Турецкие танки заводят моторы

Реджеп Эрдоган готов отдать приказ о масштабном вторжении в Сирию с целью разрушить последний курдский бастион. К чему это может привести?


США решили отойти, чтобы не замараться, но избавиться от обвинений в содействии намечаемому кровопролитию им не удастся, полагают эксперты. © Фото с сайта www.ntv.com.tr

Не только Ближний Восток, но и значительная часть мира замерли в ожидании массированного вторжения Турции в Сирию. Накануне президент Турции Рэджеп Эрдоган заявил о готовности своей страны начать военную операцию на севере Сирии, с тем, чтобы очистить эти территории от курдско-арабских отрядов «Сирийских демократических сил» (SDF), а также сил, связанных с Рабочей партией Курдистана (РПК).

Президент США Дональд Трамп после разговора с Эрдоганом фактически дал последнему отмашку на проведение этой военной операции, заявив о выводе оттуда американских войск. По его словам, «они (курды) сражались с Турцией десятилетиями. Я сдерживал эту битву почти три года, но теперь для нас настало время выбраться из этих бессмысленных бесконечных войн, многие из которых — племенные, и вернуть наших солдат домой». В заявлении пресс-секретаря Белого дома от 6 октября говорится: «Вскоре Турция будет продвигаться вперед со своей давно запланированной операцией в Северную Сирию. Вооруженные силы США не будут поддерживать или участвовать в операции».

Вместе с тем, высокопоставленный чиновник в администрации США сообщил СМИ, что США не выводят с территории Сирии всех находящихся там военнослужащих, а перемещают тех, кто в настоящее время находится на севере. Трамп, в свою очередь, предостерег Анкару против «неосторожных действий» в Сирии, вновь пригрозив, что «разрушит экономику Турции», если она его не послушает.

Москва устами официального представителя Кремля Дмитрия Пескова также фактически признала право Турции на вторжение в Сирию. Единственно, что волнует Кремль — территориальная целостность этой страны. «Мы знаем и допускаем действия Турции по обеспечению собственной безопасности, имеется ввиду противодействие террористическим элементам, которые могут укрываться на территории Сирии, но еще раз повторяю: в первую очередь мы говорим о том, что необходимо соблюдать территориальную и политическую целостность Сирии», — сказал пресс-секретарь президента РФ.

Турецкое вторжение, вероятно, будет массированным, поскольку локальные операции в Сирии Анкара уже проводила. Например, турецкие войска были введены в Африн — кантон на севере Сирии. Учитывая, что Эрдоган намерен расселить на севере Сирии три миллиона перемещенных лиц из этой страны, которые в свое время бежали в Турцию, будущее всего этого плана принимает очень смутные очертания, поскольку значительная часть из этих трех миллионов родом из других частей страны, а здесь их никто не ждет.

Чем вызвано и к чему приведет турецкое вторжение в Сирию? Насколько проживающие там курды способны организовать сопротивление и ту самую «тотальную войну» против Турции, которую они сейчас обещают Эрдогану, в случае начала турецкой интервенции? Какова будет позиция США при расширении турецкой интервенции в Сирии, если уже сейчас мы видим, что фактически Штаты самоустранились от защиты курдов — своих союзников по борьбе с «Исламским государством» (ИГ, террористическая организация, запрещенная на территории РФ). Эксперты, опрошенные обозревателем «Росбалта», сошлись в том, что ситуация сложилась очень тревожная.

Руководитель Центра Европа-Ближний Восток Института Европы РАН Александр Шумилин прогнозирует, что «вторжение, судя по всему, состоится и будет масштабным». По его мнению, оно вызвано «установкой Эрдогана и его окружения на обеспечение безопасности страны, как они ее понимают. Они небезосновательно полагают, что курды усилились. Вопрос в том, насколько обоснована установка Эрдоагана, что в курдской среде доминирует РПК, признаваемая не только турками террористической организацией, а также различные ипостаси этой организации». В связи с этим эксперт отметил, что, например, производную от РПК — курдскую партию Демократический союз террористической большинство стран не признают.

Шумилин также напомнил, что «выход курдов на первый план произошел в благородном контексте борьбы с ИГ, как с террористической группировкой». «В этом проблема и для Соединенных Штатов, и для Европы, поскольку никто (из них) не готов поддержать этот огульный подход Эрдогана к курдской проблеме, ибо курды заслужили многого», — говорит специалист. По его словам, США сейчас «решили отойти, чтобы не замараться, но не замараться им не удастся, не получится избавиться от обвинений в содействии намечаемому Турцией кровопролитию».

Какой характер примет новая военная операция на севере Сирии, сейчас сказать сложно, полагает эксперт. Пока, говорит он, судя по операциям в Африне и на востоке Евфрата, турецкие военные действия не были излишне жестокими по отношению к мирному населению.

При этом Шумилин считает, что «на данном этапе исключается передача сирийских территорий», которые будут оккупированы Анкарой, под контроль Дамаска, на чем настаивает Москва. В то же время, по его мнению, и Москва, и Вашингтон «сквозь пальцы смотрят на судьбу некоторых курдских группировок» в свете предстоящего вторжения Турции в Сирию.

Между тем, полагает эксперт, Москва сейчас занимает более прагматичную позицию, поскольку «после того, как Эрдоган развернет бронетанковые дивизии и начнет свою операцию, среди курдов наверняка усилятся настроения в пользу поиска компромисса с Асадом, тем более, это уже было. То есть под военным давлением Турции идея «прислонения» курдов к нынешнему Дамаску усилится, хотя нынешний режим там и не сахар. Что, в конечном счете, играет на руку российской концепции».

