СНГ — побоку, да здравствует Евразийский союз?

В Узбекистане рассматривают вопрос о вступлении в ЕАЭС. А там — не далеко и до ОДКБ, и нового «почти СССР». Зачем тогда Содружество Независимых Государств?


Валентина Матвиенко после встречи с Шавкатом Мирзиеевым намекнула на возможность сближения Узбекистана с ЕАЭС. © Фото с сайта president.uz

Узбекистан то ли затягивают в Евразийский союз, то ли он сам подумывает в него вступить в свете новой идеологии внешней политики, перечеркивающей прежнее шараханье от участия в каких-либо интеграционных структурах. Нет, президент Шавкат Мирзиеев еще не сказал твердого «да», но дело идет именно к этому. Потому как не случайно находящаяся на днях в Ташкенте спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко заявила, что лидер Узбекистана принял решение о проработке вопроса присоединения республики к Евразийскому экономическому союзу. Она подчеркнула, что вступление в ЕАЭС даст новые возможности для двустороннего взаимодействия, поскольку, в частности, будут устранены барьеры, существующие в межгосударственных отношениях. Матвиенко выразила надежду на то, что процесс согласования соответствующего вопроса не затянется.

В бытность президентом Узбекистана покойного ныне Ислама Каримова вряд ли бы кто стал заикаться о вступлении в ЕАЭС, поскольку при нем внешняя политика республики четко строилась на равной удаленности от мировых центров и предпочтительности двусторонних отношений без участия в интеграционных структурах. То есть страна тогда была достаточно закрытой. Но иные нынче времена: Мирзиеев, видимо, от изоляционистской политики Каримова постепенно отходит, однако — в меру. Летом он уже говорил о том, что какой бы качественной ни была производимая в стране продукция, найти для нее рынки сбыта сложно: «Хотим мы того или не хотим, Россия и ЕАЭС — наши основные партнеры, 70% нашей торговли связано с ними».

В общем, Ташкент, видимо, серьезно задумался о членстве в ЕАЭС, в противном случае Матвиенко не стала бы разглашать информацию о проработке вопроса присоединения к «евразийской семье», которая породила, в свою очередь, слухи о том, что и возвращение Узбекистана в ОДКБ тоже не за горами. И что вообще планируется переформатировать недееспособное СНГ в Евразийский союз. Правда, для этого вступить в него должны и другие члены Содружества, например, Таджикистан, Туркмения и Азербайджан, которые пока не спешат этого делать. Так что перспектива замены СНГ Евразийским союзом дело весьма отдаленной перспективы.

«Семья», конечно, рада бы видеть в своих рядах 33-миллионный Узбекистан — он усилит ее больше, чем создание зон свободной торговли с не входящими в ЕАЭС странами. Напомним, блок уже договорился о ЗСТ с Вьетнамом, Ираном и Сингапуром. Но есть ли у Ташкента острая необходимость в таком «ярме», как ЕАЭС, которое так или иначе повлияет на уровень его если не политического, то экономического суверенитета? По большому счету, вступлением в Евразийский союз Узбекистан сделает геополитический выбор между Россией, Китаем и США. Последние две страны с экономической точки зрения гораздо мощнее России и ЕАЭС в целом, но в Ташкенте, вероятно, рассудили, что плотно связываться с ними опаснее, чем с РФ и союзом, в котором она лидирует.

Откуда «растут ноги» на дистанцирование от мировых политико-экономических лидеров? Узбекистан — развивающаяся страна, и его открытость для США, готовых давать какие-то деньги на экономические преобразования, обернется, как водится, вмешательством во внутренние дела с навязыванием соответствующей идеологии, чуждой для мусульманского и постсоветского понимания. Что же до Китая, в Центральной Азии его уже открыто боятся и даже митингуют против присутствия бизнеса, инвестиций и кредитов этой страны. На таком фоне Россия и ЕАЭС в целом видятся узбекам более близкими по духу и менее опасными с политико-идеологической точки зрения.

