Сойдут ли Москва и Тбилиси с «тропы войны»?

Главу МИД Грузии ожидает в парламенте «разнос» за его встречу с Лавровым. Но это вряд ли изменит неожиданно взятый страной курс на урегулирование отношений с РФ.


Вряд ли грузинским и российским военным придется вступать в прямое противостояние, но хотелось бы и более теплых отношений между странами. © Фото с сайта nato.int

С недавним назначением бывшего министра внутренних дел Грузии Георгия Гахария премьером в стране началось очевидное шевеление в сторону урегулирования отношений с Россией. Фактически произошло беспрецедентное событие — на полях сессии Генеральной ассамблеи ООН состоялась встреча главы грузинского МИД Давида Залкалиани с его российским коллегой Сергеем Лавровым. Напомним, после августовской войны 2008 года Тбилиси разорвал дипломатические отношения с РФ в ответ на признание ею независимости Абхазии и Южной Осетии, и главы внешнеполитических ведомств двух стран, а тем более первые лица, ни разу не проводили никаких переговоров.

С поствоенного времени интересы Грузии в России и России в Грузии представляет Швейцария.  В условиях разрыва дипотношений контакты между двумя странами ограничиваются международным форматом Женевских встреч по безопасности на Кавказе, а также, с приходом к власти партии «Грузинская мечта» олигарха Бидзины Иванишвили, регулярными переговорами спецпредставителей обеих стран в Праге — они обсуждают вопросы, связанные с транспортным сообщением, торговлей, культурой, гуманитарными отношениями.

И тут вдруг, без всякого анонсирования и предварительных условий, связанных, разумеется, с отзывом Москвой признания независимости отколовшихся от Грузии территорий, встречаются министры иностранных дел «враждующих» государств. Скандал да и только!  В середине октября Залкалиани придется отчитываться в парламенте, особенно перед радикальной оппозицией, о чем он говорил с Лавровым, и вообще — как он посмел пойти на контакт с ним тет-а-тет без разрешения законодательного органа и без международных посредников.

Впрочем, посредник все же был — Швейцария, и, как утверждает Лавров, о встрече просила грузинская сторона. Столь «преступный» шаг последней был тут же «опротестован» на митинге в Тбилиси. Его лейтмотив — «постыдность» такой встречи в условиях оккупации Россией Абхазии и Южной Осетии и детальное разъяснение тем беседы. Что ж, Залкалиани — не робкого десятка, и в парламент он придет раньше запланированного прежде «министерского часа».

Сам глава внешнеполитического ведомства предварительно проинформировал, что встреча с Лавровым состоялась по предложению швейцарской стороны и после консультаций с европейскими и стратегическими партнерами. А речь на ней шла о ситуации на административной границе Грузии с Абхазией и Южной Осетий. Последняя, как известно, время от времени переносит границу вглубь грузинской территории, лишая граждан страны их домов и земельных наделов. «Это была прямая возможность сказать России то, что мы хотели сказать, то есть правду о создавшейся там (на границе) тяжелой ситуации. … Безусловно, мы обсудили все, и основной темой была деоккупация, незаконная бордеризация, многие другие проблемы в российско-грузинских отношениях», — сказал Залкалиани.

Лавров же заявил, что грузинский министр сам просил о встрече, и у него вызывают «улыбку и недоумение» комментарии, которые делают сами грузины. Что же до актуального для Грузии восстановления прямого авиасообщения с Россией, прерванного решением Москвы 8 июля из-за антироссийских выступлений на почве рабочей поездки в Тбилиси депутата Госдумы Сергея Гаврилова (туры в Грузию перестали продавать и российские туроператоры), Лавров проинформировал, что это «временная мера». «Мы ее отменим, когда ситуация нормализуется, и в грузинском руководстве осознают необходимость такие проявления пресекать. … Я бы лично возобновил воздушное сообщение», — добавил он.

Отметим, что руководство Грузии, включая ее президента Саломе Зурабишвили, всегда имеющей свое «особое», но не всегда дипломатически выдержанное мнение, адекватно отреагировало на встречу Лаврова и Залкалиани. В частности, госпожа президент заявила, что диалог с Россией «обязателен»: «Есть два пути: путь войны, от которого мы отказались, и путь диалога, дипломатии. Грузия обязательно должна испробовать второй путь, а не замыкаться в себе». Она также подчеркнула два момента: встреча глав МИД России и Грузии получила высокую оценку со стороны партнеров последней, и что в стране «нет и никогда не было русофобии».

Ну, а подозрение экс-президента Михаила Саакашвили в том, что Москва и Тбилиси ведут переговоры о нейтральном статусе Грузии, о ее не вхождении в НАТО и Евросоюз, опроверг, по данным РИА «Новости», пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Ни словом не обмолвился по соответствующей тематике и премьер-министр Грузии, которого радикальная оппозиция обвиняет в «смертном грехе» — проведении интересов России.  

