ШОС на разбеге

Предстоящий саммит глав правительств государств Шанхайской организации сотрудничества обещает сюрпризы и открытие сезона коллективной «охоты» за влияние в Афганистане.


ШОС охватывает 60% территории Евразии с населением более трех миллиардов человек. © СС0 Public Domain

В начале ноября в Ташкенте состоится 18-е заседание Совета глав правительств государств — членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Помимо них, в саммите ожидается участие премьер-министров стран-наблюдателей — Афганистана, Белоруссии, Ирана и Монголии. Напомним, что постоянными членами Шанхайской организации являются Россия, Китай, Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Узбекистан, Индия и Пакистан. То есть она охватывает 60% территории Евразии с населением более 3 миллиардов человек.

На саммите обсудят широкий круг вопросов международного и регионального экономического развития, укрепления связей между государствами—членами ШОС, совокупный объем ВВП которых в прошлом году достиг 18, 5 триллиона долларов — это 22, 5% от общемирового показателя. Ожидается, что большое внимание будет уделено афганской проблематике — более подробно об этом будет сказано ниже.

Здесь же отметим, что к подписанию главами государств подготовлен увесистый пакет документов. Ключевой из них — совместное коммюнике, в котором отражены договоренности, достигнутые в рамках организации, перспективы дальнейшего сотрудничества в торгово-экономической, культурной и гуманитарной сфере. Среди документов — программа торгово-экономического сотрудничества до 2035 года. Ее приоритетными направлениями признаны, в частности, торговля и инвестиционная активность; банки и финансы, транспорт и логистика; энергетика и информационные технологии.

Говоря о транспорте. По инициативе президента Узбекистана Шавката Мирзиеева разработана концепция взаимодействия железнодорожных администраций, реализация которой направлена на повышение эффективности эксплуатации действующих и строительство новых железнодорожных магистралей в ареале ШОС, а также на рост грузоперевозок, включая транзитные. Повышенный интерес государств организации и, в частности, Узбекистана к транспортным и логистическим проектам объясняется, в первую очередь, тем, что наиболее короткие, а, значит, и дешевые транспортные маршруты из Китая в Европу и на Ближний Восток проходят через Россию и Центральную Азию. И особую актуальность в этой связи приобретает проект строительства железной дороги Узбекистан-Киргизия-Китай, которая позволит государствам ЦА (особенно не имеющим выхода к морю) прорубить «окно» в Европу, Восточную и Юго-Восточную Азию, на Ближний Восток и к Средиземному морю.

Вообще же узбекский президент как-то очень быстро стал играть видную роль в ШОС, и это не единственная его инициатива, подготовленная для утверждения на саммите. И касаются его проекты не только сотрудничества, направленного на повышение эффективности транспортных коридоров, но и внедрения инновационных технологий в агропромышленном комплексе, экологически чистых и ресурсосберегающих технологий вообще, обеспечения кибербезопасности и т. д.

Спору нет — самой экономически успешной страной ШОС является Китай с его громадной производственной, технологической базой, рынком сбыта и инвестиционными возможностями. Но вряд ли кто сегодня станет опровергать тот факт, что в государствах Центральной Азии, особенно в Казахстане и Киргизии, раскручиваются антикитайские настроения. Узбекистан же от них дальновидно дистанцируется и заметно выигрывает от этого: здесь, в отличие от соседей по Центральной Азии, нет панических страхов «китайской экспансии» и связанной с ней митинговой активностью. Либо страсти эти очень умело управляются государством в сторону подавления. Пекин никогда не заявлял о приоритетности для него Ташкента в ЦА, но ему определенно легче с ним работать в условиях взвешенной внешней политики и курса на реформирование всех сфер узбекской жизни, взятого Мирзиеевым. И на таком фоне центрально-азиатский лидер в ШОС — Казахстан — стал «бледнеть».

