Азербайджанская оппозиция «свободы» так и не дождалась

Активистов, митинговавших в Баку, нейтрализовали даже «культурней», чем в Барселоне. Однако Совет Европы все равно остался недоволен, потребовав объяснений.


Баку в ответ посоветовал «обратить внимание на применение резиновых пуль и насилие против демонстрантов в странах Европы». © Стоп-кадр видео

В Азербайджане нынче затяжной «бархатный» сезон, который несколько подпортили попытки оппозиции трансформировать его в сезон политических потрясений. Спровоцировать кризис не получилось, но разгон полицией двух акций протеста в Баку все же стал резонансным, что, собственно, и ставилось целью, дав Евросоюзу повод в очередной раз лягнуть руководство Азербайджана. Об этом, как и об ответе Баку Брюсселю, будет сказано ниже. Здесь же обратимся к собственно акциям протеста и требованиям митингующих, которые непременно желали собраться в центре столицы, в чем им было отказано, а альтернативная площадка — стадион в пригороде — их не устроила.

А раз так, активисты, преимущественно из Национального совета демократических сил (НСДС) все же собрались на одной из бакинских площадей, проигнорировав предупреждение силовиков о разгоне. На следующий день попытка митинга в центре города повторилась. В результате полиция задержала, по официальным данным, 60 человек, хотя оппозиция настаивает на том, что их было гораздо больше. 42 задержанных вскоре освободили, материалы по 18 участникам несанкционированного митинга будут переданы в суд.

Большого впечатления активизация НСДС на местных жителей не произвела, но все же город всполошился: одна из площадей была перекрыта, три станции метро временно прекратили работу, по улицам, прилегающим к местам скопления людей, ездили полицейские машины с включенными сиренами. Часа четыре был отключен интернет. Оппозиция обвинила полицию в жестокости и применении непропорциональной силы. Местные СМИ цитируют заместителя исполнительного секретаря правящей партии «Ени Азербайджан» Сиявуша Наврузова, заявившего, что «Эти люди хотели провести не митинг, а устроить провокацию, … создать противостояние, … очернить растущий имидж Азербайджана на международной арене. … Но население Азербайджана очень хорошо понимает, что сейчас не 90-е, и поэтому никто не повелся на провокацию».

Чего, собственно, требовала оппозиция? По ее утверждению, свободы политическим заключенным, собраний; снижения цен на электроэнергию и коммунальные услуги. На следующий день появилась новая тема для протеста — семейное насилие. Все это, разумеется, можно было озвучить и на стадионе в пригороде, но, понятно, тогда бы не было столько шума, сколько вызвал несанкционированный митинг и, соответственно, его разгон.

Создается впечатление, что оппозиция пыталась напомнить о себе как о дееспособном субъекте, способном подпортить нервы властям. Большего — и по сути, и в заданных азербайджанских реалиях, — добиться практически невозможно. Во-первых, оппоненты власти разрознены, и им мало кто доверяет; во-вторых, при президенте Ильхаме Алиеве «оранжевые» сценарии априори обречены на провал: он традиционно не ждет, пока площади заполонит относительно большое количество людей, и сразу же ограничивает в действиях тех, кто является двигателем революции — то есть критическую массу. Масса эта состоит, как показывают уроки «цветных революций», из активистов неправительственных организаций, существующих на западные гранты. А последним в Азербайджане перекрыли кислород, то есть денежные поступления, хотя новые формы финансовой подпитки «нужных» людей все же находятся.

Евросоюз призвал власти Азербайджана расследовать задержание нескольких десятков участников митинга. Официальный представитель Европейской службы внешнеполитической деятельности Майя Косьянчич акцентировала внимание на «чрезмерном применении силы» при разгоне акции протеста, подчеркнув, что свобода собраний является фундаментальным правом человека. В распространенном ею заявлении также сказано, что ЕС ожидает от властей республики соблюдения ими взятых на себя международных обязательств и освобождения мирных демонстрантов. А комиссар Совета Европы по правам человека Дунья Миятович выступила в более жестком и категоричном тоне, присовокупив к своему возмущению отключение интернета и «ранения», полученные журналистами в ходе разгона митинга. Правда, официальной информации азербайджанских властей о том, что пострадали журналисты, нет.

Реакция министерства иностранных дел Азербайджана не припозднилась: пресс-секретарь ведомства Лейла Абдуллаева ответила комиссару, что в республике обеспечены фундаментальные права и свободы людей, включая право на свободу собраний. Однако оно не может быть реализовано за счет нарушения прав другой группы людей. Она напомнила о несанкционированном характере митингов. «Тот факт, что некоторые организации, не вникая в суть вопроса, … сделали поспешные и необоснованные заявления, … должен быть оценен как применение двойных стандартов в отношении Азербайджана», — сказала Абдуллаева. А также рекомендовала комиссару СЕ «обратить внимание на применение резиновых пуль и насилие против демонстрантов в странах Европы».

