться с Китаем на почве конкуренции за Центральную Азию. Так же и другая сторона: слишком схожи их цели и задачи, чтобы конфликтовать. Тем более с учетом того, что обе страны озабочены террористическими вызовами центрально-азиатского региона.

Итак, власти Казахстана пошли на стратегическое сближение с КНР, несмотря на антикитайские выступления. В Пекине Токаев назвал своего могучего соседа «великим государством, дружественной страной» и заверил ее руководство в том, что стратегическое партнерство с Поднебесной будет продолжено. Он принял участие в заседании казахстанско-китайского Делового совета и заявил, что надеется на создание с КНР совместных инновационных предприятий, технопарков и IT-центров. Агитировал Токаев и за сотрудничество в области сельского хозяйства, развитие транспортной инфраструктуры, выставив свою страну в лучшем свете: «Через Казахстан проходят пять железнодорожных и шесть автомобильных международных маршрутов, связывающих Китай и другие страны Азии с Европой, а также с Ближним Востоком. Это позволяет доставлять грузы в Европу из Китая через Казахстан и обратно за 15 дней, в то время как доставка морским путем занимает в два-три раза больше времени».

Отметив, что Китай за годы независимости Казахстана инвестировал в республику около 20 миллиардов долларов (сумма, скажем прямо, невеликая —  на фоне совокупного объема прямых иностранных инвестиций в 300 млрд), Токаев призвал китайский бизнес еще шире использовать соответствующий потенциал.

По итогам переговоров президента Казахстана с председателем КНР Си Цзиньпином подписаны десять документов, включая совместное заявление глав государств, подтверждающее, по словам Токаева, что «Казахстан и Китай будут развивать долговременное, стратегическое, всестороннее партнерство, и что такая договоренность, достигнутая на высшем уровне, является солидной правовой и политической базой для дальнейшего сотрудничества».

Помимо совместного заявления, стороны подписали соглашение о сотрудничестве в области авиационного поиска и спасения гражданских судов; меморандум о взаимопонимании между правительствами двух стран о реализации Плана сотрудничества по сопряжению Новой экономической политики «Нұрлы жол» и строительства «Экономического пояса Шелкового пути». Также подписано соглашение по проекту предоставления правительством Китая казахской стороне суперкомпьютера Тяньхэ-2 (Млечный путь-2). Он спроектирован Оборонным научно-техническим университетом Народно-освободительной армии КНР и компанией Inspur; другие документы, касающиеся, в том числе, сельскохозяйственной сферы.

Все это, конечно, замечательно, если забыть о наличии антикитайских выступлений в Казахстане, которые, после столь серьезного «вызова» Токаева своим официальным визитом в Китай, его речами в Пекине и итогами встречи на высшем уровне, на убыль явно не пойдут. Ведь если осуществится даже только часть планов, в Казахстане будет больше китайского присутствия, ставшего проблемой, которой, по сути, не существует. Но есть реальная проблема, о которой Токаев сказал в интервью Euronews. А высказал он мысль, что для Казахстана, занимающего стратегическую позицию на пути китайских торговых маршрутов, являющихся частью инициативы «Один пояс — один путь», торговая война между КНР и США несет риски.  

Впрочем, полагает президент Казахстана, «Китай и Соединенные Штаты Америки рано или поздно выйдут на обоюдное соглашение». На вопрос, какой совет он, как китаист по образованию, может дать президенту США Дональду Трампу, Токаев ответил: «Не загонять в угол китайцев, потому что для китайцев потеря лица имеет огромное значение».
И этим все сказано. Умолчанию подлежит лишь то, как поведет себя Китай в случае угрозы «потери лица».

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Путин поздравил Си Цзиньпина с 70-летием образования КНР

Трамп хочет «полной сделки» с Китаем, но готов рассмотреть временную

Китай и Россия договорились нарастить товарооборот до $200 млрд