Да и вообще ЕАЭС уже невозможно не замечать мировым игрокам, поскольку им активно интересуются не только Иран, Сингапур, Индия, Израиль, но и другие государства — даже Китай. Что может дать союз Узбекистану, каковы плюсы и минусы членства в нем этой страны? В первую очередь Ташкент получит доступ, на выгодных условиях, к огромному рынку капитала и услуг. С Россией в этом плане успешно продвигаются многие проекты, но ЕАЭС — не только Россия. К этому стоит добавить льготные условия транзита товаров и равные права для трудовых мигрантов; доступ к инвестициям и технологиям (в этом плане особенно интересны Россия и Казахстан), к общему рынку электроэнергии, нефти и газа. Все это делает сотрудничество с Евразийским союзом, который, конечно, в силу своего молодого «возраста» и санкционной политики Запада испытывает определенные трудности, привлекательным для Узбекистана и других евразийских стран.

Каковы минусы присоединения страны к ЕАЭС? В первую очередь, неизбежное ужесточение конкуренции на определенных рынках (к примеру, пищевой промышленности и сельскохозяйственного производства), разный уровень экономического развития стран, входящих в союз; делегирование части суверенитета наднациональным структурам; возможное подорожание товаров и услуг; работа в условиях новых общих тарифов и законов. Они могут стать бременем для Узбекистана и нанести определенный ущерб его производителям. Готов ли узбекский бизнес функционировать в таких условиях — это самый важный вопрос. И не правильнее было бы на данном этапе получить статус наблюдателя в ЕАЭС, как это сделала Молдова, и не торопиться со вступлением?

Следующий аспект — почему Узбекистан привлекателен для самого Евразийского союза? Для последнего, в условиях его становления,  игнорирование более чем 30-миллионной страны было бы большой роскошью — не только экономической, хотя она имеет, в этом смысле, большой потенциал, включая и транзитный, но и геополитической. Интеграция в Центральной Азии без Узбекистана, граничащего с Афганистаном, видится половинчатой, хромающей на обе «ноги». Поэтому Россия стремится к членству Ташкента в ЕАЭС, и, думается, если он выдвинет ей конкретные условия, она на них пойдет. Ведь речь, помимо большого рынка, идет о безопасности российских границ, ответах на вызовы и угрозы. И вообще есть мнение, что недееспособное СНГ может переформатироваться, со временем, в Евразийский экономический союз, а при таких возможных изменениях без практически ключевой страны Центральной Азии обойтись будет трудно: как бы не увел ее кто-то другой.

В феврале будущего года планируется визит Мирзиеева в Москву. С большой долей вероятности вопрос вступления Узбекистана в ЕАЭС или получение им статуса наблюдателя окончательно решится именно в это время. Москве для полного «счастья» останется только вернуть эту важнейшую центрально-азиатскую страну в ОДКБ. А до того президенту Узбекистана придется хорошенько поработать с «весами», тщательно взвешивая все «за» и «против» при выборе формы участия страны в ЕАЭС и/или ОДКБ. Ну и, хотя бы для проформы, поинтересоваться у собственного населения, что оно думает по поводу евразийской интеграции Узбекистана.

Ведь Мирзиеев слывет демократом, насколько это возможно в условиях Востока, а это означает, что принимать стратегические судьбоносные решения без всенародного обсуждения негоже — на то и существует такая цивилизованная форма как референдум. Пойдет ли на него Мирзиеев, прежде чем ударить по рукам с Путиным? Тем более, что проведение референдума в узбекских реалиях неопасно, поскольку в республике незначительно количество рьяных противников или сторонников евразийской интеграции. Поэтому власти могут рассчитывать на полный «одобрямс» вопросов, которые они хотят протолкнуть. А членство Узбекистана в ЕАЭС даст республике и Центральной Азии в целом возможность несколько защититься от экономического натиска Китая, которого регион так опасается.

Что же касается ОДКБ, то и тут есть над чем подумать, имея в виду террористическую турбулентность региона и его соседство с Афганистаном. Если ситуация станет взрывоопасной, что совершенно не исключено особенно с выводом сил НАТО из этой страны, Узбекистан, несмотря на наличие у него самой дееспособной армии в ЦА, в одиночку с проблемой не справится. Тем не менее, возвращение Узбекистана в ОДКБ видится более отдаленным делом, чем евразийская интеграция. В контексте первой думать и работать с «весами» придется дольше, если только «жареный петух» не «клюнет» Центральную Азию неожиданно и слишком болезненно.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Названа доля мигрантов в России

Названы «важные условия» развития ЕАЭС

Опрос: Большинство граждан Молдавии согласны на вступление как в Евросоюз, так и в ЕАЭС