Кто-то обязательно сыграет на украинской «трубе»

Даже находясь в Бразилии, Путин вспомнил о газовом споре Москвы и Киева. Вокруг него уже родилось столько мифов и легенд, что пора бы с ними разобраться.


Самое главное — будет ли продолжение газового транзита через Украину после 1 января 2020 года. © Фото с сайта «Укртрансгаза»

О вероятности активной фазы украино-российской «газовой войны» снова заговорили после саммита БРИКС. Основным инфоповодом стали высказывания Владимира Путина о возможности прекращения транзита газа в Европу через Украину, и намек про 25-процентную скидку. Если будут покупать «у кого надо». Причем российского лидера даже не просили высказаться на эту тему — сам захотел. А с чего бы вдруг? Хотя понятно с чего — договор о транзите заканчивается, так что Думай-Те. Но пока на Украине думают, есть время напомнить и прояснить, что вообще в украино-российских газовых делах не так — какие проблемы реальны, а какие придуманы.

Миф первый: не будет российского газа через Украину — и она сама, и вся Европа замерзнут. Впрочем, об этом как раз говорят сегодня мало. И Украина, и Европа подготовились как никогда, заполнив подземные хранилища до исторического максимума. Есть, правда, определенная техническая проблема — чтобы извлекать «голубое топливо» из ПГХ, некоторая прокачка через украинскую трубу нужна, но уж с этим, наверное, как-то справятся.

Миф второй: покупать напрямую у РФ можно будет на четверть дешевле. Правда, для этого российская сторона предлагает «Нафтогазу Украины» «забыть» про почти 3 млрд долларов, которые ему присудил арбитраж в Стокгольме, отказаться от иска еще на 12 млрд и простить «Газпрому» штраф на 7 млрд. «Вместе — 22 миллиарда долларов — „понять и простить“. Ищу и не нахожу в озвученных в СМИ предложениях встречные шаги России на сопоставимые суммы. Разве так выглядит „обнуление“ взаимных претензий? — написал глава „Нафтогаза“ Андрей Коболев в Facebook. — Мы уже давно убедились, что ничто не обходится Украине так дорого, как дешевый российский газ. Когда наши отношения с „Газпромом“ удается сделать чисто коммерческими, баланс затрат существенно меняется в пользу Украины».

В подтверждение своих слов главный украинский газовик приводит следующие аргументы: в 2013 году, когда у Украины была скидка за «флот в Крыму» и газ покупался почти исключительно у «Газпрома», она зарабатывала на транзите 3 миллиарда долларов, а за импортированный газ заплатила России более 5 млрд. То есть минус два миллиарда. В 2018 году, когда Украина уже перешла от «дешевого» российского газа на «дорогой» европейский и не имела никаких политических скидок, на транзите заработали 2,7 млрд, а на закупку потратили 2,1 миллиарда. Положительная разница составила 600 млн долларов.

То есть выгода, вроде бы, очевидна, но все же — если сейчас начать покупать напрямую, то что будет? Можно допустить, что определенные плюсы от этой схемы, возможно, и появятся (вдруг удастся сэкономить еще $0,5 млрд в год), однако снова вернется зависимость от поставок из РФ, с которой боролись так долго. Кроме того, эксперты допускают, что в подобном варианте «Газпром» начнет отпускать газ взаимозачетом, списывая присужденные ему штрафы в международных арбитражах. Это, конечно, тоже «копейка» в бюджет, но Украине хотелось бы сохранить одну из немногих побед и получить ее непременно «живыми» деньгами.

Миф третий: какой может быть «реверс», если газ в Европу и обратно на Украину идет по одной трубе? Россия (и ее президент) не признают технической возможности существования реверса — дескать, это полный бред. Вполне возможно, что и бред, но очень полезный для «Нафтогаза». Стоило Киеву отказаться от прямых поставок из РФ и перейти к «чудо-реверсу», как цена на газ упала с 485 долларов за тысячу кубометров в 2014-м, до 200 в 2016-м. А как оно там на самом деле, не сильно волнует украинцев. По словам Коболева, если «Газпром» нарушит договоренности, Россия окончательно подорвет свою репутацию надежного поставщика газа в Европу, и «мы сможем добиться некоторых вещей, в которых пока у нас есть определенный прогресс — тот же большой реверс». Что это такое — никто не знает, но многим украинцам эта «формула» нравятся.

