Кого Лукашенко предложил «поджать» Токаеву?

Президент Белоруссии обсудил с коллегой из Казахстана не только двусторонние проблемы, но и взаимотношения с «союзниками» — прежде всего, с Россией.


Лукашенко пытается задружить с действующим президентом Токаевым так же крепко, как и с Назарбаевым. © Фото с сайта president.gov.by

То, что президент Белоруссии Александр Лукашенко находится в безоблачно прекрасных отношениях с первым президентом Казахстана и ее пожизненным лидером Нурсултаном Назарбаевым, ни для кого не представляет секрета. Но теперь он пытается сильно задружить со вторым и действующим президентом Касым-Жомартом Токаевым, о чем свидетельствует поведение белорусского лидера в Нур-Султане: уж очень он обласкал преемника Елбасы. И даже подбивал его если не дружить против «союзников», то, во всяком случае, не давать им спуска в вопросах, отвечающих интересам Белоруссии и Казахстана. А таковые есть, и касаются они, в частности, транспортировки казахстанской нефти в РБ через территорию России. Последняя этого не хочет, но Лукашенко надеется, что сумеет ее «дожать», о чем он и сообщил после своей встречи с Токаевым.

По его словам, они условились о проведении консультаций с Москвой. «Думаю, договоримся», — сказал он. Заинтересованность в импорте нефти из Казахстана Лукашенко объяснил соображениями диверсификации источников поставок. В общем, с Россией еще не сладили, но уже обсуждают параметры соответствующего соглашения, не подразумевающего реэкспорт — последнее обстоятельство вроде строго оговорено. Впрочем, вполне возможно, только для «ушей» Москвы.

Надо думать, Лукашенко почти уверен в успехе дела, поскольку есть чем ответить России в случае категоричного отказа в прокачке нефти в Белоруссию. Первое: России ведь тоже нужен транзит нефти через Казахстан в Китай, и Нур-Султан может взбрыкнуть, хотя такое «поведение» для него характерно в гораздо меньшей степени, чем для Минска. Второе: Лукашенко уже неоднократно озвучивал свое недовольство блокированием различных проектов в Евразийском экономическом союзе и дал понять, что интерес Минска (а заодно и Нур-Султана?) к этому интеграционному объединению может подвять.

Президент Белоруссии даже нажаловался на Москву и на ситуацию, сложившуюся по ее милости в Евразийском союзе, Нурсултану Назарбаеву, который, по его же признанию, ни в коем случае не хотел отменять встречу с Лукашенко, несмотря на крайне напряженный график работы: «Мы столько пережили вместе,… самые трудные моменты. Нам пристрастия в дружбе менять уже поздно. … Мир меняется, вокруг нас все меняется. Сохранить в этой ситуации то, что было, очень важно».

И впрямь, для Лукашенко и Назарбаева очень важно «сохранить» — на индивидуальном уровне это у них отлично получается. А вот в Евразийском союзе — не вполне. По пояснению белорусского президента, ЕАЭС должен открывать дорогу, в том числе, и двустороннему сотрудничеству, а не строить ему препятствия. «Это не дело. Мы хотим купить у вас, допустим, углеводороды, нефть, но никак не можем договориться. Мы решили, что с двух сторон будем поджимать наших союзников», — сказал белорусский президент. В общем, он попытался втянуть Казахстан в выяснение отношений с Москвой. Но добился ли своего?

Для чего это Нур-Султану, в котором накануне встречи Лукашенко и Токаева состоялся белорусско-казахстанский умеренно многообещающий бизнес-форум? О нем будет сказано ниже. Здесь же отметим, что Казахстан, не отличающийся успешным развитием несырьевых секторов экономики, заинтересован в расширении рынков сбыта своей нефти. А в ареале ЕАЭС, напомним, действует беспошлинная торговля между государствами—участниками. И если учесть тот факт, что товарооборот между двумя странами едва дотягивает до 900 миллионов долларов с явным экспортным провалом Казахстана — на его долю приходится всего 12,3% (остальное — «забирает» белорусский экспорт), то дисбаланс в торговле налицо. И его в значительной мере могут покрыть поставки нефти. Ею, собственно, и ограничиваются реальные торговые предложения казахов белорусам.