Между тем Гахария демонстрирует несвойственные грузинской политике прагматизм и смелость, заявляя, что Грузия должна налаживать отношения с Россией сама, однако не без поддержки зарубежных партнеров. «Грузия должна сделать все, чтобы решить существующие между двумя странами острейшие проблемы, как бы сложно это ни было. … Мы должны учесть, что нашу работу за нас никто не сделает», — сказал он.

Премьер также подчеркнул, что возобновление прямого авиасообщения между Грузией и Россией положительно сказалось бы на сфере туризма: «Мы должны управлять рисками, так же как и в каждой сфере нашей жизни. И когда сегодня мы видим, что возобновление полетов поможет и туризму, и сотням тысяч грузин, у которых возникли определенные проблемы с передвижением, то мы, безусловно, приветствуем это».

Говоря о туризме и авиасообщении. Нельзя сказать, что летний и «бархатный» сезоны в Грузии провалились вовсе — ведь в страну охотно ездят не только российские туристы. Но все же до конца года из-за санкций, введенных Россией, туристический бизнес Грузии не досчитается, по самым минимальным подсчетам, порядка 700 миллионов долларов, а это много для такой маленькой страны. Запрет на прямое сообщение между Россией и Грузией привел в сентябре, по официальным данным, к 17-процентоному и 12-процентному сокращению полетов в аэропортах Тбилиси и Батуми соответственно. С такой удручающей статистикой Грузия за последние десять лет столкнулась впервые.

А впереди зимний сезон — прекрасные горнолыжные курорты россиянам весьма полюбились. «Я — как министр экономики — могут подтвердить, и это видно из статистки, что прекращение полетов из России нанесло нам серьезный ущерб», — сказала глава этого ведомства Натия Турнава. По ее словам, приближается зимний сезон, и горнолыжные курорты страны ждут туристов, в том числе и российских: «Это будет очень большой поддержкой — особенно для малых и семейных гостиниц».

Но вернемся к ажиотажу вокруг встречи Лаврова и Залкалиани. Что, собственно, происходит? Назревает новый формат переговоров? Вполне возможно, поскольку стремление грузинской стороны продвинуться в вопросе урегулирования с Россией не вызывает сегодня никаких сомнений, хоть и воспринимается в штыки радикальными оппонентами власти, считающими, что «мы отлично проживем и без российских туристов, и без торговли с Россией». Конечно, ситуация видится комически-грустной: дипотношений нет, а у властей, да и у подавляющего большинства «простых» людей, наличествует повышенный интерес к экономическому взаимодействию с Россией. Только ли в деньгах дело?

Вряд ли. Вероятно, у нынешней грузинской власти и населения есть понимание того, что конфронтационные отношения с Россией отражаются не только на экономике республики, но и на внутриполитическом климате, порождающем дополнительные угрозы и вызовы. Да, Грузия по-прежнему будет фиксировать свое стремление к европейской и евроатлантической интеграции, которая вряд ли полноценно ей светит, но она, по крайней мере, пришла к заключению, что разговаривать с Россией или заговаривать ее необходимо из соображений безопасности, экономического развития, финансовых поступлений. Да и человеческие отношения играют значительную роль. Словом, не теряя лица в том, что касается Абхазии и Южной Осетии — хотя бы на уровне риторики, — она попытается жить с соседом мирно. И об этом говорит начало диалога министров иностранных дел после одиннадцатилетней паузы. А там, глядишь, потихоньку дело дойдет и до более высокого уровня.

Американцы посмотрят на это плохо, и не избежать Грузии выволочки. А «Старая Европа» — скорее, хорошо. Она давно говорит о необходимости улучшения российско-грузинских отношений. Процесс относительной нормализации будет долгим и трудным, и на нем наверняка станут спекулировать, вплоть до его срыва, оппоненты грузинской власти в очень «удобный» для этого момент — к парламентским выборам 2020 года. В общем, на быстрый успех и серьезный прорыв рассчитывать не стоит  — слишком много между Грузией и Россией острых противоречий, и ни та, ни другая на уступки не пойдут. И дело, конечно, упирается, главным образом, в Абхазию, Южную Осетию и НАТО вместе с США.

Но при этом у российского руководства, видимо, уже нет желания искусственно превращать Грузию в антироссийский центр на Южном Кавказе, хотя оно сильно припозднилось с такой мыслью, и обе стороны, начиная с распада Советского Союза, успели наломать много дров в двусторонних отношениях. Разгребать «завал» сложно, но можно. Тем более, что у Москвы есть большой козырь, подкинутый ей Западом. А именно: при всей раздражающей Россию риторике заокеанских партнеров Грузии, последние не спешат предоставить ей ни гарантии безопасности, ни действенные услуги для возвращения утерянных территорий: связываться с Москвой в этом плане всерьез никто не хочет. А постоянно размахивать красной тряпкой — так, для острастки — почему бы и нет.

Андрей Николаев 


Ранее на тему Кто выбрал Хаджимбу — абхазы или «москвичи»?

Прямое авиасообщение между Грузией и Россией могут восстановить в течение полугода

Грузия усилит сотрудничество с НАТО из-за России