Дружба дружбой, а ракеты врозь

Чтобы спасти ДРСМД, нужно подключить к этому договору Китай, но для этого его придется разрушить сильнее, чем Советский Союз, полагают эксперты.


Окончательные похороны важной мирной инициативы состоятся из-за нежелания Китая хоть как-то ограничивать себя в военной сфере. © Фото с сайта kremlin.ru

На этой неделе российский президент отправил главам государств-членов НАТО, а также руководству Китая послание с предложением ввести мораторий на развертывание ракет средней и меньшей дальности в Европе и других регионах мира. Однако инициатива Владимира Путина была встречена довольно прохладно. В НАТО уверены, что рассматривать нечего, поскольку РФ уже разместила такие ракеты вдоль своих западных границ. Однако и в гораздо более дружественном Москве Пекине оно тоже не вызвало теплого отклика. 

Между тем, одной из двух основных причин (наряду с обозначенной выше), по которой президент США Дональд Трамп инициировал односторонний выход своей страны из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) была та, что в таком договоре помимо Америки и России должен участвовать и Китай, обладающий и этими, и другими ракетами. Довод вполне убедительный, однако хорошо известно, что КНР никогда ранее к подобным договорам не присоединялась. 

В связи с этим обозреватель «Росбалта» попросил экспертов высказать свое мнение о том, возможно ли (хотя бы теоретически) присоединение Китая к такому договору.

Ведущий научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО, специалист по Китаю Андрей Дикарев уверен, что это «совершенно нереально». «Я себе этого не представляю. Там ведь еще может встать и вопрос ограничения обычных вооружений, а у них огромная армия», — говорит он. По его мнению, озвученное Москвой предложение, «это такой жест в сторону того, что мы, дескать, так доверяем Китаю, что даже можем с ним договориться».

Однако эксперт считает, что «КНР совершенно не заинтересована в заключении с нами такого соглашения». Он отмечает, что несмотря на то, что сегодня между Москвой и Пекином установились отношения, вероятно, самые лучшие, чем когда-либо в истории, несмотря на регулярные совместные учения военных двух государств, подключить к такому гипотетическому соглашению России и США третьи страны — «это пиар-ход. Дескать, мы на все готовы, а плохая Америка опять ставит палки в колеса».

Дикарев отмечает, что у Китая вообще другая система международных отношений. «Они создают с разными странами систему „стратегических партнерств“ и полагают, что в тот момент, когда они осваивают весь мир, включая Африку, Азию и так далее, им этого достаточно. Они готовы дружить, но что им ограничивать — это они хотят решать сами. То есть тут такая смесь прагматизма и великодержавности», — говорит эксперт. 

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин также считает, что присоединение Китая к такому договору, как ДРСМД, «абсолютно исключено и даже нет смысла это обсуждать». 

Во-первых, по его мнению, это связано с тем, что «ракет средней и меньшей дальности у Китая больше, чем у всех стран мира вместе взятых. Они ему нужны, в первую очередь, потому, что его основные противники расположены вокруг его территории и эти ракеты (предполагается использовать) против них всех. А во-вторых, у Китая вообще такой национальный менталитет. Он принципиально не входит ни в какие обязывающие его к чему бы то ни было международные соглашения». 

По мнению Храмчихина, мы сегодня не можем себе представить такие условия, при которых КНР вошла бы в такие соглашения. «Если только Китай будет полностью разрушен, как Советский Союз и даже еще сильнее. Но и этого я тоже не могу себе представить», — отмечает эксперт. По его словам, американцы, говоря о том, что в современном мире уже недостаточно заключить договор о ликвидации ракет того или иного класса только между США и Россией, «в общем-то правы, однако ДРСМД больше нет и вероятно уже не будет никогда».

Военный обозреватель Павел Фельгенгауэр разделяет такое мнение и тоже считает невозможным присоединение Китая к ДРСМД. Он напоминает, что «еще в 2007 году, когда Владимир Путин и наши генералы начали говорить, что этот договор никуда не годится и от него надо отказаться, одной из причин этого называлось то, что в нем участвуют только Россия и США, а Китай и другие (ядерные) страны к нему не примкнули».

Именно тогда была выдвинута российско-американская инициатива, согласно которой этот договор надо сделать не только двусторонним, но и международным. «Эта инициатива была зарегистрирована (в ООН), но на этом все и закончилось», — говорит эксперт.

«Китай в этом участвовать не будет, — добавляет он, — Пекин не готов даже рассказать в точности сколько у него ракет и каких. То есть, китайцы не хотят не только говорить об их ограничении, но вообще давать какие-либо данные о том, что у них есть. Впрочем, так же, как и Индия, Пакистан или Израиль».

«Все об этом прекрасно знают, поэтому последнее послание Путина — это чистый пиар. Это примерно такая же „мирная инициатива“, что были в 1970—80-е годы, — рассчитанная исключительно на общественное внимание. Заранее известно, что ее никто всерьез воспринимать не будет», — говорит Фельгенгауэр.

Впрочем, были прецеденты, вспоминает эксперт, когда соглашения об ограничении вооружений вырастали из подобных инициатив. В частности, говорит эксперт, чем-то подобным было предложение президента США Дональда Рейгана «о нулевом варианте», из которого в те времена вырос договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Нынешняя инициатива Путина также выдержана в духе того времени: «борьба за мир» против «поджигателей войны». В реальности же стороны просто спихивают друг на друга вину за выход из этого договора, считает Фельгенгауэр.

Александр Желенин


Ранее на тему Путин: США изощренно поступили, придумав повод для выхода из ДРСМД

Трамп признал, что у США есть «секретное» оружие

Китай показал свою новую крылатую ракету