«В Минске назревает транзит власти»

Больше всего Лукашенко боится пророссийскую оппозицию, поэтому и борется с ней огнем и мечом, полагает белорусский политик Ольга Карач.


Белорусское гражданское общество очень нервно реагирует на возможность подписания нового договора об углубленной интеграции с Россией. © Фото из личного архива

Недавнее большое интервью министра иностранных дел Белоруссии Владимира Макея российскому изданию РБК ставит перед теми, кто внимательно отслеживает внутреннюю и внешнюю политику Минска, некоторые новые вопросы. В первую очередь, бросается в глаза, что Макей сделал ряд достаточно четких, и скажем прямо, жестких политических заявлений, касающихся внешней политики своей страны.

Так, отвечая на вопрос корреспондента издания о реакции министра иностранных дел России Сергея Лаврова на отказ белорусской стороны разместить на своей территории российскую военную авиабазу (Лавров назвал это неприятным эпизодом), Макей выразился так: «никогда Беларусь не будет принимать принципиальное решение под влиянием каких-то внешних сил». Напомним, что под «внешними силами» в России всегда имеют в виду Запад, так что уж точно не хотели бы, что таковыми их считали бы в Белоруссии.

Также категоричен был Макей и по таким принципиальным вопросам «углубления интеграции России и Белоруссии», как введение единой валюты и создание единого эмиссионного центра, а также создания каких бы то ни было наднациональных органов. «…для нас самое главное и незыблемое — сохранение суверенитета… В данном случае мы говорим о суверенитете Республики Беларусь», сказал глава белорусского МИД по поводу последнего. А насчет создания единого эмиссионного центра Макей заявил, что «об этом даже речи не идет».
Важно отметить еще и то, что до недавнего времени подобные заявления, да еще в такой категорической форме, в Белоруссии позволял себе делать главным образом только ее президент Александр Лукашенко. Напомним также, что эти заявления Макей сделал менее чем за два месяца до парламентских выборов в Белоруссии.

О вопросах российско-белорусской интеграции и возможности появления в Белоруссии новых сильных лидеров обозреватель «Росбалта» поговорил с белорусским оппозиционным политиком, руководителем Международного центра гражданских инициатив «Наш Дом» Ольгой Карач.

— Можно ли говорить о том, что в стране, и в частности, в высшем эшелоне ее государственной власти появляются политические фигуры, если не сопоставимые с Лукашенко, то хотя бы претендующие на значительную роль в жизни государства?

 — В последнее время намечается несколько любопытных тенденций внутри команды Лукашенко. Во-первых, сам Александр Лукашенко все меньше комментирует глобальные вопросы внешней политики и все больше фокусируется на каких-то мелких моментах, уровня третьего секретаря заместителя председателя сельсовета, по сути уходя в тень именно как президент и руководитель страны. Например, он лично вмешался в конфликт между учительницей и девятилетним учеником в гомельской школе или регулярно бегает со своей свитой по коровникам.

Кроме этого, в последние месяцы он сделал несколько довольно громких, но очень противоречивых высказываний, которые вызвали определенное смятение у региональных чиновников и обычных граждан. Например, Лукашенко публично пообещал, что Минск станет столицей США через два года или сообщил, что автомобиль Tesla ему подарил лично Илон Маск. Кроме этого, в стране ощутимо нарастает экономический кризис, и уже даже обывателю очевидно, что Лукашенко не в состоянии разрешить нарастающие социальные проблемы.

Во-вторых, есть ощущение, что в Беларуси назревает транзит власти, и соответственно, разные группы интересов начинают активизироваться и вести подковерную борьбу. Раньше белорусская власть была монолитной, был единый центр силы — президент, вокруг которого все крутилось. На сегодняшний момент Владимир Макей выходит на первый план как крупная политическая фигура, играющая свою, самостоятельную роль, делающая серьезные политические заявления и выступающая для определенных структур на Западе определенным гарантом определенных политических процессов. Подчеркну: Александр Григорьевич начинает активно терять свою роль «гаранта» «стабильности» Беларуси и все больше занят сбором арбузов и иной сельхозпродукции. Гарантии начинают раздавать другие люди в его окружении, и эти люди все больше и больше набирают политический вес, в то время как Александр Григорьевич также стремительно его теряет.

