Страх и ненависть в Каталонии

Протест в богатейшем регионе Испании сильно «помолодел», и центральные власти отмечают, что никогда ранее не встречали такого ожесточенного сопротивления.


Ситуация в Каталонии всегда была бомбой замедленного действия. © Фото wikimedia.org

Протесты за независимость стали трендом — и одновременно вызовом для политиков многих государств. Сепаратисты выходят на акции в Бельгии, Великобритании и других странах. 

Каталонцы уже давно хотят «жить отдельно», но таких ожесточенных протестов новейшая история Испании еще не знала. «Росбалт» совместно с экспертами разбирается в предыстории и своеобразии нового конфликта, а также изучает возможные решения проблемы.

В СМИ постоянно говорят о протестах в Каталонии. Что-то серьезное?

Да, в крупнейшем регионе Испании жители снова вышли на массовые манифестации. В течение недели, с 14 октября, сторонники независимости Каталонии митинговали в нескольких городах, однако основные столкновения произошли в Барселоне — столице автономии.

Пик протеста пришелся на день всеобщей забастовки, 18 октября, когда на улицы города, по данным полиции, вышли 525 тысяч человек. 

Центр города оказался заблокирован, некоторые станции метро прекратили работу, а собор Саграда-Фамилия закрыл двери для посетителей. За неделю протестных акций полиция задержала почти 200 человек, многих из которых позже отпустили. Были и пострадавшие, большинство из них — полицейские. 

Что побудило людей выйти на протесты

В 2017 году власти Каталонии в одностороннем порядке провели референдум, по итогам которого попытались объявить независимость. Центральные испанские власти ввели прямое управление автономией и арестовали лидеров каталонского правительства. 

Спустя два года, 14 октября, Верховный суд Испании приговорил организаторов референдума к заключению на сроки от 9 до 13 лет. В этот же день и начались новые манифестации.

Но разве все эти годы испанские власти не пытались усмирить недовольных?

Ситуация в Каталонии всегда была бомбой замедленного действия. Из опросов и результатов выборов в местный парламент следует, что 40-45% населения автономии так или иначе выступают за сепаратизм. Однако центральные власти не предложили недовольным никакого политического решения, считает барселонский бизнесмен российского происхождения Петр Андрушевич.

«Сначала процесс направляли умеренные каталонские националисты. Они действовали так же, как председатели колхозов. Проси четыре трактора, если нужно два — в итоге получишь один», — объяснил эксперт. 

Так, Каталония за десятилетия требований о независимости получила собственную полицию, широкие полномочия в финансовой сфере, свое здравоохранение, образование на каталонском языке и даже частичный контроль над тюрьмами.

Теперь же ситуация вышла из-под контроля и на улицы вышли радикалы, которым в течение многих лет внушали мысль о возможном отделении региона.

В Каталонии и раньше случались массовые протесты, которые в итоге сошли на нет. Что изменилось сейчас.

Во-первых, протест «помолодел»: на улицы вышли школьники и студенты, что нетипично для королевства. Кроме того, испанские власти заявили, что ни разу за новейшую историю страны не встречали такого ожесточенного сопротивления со стороны протестующих. 

Да, количественно митингующие проигрывают — в 2017 году выходило вдвое больше людей. Но озлобленность ситуацией в регионе только растет.

Пока же о значении нынешних манифестаций говорить рано. Сейчас основная масса людей ушла с улиц, однако это не приводит к деэскалации конфликта.

«Это как во Франции с движением желтых жилетов. Ведь тоже все пошло на спад. Но вовсе не значит, что проблема уладилась сама собой. Формы протеста могут меняться, но недовольство не исчезает», — отметил профессор кафедры теории и истории международных отношений ФМО СПбГУ Руслан Костюк.

Разве не проще позволить автономии выйти из состава королевства?

Это решение, которое не поддержат центральные испанские власти. Независимость, в первую очередь, неконституционна. Да и невыгодна финансово, поскольку Каталония — богатейший регион страны. 

Кроме того, население остальной части страны не пойдет навстречу митингующим, хоть и не жалует жителей автономии. Известны случаи, когда местные производители переносили заводы и фабрики за пределы региона, потому что испанцы активно бойкотируют каталонские продукты.