Миф четвертый: украинская труба теперь Европе совсем не нужна. Это вряд ли, говорят эксперты. Возможно, Германии, уже рассчитывающей на прибыль с перепродаж — да, но это же не весь Старый свет. ГТС Украины может перекачивать до 150 миллиардов кубов газа в год, а «Северный поток — 2» в три раза меньше. Она может гибко реагировать на пиковые изменения спроса в Европейском союзе, чего не могут сделать два СП вместе взятые. Поэтому без украинского газопровода цены на газ для части европейских потребителей значительно вырастут, во всяком случае до пуска «Турецкого потока». В частности, пострадают Болгария, Македония и другие страны Балкан. По сути, весь ЕС станет энергетически зависим от России и от Германии, а это вряд ли их устроит, и именно на их лобби и поддержку рассчитывают в Киеве.

«Было бы очень правильно, если бы „Газпром“ или какая-то европейская компания забронировали мощности украинской ГТС на долгосрочный период для того, чтобы застраховаться от возможных рисков, — сказал в интервью „Радио Свобода“ директор энергетических программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Разумкова Владимир Омельченко. — Все равно на „Северном потоке — 2“ будут какие-то ремонты, в зимний или в летний период, когда больше всего потребляют природный газ, его потребуется больше, а „Газпром“ не сможет это обеспечить. Тут и потребуется украинская газотранспортная система».

Миф пятый: украинская ГТС ненадежна. А вот и нет. Слухи о катастрофическом износе трубы сильно преувеличены — в ее надежности не сомневаются ни западные эксперты, ни украинские, что по итогам комплексного аудита АО «Укртрансгаз» подтвердили представители международного сертификационного органа TÜV SÜD (Германия) в начале 2019 года. Положительную оценку о соответствии мировым стандартам получили системы экологического управления, управления качеством, безопасностью труда и энергетического менеджмента украинской ГТС. Вот насчет эффективности — вопросы есть. Для ее повышения, а также для увеличения эксплуатационного ресурса газотранспортных коммуникаций нужна их комплексная модернизация. Само собой разумеется, на все это нужны деньги, которые возможно получить от загрузки транзитными объемами и, частично, от взносов, допущенных к управлению трубой иностранных компаний после присоединения Украины к третьему энергетическому пакету ЕС.

Что же касается опасности терактов, безусловно, на Украине она выше, чем в других странах, где царит мир. Конечно, нет железной гарантии, что в случае покупки газа напрямую у России патриотам-националистам не придет в голову блокировать или разрушить ГТС в рамках какой-нибудь акции по прекращению «торговли на крови», как это произошло с углем из Донбасса. Схема та же — не будем покупать газ у «агрессора». И что прикажешь в этом случае делать Зеленскому? Воевать со своими? Порошенко не решился. Тут одна гарантия: процедура анбандлинга предполагает, что управлять транзитной системой будет международный консорциум, и у националистов хватит ума не посягать на совместное с иностранцами имущество.

Миф шестой: если украинский газопровод будет не нужен, его просто порежут на металлолом, заработав хотя бы на этом. Несмотря на мрачные прогнозы, пилить трубу пока не собираются. Если Украина и Россия не договорятся — транзитную систему можно использовать в качестве моста между Румынией, добывающей больше газа, чем она потребляет, и Словакией с Польшей. В самом крайнем случае, в свободный от газа трубопровод можно закачать водород, используемый, согласно европейским экспериментальным программам как «хранитель энергии». О подобном варианте журналистам неоднократно рассказывал исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко. Хотя он сам признал, что эти варианты использования газопровода не принесут прежних прибылей. Утешиться, по словам Витренко, можно только тем, что Россия тоже потеряет от остановки транзита, правда, меньше, чем Украина.

В общем, вот такая вот она сейчас — украинская ГТС, и проблемы вокруг нее. Затраты на ее содержание Украина может покрывать при транзите не менее 60 млрд кубометров в год, именно поэтому «Нафтогаз» настаивает на заключении долгосрочного контракта. Однако переговоры на эту тему все срываются и срываются. Президент РФ, кажется, хочет уйти от формата «Газпром» — «Нафтогаз» — ЕС. Только Путин и Зеленский — вот схема, более выгодная для Кремля, при которой Владимир Владимирович скушает своего менее опытного тезку в два счета. Нужно полагать, что экс-шоумен и сам боится такого расклада, и пойдет на подобный вариант только тогда, когда терять уж совсем будет нечего.

Но, кстати, в проект украинского бюджета-2020 доходы от транзита газа не заложили, надеясь в крайнем случае обойтись и без них. Так что России не стоит рассчитывать на то, что она взяла Украину за горло.

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему Польша поищет новые запасы газа на Украине

Стало известно, от чего будет зависеть прокачка по «Северному потоку-2»

Песков подтвердил, что Путин и Эрдоган откроют «Турецкий поток»