Нынче Китай, по уровню вложений инвестиций в узбекскую экономику, уступает лишь России. А на днях стало известно о том, что Китайский фонд Шелкового пути выделил свыше полумиллиарда долларов на развитие нефтегазовых проектов в Узбекистане — в октябре Ташкенту перечислен первый транш. Надо думать, что на этом фонд, уставной капитал которого равен 40 млрд долларов, не остановится. Достаточно сказать, что во время визита узбекского президента в Пекин стороны подписали пакет документов «весом» в 24 миллиарда. С такими темпами Китай, инвестиционная активность которого стремительно растет, может обогнать Россию. В настоящее время в Узбекистане работают более одной тысячи компаний с китайским капиталом, с российским — свыше полутора тысяч, включая «Лукойл» и «Газпром». Но ни синофобии, ни русофобии не видно — во всяком случае, выраженных.

К этому стоит добавить, что благодаря сбалансированной внешней политике и проводимым реформам, до конца этого года объем освоенных прямых инвестиций в Узбекистан достигнет, по официальной информации, 7 млрд долларов. Для сравнения: в прошлом году аналогичный показатель слегка приблизился к 3 миллиардам.

В общем, надо думать, что Узбекистан имеет в ШОС две крепкие «спины» — в лице Китая и России. И тут вопрос не только в лояльности узбекской власти к Москве и Пекину. В конце концов, если двум последним было бы невыгодно сотрудничать с Ташкентом, они бы этого не делали. Но Узбекистан становится самой весомой страной Центральной Азии. Вдобавок к его сбалансированной внешней политике — инвестиционный потенциал республики растет, и в него органично «вписались» несырьевые отрасли. Плюсом Узбекистана, в контексте его хороших перспектив развития, видится также обширный внутренний рынок, рост числа платежеспособного населения, богатство природных ресурсов, устойчивый рост ВВП, макроэкономическая стабильность и молодое, сравнительно образованное население — людей в возрасте до 40 лет здесь 72%.

Но вернемся к собственно саммиту. В своем недавнем выступлении на Сяншаньском форуме по безопасности генеральный секретарь ШОС Владимир Норов заявил, что эта организация вносит весомый вклад в установление стабильности в Афганистане, который «продолжает сохранять статус  крупнейшего производителя и поставщика опиатов в мире, выручка от реализации которых является одним из основных источников финансирования терроризма».

Напомним, что ШОС не позиционирует себя как военный или иной силовой блок, однако со временем он может предъявить соответствующую заявку. Такой вывод можно сделать, в частности, и из того, что, по информации Норова, при координирующей роли антитеррористической структуры Шанхайской организации только в прошлом году были пресечены на стадии подготовки более 360 преступлений террористического характера; нейтрализовано свыше 80 подпольных ячеек террористов, ликвидированы 67 боевиков, 10 из которых были главарями террористических группировок. Кроме того, за последние пять лет, благодаря усилиям соответствующих служб государств — членов ШОС, изъято более 40% наркотических веществ, обнаруженных на всей территории Евразии.

Отметим, что на Бишкекском саммите ШОС афганской проблематике было уделено большое внимание и, вероятно, еще большее будет уделено ей в Ташкенте, имея в виду и работу контактной группы «ШОС — Афганистан». Речь идет не только о безопасности, жизненно важной для государств Шанхайской организации в контексте событий в Афганистане, но и о формировании региональных транспортных магистралей.

В этой связи актуальна не только железная дорога Хайратон — Мазари-Шариф, но и проекты строительства Мазари-Шариф — Герат и Мазари-Шариф — Пешавар, позволяющие создать новый транзитный коридор с выходом на железные дороги Ирана, Пакистана, Индии, а также к портам Чахбахар (ИРИ) и Гвадар (Пакистан). Но без обеспечения безопасности обо всех этих проектах можно забыть. А посему надо полагать, что ШОС вплотную приступает к углублению развития афганского вектора и расширению своего влияния на Кабул, что автоматически увеличит ее политический и экономический вес. А поспособствовать этому может полный вывод войск США из Афганистана.

И вот тогда Шанхайская организация постарается как следует развернуться — широко участвовать в нормализации обстановки в Афганистане и эффективнее блокировать переброску террористов с границ этой страны на территорию Центральной Азии и дальше. Благо, опыт у нее есть — хоть и не слишком масштабный (не повсюду дотянулись), но весьма недурственный.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Минск «отказался» от российского кредита и надеется на китайцев

Участники саммита ШОС пришли к консолидации по региональным и международным проблемам