«В прошлом году, например, на одном из телеканалов под бой курантов ведущие чокались шипящим пивом, чтобы не раздражать испанцев и не пить известное каталонское игристое вино „Кава“. Представьте себе, на Новый год разливать пиво в бокалы?» — рассказал Андрушевич.

Есть ли какой-то способ успокоить протестующих?

Вопрос спорный. Эксперты по-разному оценивают будущее движения за независимость Каталонии. 

Так, возможной уступкой будет помилование осужденных лидеров бывшего каталонского правительства либо ускоренное условно-досрочное освобождение.

«Этого манифестанты могут добиться, но в обмен на то, что каталонская элита откажется от явного курса на отделение и займется тем, чем она хочет заниматься — получением новых полномочий, в том числе бюджетных», — объяснил Андрушевич. По его мнению, в Испании уже есть показательный пример. Ранее финансовыми льготами удалось усмирить более радикально настроенную Страну Басков, северный регион Испании.

А не лучше ли провести новый референдум?

Некоторые эксперты действительно выступают за очередной референдум — но по инициативе центральный властей и с привлечением международных наблюдателей. «На мой взгляд, это снизило бы градус напряжения, потому что даже представители самой радикальной тенденции успокоились бы, если на референдуме каталонцы проголосовали бы против отделения автономии», — рассказал Костюк. 

Отметим, что законы Испании запрещают проведение такого референдума, тогда как остальное население не одобрит голосование в отдельном регионе, пояснил Андрушевич. Впрочем, на фоне предстоящих выборов дискуссии продолжаются — и мнения неоднозначны.

Как повлияют протесты на результаты голосования

Всеобщие выборы в парламент Испании пройдут 10 ноября, и их исход пока неизвестен. Судьба Каталонии во многом зависит от политики партии, которая соберет больше голосов избирателей.

Проживающий в Барселоне Андрушевич ставит на победу правых и ультраправых партий, которые выступают за ручное управление автономиями или даже их ликвидацию с лишением основных полномочий и льгот. Такое решение будет реакцией на ожесточенные уличные протесты.

В ином ключе размышляет профессор Костюк. По его мнению, шансы на победу есть у правящей партии социалистов. «Они будут продвигать вопрос о расширении автономного статуса Каталонии и продвижении в сторону федерализма. Если эта опция в итоге победит, то можно предполагать и новый тур переговоров между Мадридом и Барселоной, и принятие новых законов», — рассказал Костюк. 

Однако если отделение и возможно, то исключительно в долгосрочной перспективе — и при поддержке международного сообщества, добавил эксперт.

В России как-то реагируют на протесты в Каталонии?

Российские власти избегают развернутых комментариев по поводу статуса Каталонии. В испанском интернет-ресурсе «El Confidencial» недавно выпустили материал с упоминанием «российского следа» в манифестациях. Авторов текста смутило использование протестующими мессенджера Telegram, который создал эмигрировавший россиянин Павел Дуров.

«Ну вы знаете, принято же упрекнуть Путина где надо и не надо. У некоторых прогрессивных западных журналистов это входит в обязательную программу», — объяснил Андрушевич. 

Местные СМИ активно писали о вмешательстве кремля в дела Испании в 2017 году во время референдума о независимости, но сейчас газеты все же не подхватили этот тренд, добавил бизнесмен.

«В Испанию приезжает более миллиона русских туристов в год. И не поддержать центральное правительство страны, в которой население так лояльно и дружески относится к русским, было бы большой ошибкой», — заключил Андрушевич.

С экспертом согласился и профессор Костюк. По его мнению, Испания не принадлежит к странам Европейского союза, которые активно продвигают санкции против России, а потому в ослаблении королевства смысла немного.

А что в остальном мире?

Идею независимости Каталонии отстаивают разве что латиноамериканские лидеры, с которыми у Испании натянутые отношения. Поддержку сепаратисты находят и со стороны политиков традиционно неспокойных территорий в составе других государств.

«Во Франции — корсиканские сепаратисты. Есть Бельгия, где ведущие политические силы во Фландрии тоже говорят о независимости. Есть Шотландия. Каталония, таким образом, не единичный случай, — отметил Костюк. — Это серьезная проблема для многих стран Евросоюза. Руководители этих государств не просто наблюдают, но и вынуждены поддерживать испанское правительство просто для того, чтобы не создавать прецедента, который мог бы и эти регионы раскачать».

Никита Строгов