В общем, Брюссель ждал реакции властей Азербайджана на свое «особое мнение», и он ее получил, хотя вряд ли был удовлетворен встречными рекомендациями. Теперь вопрос в том, как будут развиваться события дальше, и стоит ли ожидать нового всплеска протестной активности. По всей вероятности, новой попытки дестабилизации обстановки в ближайшем будущем не просматривается — во всяком случае, до 2020 года, на который в стране намечены парламентские выборы: они могут стать катализатором очередного протестного выброса, поскольку оппозиция не имеет единого и четкого представления о методах борьбы с действующим режимом. Последний же — силен и начеку, в том числе, в направлении финансирования неправительственного сектора идеологического окраса, с которого и начинаются всяческие неприятности. И митинги в республике, в отличии от соседних Грузии и Армении, не говоря уже об Украине, что называется, «не катят».

Азербайджанское издание Haqqin рассказывает о механизмах финансирования местной оппозиции. Так, по его информации, «до попытки фейсбуковской революции» 2013 года деньги поступали на счета НПО, обналичивались, и часть из них шла на коррупционные сделки, а часть — «на революционные цели». Но затем власти обязали НПО представлять строгую финансовую отчетность, и как только законодательство обязало их регистрировать гранты в министерствах юстиции и экономики, «поток интернациональной помощи на дело азербайджанской революции стал сокращаться и, наконец, полностью остановился». Тогда деньги стали поступать на счета грузинских банков, и «кэш» привозили в Баку. Но власти остановили этот «грантовый шелковый путь». Впрочем, выход нашелся и тут, причем не один, а два: финансирование через дипломатические ведомства и международные награды от известных и малоизвестных фондов и международных институтов. Однако и в этом случае власти стали блокировать «вполне солидные и многонулевые субсидии».

В общем, подточить фундамент, на котором прочно обосновалась азербайджанская власть, митингами и грантами не получается. Одно дело время от времени выпускать пар — это даже полезно для устойчивости централизованной системы управления, другое — устроить переворот. Остается одно: добиться смены власти посредством выборов, то есть легитимным путем. Но станет ли большая часть населения Азербайджана голосовать против правящей партии и действующего президента? Вряд ли, поскольку в республике еще не забыты годы разрухи, политических столкновений, разгула преступности, и предпочитают всем этим «радостям жизни» авторитарное правление: так спокойнее.

Азербайджанцам есть с кем сравнивать свое житье-бытье в экономическом плане, хотя оно и не вполне такое, о каком они грезят. И в стране есть реально реализуемая программа улучшения благосостояния населения не только за счет значительного увеличения размеров пенсий, зарплат, пособий, но и создания новых рабочих мест и осуществления крупных нефтегазовых, транспортных, иных проектов. А к отсутствию демократии в ее западном понимании здесь уже привыкли. Да, в «темные» годы оппозиция могла вывести на улицы сотни тысяч своих сторонников, а сейчас она едва ли способна собрать 20 сотен — и это по самым оптимистичным подсчетам.

То есть оппоненты власти реально теряют свой электорат, что неудивительно. Во-первых, у них отсутствует внятная программа развития страны; во-вторых, срабатывает восточный менталитет: лучше плясать под дудку своего «царька», чем прогибаться перед чужим «дядей», претендующим на влияние и имеющим меркантильный интерес в этом богатейшем углеводородном крае. Тем более, что «царек» способен переиграть и мнящих себя царями.

Как сказал News.ru генеральный директор Центра политической информации политолог Алексей Мухин, процессы, подобные тем, что имели на днях место в Баку, свидетельствуют о том, что «Наши западные партнеры пытаются реанимировать свою теорию „управляемого хаоса“. Поэтому они инспирируют в самых разных, прежде всего интересных им государствах, правовую, социальную или политическую турбулентность. Цель ясна — добиться более податливой позиции от тех или иных стран». По его словам, предполагаемые попытки Запада вмешаться во внутреннюю ситуацию в Азербайджане не возымеют серьезного результата, но «испугать» руководство страны вполне могут. Впрочем, Алиев — не робкого десятка. И обладает весьма ценной способностью — действовать на опережение.

Андрей Николаев


Читайте также Жители Калмыкии на митинге потребовали отставки местных властей

В столице Азербайджана задержаны 60 протестующих

Ереван ответил Баку по поводу «дискриминации» российских армян