Зачем США толкают Иран к созданию ядерной бомбы?

Тегеран обещает выйти из «атомной сделки» и начать обогащать уран до уровня 20%, если санкции не отменят.


6 ноября на объекте в Фордо в ИРИ были запущены центрифуги для обогащения урана до 5%. © СС0

История отношений США и Ирана вот уже несколько десятилетий  укладывается в повторяющуюся формулу «от любви к ненависти». Если  в 1970-е годы во времена правления шаха Мохаммеда Резы Пехлеви  Вашингтон тайными распоряжениями потакал потенциальному созданию в Иране десятков АЭС, в которых было предусмотрено право Тегерана самому распоряжаться плутонием и обогащенным ураном, то после свержения лояльного американцам режима США превратились в «большого сатану». Затем последовали десятилетия, казалось, вечных санкций против Тегерана, потому что, как выяснилось, у него есть военная ядерная программа. Мировые СМИ активно обсуждали планы США по бомбежке Ирана. Но в 2015 г. опять вернулась «любовь» — при Обаме. 

Тогда Тегеран и «шестерка» (пять постоянных членов СБ ООН — Россия, Китай, Франция, Великобритания, США, а также Германия) подписали «Совместный всеобъемлющий план действий». Он снимал с Ирана экономические и финансовые санкции со стороны ООН, США и Евросоюза (размораживание заморских счетов, торговля газом и нефтью и т. д.) в обмен на ограничение его атомной программы. Иранские ядерные объекты ставились под международное наблюдение МАГАТЭ.

Однако музыка играла недолго. Спустя три года Трамп повернул историю вспять, объявив об одностороннем выходе Вашингтона из Договора и возобновив санкции. В ответ иранский МИД 10 июня 2019 г. дал Европе 60 дней на урегулирование конфликта и спасение «ядерной сделки». Но, похоже, все это было для протокола. Как уже тогда предупреждал представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди, запасы урана превысят установленные соглашением 300 кг. По Договору он должен экспортироваться в другие страны, как и отработанная тяжелая вода. Однако, заявил Камальванди, после срыва «сделки» американцами все это будет оставаться у персов. Тегеран пригрозил, что если санкции не снимут, то он станет обогащать уран до уровня 20% (по Соглашению установлен предел в 3,67%).

«Атомный руководитель» Ирана вовсе не блефовал. Как сообщило на днях иранское иформагентство Mehr, Тегеран получил с ядерного объекта в Фордо первую партию урана, обогащенного до 5%. То есть, нарушив «Совместный всеобъемлющий план действий» по установленному пределу обогащения. Впрочем, никакого секрета из своих планов персы не делали. Президент Ирана Хасан Роухани за несколько дней до этого события заявил, что при отсутствии обнадеживающих сигналов с Запада уже 6 ноября с. г. на этом подземном объекте будут запущены центрифуги для обогащения урана.

Ядерный комплекс в Фордо расположен неподалеку от города Кум, что в 150 км от Тегерана. По данным западных СМИ, он находится на глубине около 80 метров, «под горой — для защиты от  глубоко проникающего оружия» противника. Как утверждает сейчас The New York Times, «объект… годами скрывался от инспекторов (МАГАТЭ). Открытие его существования десятилетие назад вызвало кризис с Западом, который привел к угрозам со стороны Израиля уничтожить объект». В 2016 г. охрану завода усилили российскими ЗРК С-300.

«Как вы знаете, в Фордо, согласно ядерному Соглашению, у нас находится порядка тысячи центрифуг, — заявил публично Хасан Роухани. — В рамках договора мы согласились, что они будут вращаться, но без подачи в них газа. Наш четвертый шаг по сокращению обязательств, который вступает в силу, разрешает подачу сырья». Центрифуги в Фордо принадлежат к первому поколению таких устройств. В 2011 г. Тегеран уведомил о переходе завода на обогащение урана до 20%. Затем по Соглашению от 2015 г. Иран обязался перепрофилировать объект на  производство стабильных изотопов и не обогащать там  уран. Теперь же все возвращается на круги своя.

Государственный департамент США раскритиковал действия президента  Роухани. «У Ирана нет веских оснований для расширения своей программы обогащения урана на заводе в Фордо или где-либо еще, — говорится в его заявлении, — кроме четкой попытки ядерного шантажа, который только усилит его политическую и экономическую изоляцию». Газета не удержалась также, чтобы не уколоть Трампа: «Потенциал для иранского „прорыва“ в производстве топлива для ядерного оружия в течение трех месяцев был причиной, по которой главные советники г-на Трампа за его первый год пребывания в должности — государственный секретарь Рекс Тиллерсон, советник по национальной безопасности МакМастер и министр обороны Джим Маттис — призвали его остаться в этой сделке… Мистер Трамп в конечном итоге отказался от этого совета и со временем — от всех трех этих советников».

Больше всех возвращением Ирана к обогащению топлива двойного назначения обеспокоен Израиль (иранцы время от времени обещают «стереть с лица земли» эту страну). В интервью местным СМИ израильский премьер Биньямин Нетаньяху заявил: «Учитывая усилия Ирана по развитию его ядерной программы, расширению обогащения урана для производства атомных бомб, повторяю еще раз: мы никогда не позволим Ирану разработать ядерное оружие. Это не только для нашей безопасности и нашего будущего, но и для будущего Ближнего Востока и всего мира».

Однако, как утверждают иранцы, на постепенный выход из «сделки» их подталкивают давление и все новые санкции США. Но если они будут сняты, то Тегеран готов вернуться на исходные позиции по Соглашению. А если этого не случится, то персы начнут обогащать уран до 20%. В Белом доме  позицию тегеранских аятолл расценили как «ядерный шантаж», несмотря на то, что США сами и заварили эту кашу. Выйдя в одностороннем порядке из Соглашения и спровоцировав этим Иран на возобновление своей военной ядерной программы. Получается, США своими действиями сами толкают Тегеран на прежний путь — создания своей ядерной бомбы. По оценкам аналитиков, если Вашингтон и европейские страны не предпримут никаких шагов для сохранения Соглашения и отмены санкций, то Иран также окончательно похоронит его.

Но, возможно, США именно такого результата и добиваются? Тогда можно снова обвинить персов в том, что они разрабатывают ядерное оружие, и это может стать причиной их американской «демократизации» — Иран очень богатая газо- и нефтеносная страна. И все еще не под американским влиянием. А с другой стороны — возможно, Тегерану такая ситуация тоже  на руку. Трудно поверить, что иранцы, добившиеся значительного уровня обогащения урана (хотя и недостаточного еще для военных целей), имеющие десятки подземных ядерных производств, так легко отказались в 2015 г. от продолжения наработок в этой сфере. Поэтому даже после «сделки» многие   подозревали Иран если не в тайной работе над военной ядерной программой, то в том, что он «законсервировал» ее до иных времен.

Так что вполне вероятно, что по сценарию каждый из «партнеров» получает в итоге именно то, что на самом деле хочет. Пока игра идет в «шашки навылет». Горячая ее фаза впереди.

Алла Ярошинская


Ранее на тему Израиль нанес ракетный удар по Дамаску

Иран произвел обогащенный уран на вновь открывшемся заводе

США пригрозили Ирану «максимальным давлением» за возобновление обогащения урана