Последним казахстанская нефть нужна для загрузки перерабатывающих мощностей, но гораздо больший интерес для Минска представляет ее дальнейший экспорт. Но Москва не так проста: уж если реэкспорт, извольте-ка дать возможность российскому капиталу расширить свое присутствие в нефтеперерабатывающей индустрии Белоруссии. Вероятно, именно такова позиция России. То есть только транзитной функции ей мало.

Нет у Минска и Москвы также «состыковки» в вопросе запрошенного ранее у России кредита в размере 630 миллионов долларов на рефинансирование его долгов самой РФ. Но тут вдруг оказалось, что Белоруссия предпочла получить кредит Китая на полмиллиарда, причем на аналогичную цель. Лукашенко таким образом продемонстрировал, что может обойтись и без «милости» Москвы, и это сильно смахивает на политический жест и уязвляет Первопрестольную. Не исключено, однако, что жест этот был сделан для торга на той или иной почве. По крайней мере, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что «Контакты (по кредиту) с белорусской стороной продолжаются».

Но вернемся к белорусско-казахстанскому бизнес-форуму. К прибытию Лукашенко в Нур-Султан предприниматели двух стран уже заключили контракты на 75 миллионов долларов. Подписано 14 документов, и большая их часть приходится на совместные производства в области машиностроения. Кстати, накануне визита Лукашенко в интервью «Хабар» сообщил, что приветствовал бы вхождение казахского капитала в крупнейшие, в мировом масштабе, белорусские компании. Но, надо думать, Казахстан, хоть и заключивший перспективные сделки с Белоруссией, не рискнет очень большими деньгами — условия для вложения крупных инвестиций в последней не самые привлекательные.

Что показал визит Лукашенко в РК? Президент Белоруссии оказал Нур-Султану «большое доверие», имея в виду готовность продать казахам чуть ли не контрольный пакет акций крупнейших белорусских предприятий, но готовности купить их со стороны казахского бизнеса пока не последовало. С транзитом российской нефти в Белоруссию первые лица РК тоже пока ничего определенного не сказали — при всем том, что такая сделка их должна абсолютно устроить. Но дело-то в ее политической цене, имея в виду позицию Москвы. Таким образом, Нур-Султан, скорее всего, вмешиваться в свару Белоруссии с Россией не станет, и если дело выгорит, он просто будет снимать с него «пенки». То есть нефтяной вопрос сильно политизируется, что вредит как российско-белорусским отношениям, так и климату в Евразийском союзе в целом.

Нельзя сказать, что Лукашенко покинул Казахстан уж вовсе не солоно хлебавши: маленькие «мины» в контексте евразийской интеграции и отношений с Москвой он все же заложил. Но к чему приводит такая ставшая уже многоразовой тактика Минска? Буквально пару дней назад распространилась информация, в соответствии с которой Евразийский фонд стабилизации и развития отказал Белоруссии в последнем, седьмом транше кредита, общая сумма которого составляла около 2 миллиардов долларов и была предназначена для «устойчивого роста через повышение качества экономической политики и проведение структурных реформ». При этом РБ, по предварительным данным, условия кредитования вроде выполнила.

Так в чем дело? Скорее всего, в том, что Белоруссия часто вступает в конфликт с главным акционером фонда — Россией, что говорит в пользу его повышенной политической ангажированности. А это означает, что Минск станет просить деньги на стороне — у Международного валютного фонда и (или) Всемирного банка с большой вероятностью их получить, однако, как и в случае с Россией, под гарантии еще большей лояльности. В итоге в проигрыше останется не только Россия, но и Белоруссия.

Потому как только за «просто лояльность» Запад никому ничего не дает. Он требует сверхлояльности и послушания, к которым Лукашенко не готов (стиль управления Россией и ее «мораль» ему все-таки ближе), да еще и непопулярных в белорусском народе реформ, к которым последний не готов — сколько бы ни критиковал втихомолку своего Батьку.

Ирина Джорбенадзе 


Ранее на тему Президент Казахстана не поменял позицию по «аннексии» Крыма

Лукашенко захотел «прорубить окно» в Европу, а от декоммунизации отказался

Лукашенко назвал американский «бронетанковый кулак» на границе с Белоруссией смешным