Это протест нового типа

Массовые демонстрации в Ливане впервые объединили людей поверх политических и религиозных барьеров, отмечает эксперт по Ближнему Востоку Михаил Магид.


Движущей силой выступлений против власти стала молодежь, выросшая в эпоху социальных сетей. © Фото из личного архива Михаила Магида

Уже неделю на улицы ливанских городов выходят около миллиона демонстрантов — и это при общем населении страны в 4,6 миллиона. Участники протестов — шииты и сунниты — выступили против всех политических партий. Это еще не социальная революция, но и не этноконфессиональные сепаратисты, не националистическое выступление и не политическая возня вокруг нескольких лидеров. Это настоящий многонациональный (интернациональный и интерконфессиональный) социально-экономический протест. Как признают сегодня наблюдатели — ничего подобного в истории Ливана еще не было.

О том, почему в самом беспокойном регионе мира появился новый очаг напряженности, обозреватель «Росбалта» поговорил с экспертом по Ближнему Востоку Михаилом Магидом.

— Сейчас называют разные причины нынешних массовых волнений в Ливане. В частности, BBC пишет о том, что одной из них стала попытка правительства сделать платными до того бесплатные звонки в приложении WhatsApp и в других мессенджерах. Однако правительство уже отказалось от этой меры, а протесты все продолжаются…

 — Важно, что данное движение не является изолированным. 2 октября очень похожие протесты вспыхнули в Ираке. И хотя к настоящему моменту власти Ирака с помощью массовых убийств (расстрелов) смогли погасить это движение, все наблюдатели указывают на то, что оно может снова начаться в этой стране в любой момент.

— Что представляет собой политическая система современного Ливана?

 — Как и в Ираке, в Ливане сейчас у власти правительство, в которое входят все крупные политические партии. Они поделили между собой места в кабинете министров. Партийные лидеры взяли под контроль коммунальные и другие государственные службы — плохо организованные (из-за их некомпетентности) и коррумпированные, и набивают свои карманы за счет денег налогоплательщиков. Особое место в Ливане занимает проблема мусора. Из-за неэффективной организации социальных служб, некоторые регионы оказались буквально завалены отходами.

В итоге, коррупция, бедность, плохо организованная работа социальных служб, высокие налоги — вот что является причиной этих выступлений в Ливане. Их участники требуют улучшения своего социально-экономического положения, работы, ликвидации экологических проблем.

— В чем еще вам видятся причины ливанских протестов?

 — Как и в Ираке, ливанские протесты направлены не против конкретного правительства, а против всей системы, всего политического класса, разворовавшего страну. Политические партии и верхушка этноконфессиональных общин, с которой связаны партии, считали, что раз они вошли в правительство, значит, люди будут тихо сидеть дома, пока лидеры обогащаются. Но случилось обратное — все партии утратили доверие, а представители общин выступили против них. Теперь они требуют отставки правительства. Возник глубокий политический кризис, затронувший всю систему.

— Не может в очередной раз так получиться, что выгодополучателями от этого социального, по сути своей, протеста вновь окажутся исламисты, которые снова скажут, что всех нынешних проблем не было бы, если бы люди вернулись к своим «корням», исламу, традиционалистским устоям общества?

 — Возможно, многие шииты Ливана рассчитывали на то, что лидер огромной шиитской партии «Хезболла» их подержит, но Хасан Насралла отказался это сделать. Причина проста — его министры тоже сидят в правительстве и рассчитывают на большие деньги…

Протесты в Ираке и Ливане — это безлидерский непартийный (и даже антипартийный) протест, организованный через социальные сети. Его инициатором выступило новое поколение, молодежь, буквально выросшая в социальных сетях. И, повторю, исключительно важно, что это не национальное, не конфессиональное, не сепаратистское движение, оно действует поверх всех барьеров и объединяет людей из различных конфессиональных и этнических общин.

— Можно ли сказать, что мы наблюдаем новую стадию «арабской весны», на сей раз направленную против всех политиков? Стадию, отрицающую «роль партии», выдвигающую скорее социальные и трудовые, чем политические требования? Стадию единства вместо раскола на мусульман и христиан, шиитов и суннитов?

 — Пока рано говорить об этом, но такая тенденция существует. Наконец, стало ясно еще одно. Парламентаризм не дает власти реальным людям на Ближнем Востоке. Нужна иная система. Другого решения, другой системы участники протестов пока не знают. Но мысль никогда не стоит на месте.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Протесты в Ираке унесли жизни почти 160 человек, около 3500 пострадали

В Ливане протестующих против «налога на WhatsApp» разогнали газом

Израиль нанес удары по Ливану в ответ на обстрел своих военных