Но нужно отметить, что свою политическую игру в Беларуси некоторые политики уже пытались играть и не всегда удачно. Вспомнить хотя бы бывшего министра МВД Игоря Шуневича, который, например, объявил ЛГБТ-людей в Беларуси «подделкой». В том числе, и вследствие этого он довольно крупно поссорился с Владимиром Макеем, которому пришлось несколько раз объясняться со своими западными партнерами по поводу высказываний бывшего министра МВД о «дырявых людях». Шуневич прославился еще и тем, что носил форму НКВД в День Победы 9 мая, чем также вызвал очень неоднозначную реакцию в белорусском обществе. Ему же принадлежит цитата: «Если ты фрилансер, будь готов встретить на своем пути фрикопа». Так он объяснял задержания журналистов независимых медиа. Помимо этого он прославился установкой памятнику царскому городовому и жесткими разгонами оппозиции, но в итоге был отправлен в отставку Александром Лукашенко.

— Белорусский МИД в лице его главы не просто однозначно высказался против того, чтобы в очередной программе интеграции РБ и РФ, которая должна быть подписана в декабре, появились какие-либо наднациональные органы управления, но и достаточно жестко поставил на место министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова. Соответственно, можно ли говорить о том, что Белоруссия вновь однозначно отвергает слияние с Россией, под каким бы соусом оно не преподносилось Москвой?

 — Лукашенко и его команда всегда воспринимали Москву и кремлевские «башни» в качестве «дойной коровы», и никогда это отношение не было другим. Поэтому «интеграция с братской Россией» шла так далеко, насколько позволяли бесконечные разговоры, согласования, уточнения, встречи, и прочая болтовня. Как только доходило до дела и серьезных шагов — Александр Григорьевич всегда начинал провоцировать скандалы, разборки, войны всякого масштаба, и удачно блокировал процесс, возвращая вопросы интеграции на уровень бесконечных переговоров.

Новое в сегодняшней ситуации то, что роль «человека-скандала» впервые взял на себя именно Владимир Макей, причем в преддверии самого важного политического мероприятия МИДа Беларуси в этом году — «Минского Диалога», который собирает вокруг себя, в первую очередь, западных дипломатов, политиков и экспертов.

Я думаю, что такого рода резкими заявлениями Владимир Макей пытается убить несколько «политических зайцев». С одной стороны, показывает Западу и всем, кто следит за «Минским Диалогом» свою «прозападность» и уход в сторону от России. Во-вторых, пытается успокоить взволнованное белорусское гражданское общество, которое очень нервно реагирует на возможность подписания нового договора про углубленную интеграцию с Россией 8 декабря. В-третьих, Владимир Макей знает, что главные политические лидеры, включая Владимира Путина, на этой неделе отправились в Ереван на саммит ЕАЭС, а значит, его выпад в адрес России с большой долей вероятности пройдет незамеченным или будет сглажен лично Александром Лукашенко.

— Можно ли говорить о том, что ценность национального суверенитета, о которой много раз говорил и Лукашенко, и теперь говорит Макей, является общей ценностью и для белорусской оппозиции?

 — Для прозападной оппозиции — да. Но есть еще и пророссийская. Для нее — нет. Впрочем, именно политической пророссийской оппозиции в Белоруссии очень мало. Это связано с тем, что Лукашенко больше всего боится именно пророссийского соперника, поэтому любую оппозицию на этом фланге, кроме откровенных клоунов и маргиналов, в сторону которых и смотреть-то страшно, он предавал в прямом смысле «огню и мечу».

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему В столице Белоруссии перед воскресными выборами протестовали

Лукашенко в день рождения Путина поговорил с ним об интеграции

Протестующие против интеграции Белоруссии с Россией обвинили Лукашенко в продаже родины