Шумилин согласен с тем, что в случае массированного вторжения турецких войск в Рожаву (северная Сирия) к сирийским боевикам РПК могут присоединиться и курды, проживающие в самой Турции, что приведет «ко вполне предсказуемой волне терактов» уже на ее территории. Однако, по его словам, «Эрдоган это учитывает, поскольку это ему не на пользу».

Эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид напоминает, что «Турция уже давно заявляла о намерении вторгнуться в районы северной Сирии, где действует автономная администрация, связанная с курдской партией Демократический союз, с местными курдскими ополчениями и сочувствующими им арабскими и ассирийскими племенами и вооруженными отрядами».

Эксперт, также напомнил, что официально «Эрдоган обвиняет курдов в том, что они связаны с РПК, которая ведет партизанскую войну за автономию Северного («турецкого») Курдистана, на территории турецкого государства. Напомню, что в Турции проживает около 20-25 млн курдов, а в Сирии 3 млн. Турецкие и сирийские курды тесно связаны политическими, культурными и родственными связями». Магид говорит, что по версии турецкого президента, «РПК создала бастион в Сирии, на турецкой границе, и Эрдоган намерен его разрушить и создать в этом районе «зону безопасности» глубиной 30-40 км, и протяженностью в сотни километров, поселив там три миллиона сирийских беженцев (преимущественно арабов), которые сейчас проживают в Турции. Таким образом, он намерен убить сразу двух зайцев — и курдов отодвинуть от Турции (заодно захватив ряд их населенных пунктов), и проблему сирийских беженцев решить, создав буферную зону».

Отвечая на вопрос об отношении Вашингтона к планам Турции вторгнуться на север Турции, эксперт отмечает, что там все еще «продолжает присутствовать группировка из около 1000 американских военных, которые поддерживают курдов. Тем более что борьба со спящими ячейками ИГ не окончена, а эта борьба является для США приоритетом. И пока на севере и востоке Сирии есть американцы, не совсем ясно, как именно Турция собирается проводить военную операцию против курдов, которых эти американские силы защищают».

Магид напоминает, что «курдское ополчение при поддержке ВВС США и наземных американских сил разгромили ИГ на севере и востоке Сирии. В результате, в руках курдских отрядов и сочувствующих им или нейтральных к ним арабских племен оказался огромный район, 25% территории Сирии. Это обстоятельство вызывает гнев президента Турции Эрдогана».

В то же время, продолжает эксперт, «в США дуют разные ветры. В 2018 году президент Трамп неожиданно заявил (после телефонного разговора с Эрдоганом) о скором выводе всех американских сил из Сирии. Это вызвало восторг в Турции. Но затем США пересмотрели свое решение, вывели какую-то часть сил, а других оставили. На Трампа оказали сильное влияние военные, которые не захотели сдавать курдов. Тут нужно понимать, что Трамп презирает дипломатов и считает, что управлять внешней политикой должны военные и бизнесмены».

«С целью согласования создания зоны безопасности на границе с Турцией американцы вместе с турками создали объединенный штаб. Но стороны не пришли к общему мнению — американцам не нравятся масштабы зоны безопасности, которые предлагает Анкара, они хотят уменьшить в несколько раз ее глубину. Эрдоган сказал, что в Турции все готово к военной операции и если американцы будут тянуть, Анкара сама вторгнется в район и проведет операцию без согласования с США. В ответ Трамп предложил Эрдогану… встретиться и поговорить», — отмечает Магид.

Между тем, против вывода войск США из Сирии выступает Пентагон, а также многие конгрессмены и сенаторы, которые боятся, что с уходом США, курдам будет сложнее добивать ИГ, говорит Магид. «В США считают, что нельзя просто сдать своих боевых союзников, курдов, так как это принесет США огромный репутационный ущерб. Также в Америке недовольны сближением Анкары и Москвы, покупкой Турцией у России С-400, что рассматривается как нарушение антироссийских санкций и как прямая угроза самолетам НАТО, включая новейшие F-35, поставки которых в Турцию США уже свернули. Наконец, многие просто не доверяют исламистскому режиму Эрдогана. Так что у Вашингтона не слишком много причин помогать Турции бороться с курдами», — добавил он.

Тем не менее, не стоит забывать, говорит эксперт, что «в 2018 году турецкие войска вторглись в другой курдский кантон — Африн (правда, США никогда не брали его под защиту), оккупировали его, в результате 250 тысяч курдов стали беженцами, а оставшиеся подвергаются массовым репрессиям, у них отбирают дома, арестовывают, их похищают и так далее. И кроме того, отмечает Магид, «Турция все же член НАТО и официальный союзник США по блоку. И это — большая страна, и в США есть политики, которые хотят помогать Турции, а не курдам. Например, отправленный в отставку министр обороны Джеймс Мэттис был сторонником союза с курдами, а посланник США по Сирии, Джеймс Джеффри — сторонник ориентации на Турцию».

«Но главная цель Эрдогана — оказание давления на Трампа с целью заставить его согласиться с турецким вторжением. Тем более, что однажды это чуть было не произошло. И очень похоже, что турецкий метод влияния на Трампа сработал. Судя по его последним решениям, США не станут вмешиваться в турецкую операцию на севере Сирии. Хотя масштабы ее пока непонятны, и не ясно, в какой мере непредсказуемый американский президент намерен способствовать турецкой операции и где она остановится», — сказал Магид.

Александр Желенин


Ранее на тему Трамп решил разрушить турецкую экономику пошлинами в 50%

Лавров: Действия США в Сирии отражают недоговороспособность американцев

Путин не обсуждал с Эрдоганом и Трампом ситуацию в Сирии