В Туркмении решили всерьез взяться за геев и хлопководов

Впрочем, жизнь в республике разорительна и опасна не только для представителей сексуальных меньшинств, но и для 99% населения.


Первых наказывают, а вторых «награждают» — только за свой счет. © СС0 Public Domain

«Праздник урожая» — одно из главных торжеств в Туркмении. Акцент, естественно, сделан на сборе хлопка, который, по данным неправительственных источников, нынче не уродился: план по производству «белого золота» не выполнен и вполовину. Однако признавать эту данность руководство страны не намерено, как и многие другие печальные факты туркменского бытия. В любом, даже очевидно провальном случае, все должно выглядеть блестяще. Так оно, в принципе, и выглядит. Часто — буквально, хотя бы при помощи сверкающей оберточной бумаги. А нужна она, в частности, для того, чтобы упаковать в нее подарки президента Гурбангулы Бердымухамедова, оплаченные из средств дары принимающего.

Как передает «Радио Азатлык», в провинции арендаторам и комбайнерам, выполнившим план по сбору хлопка, было поручено купить 43-дюймовые телевизоры и принести их на «Праздник урожая» с тем, чтобы они были вручены им же в качестве подарка от президента. Что ж, возможно, такая обязаловка и подвигла кого-то сделать подарок самому себе, но не все в бедной Туркмении могут покупать телевизоры тогда, когда им велят. На такой случай нашлось весьма остроумное решение: в качестве «послабления» для неимущих местное начальство велело им принести старые телевизоры, упакованные в коробку и обернутые блестящей бумагой.

Этим дело не ограничилось: в Лебапском велаяте (это что-то типа области) по поручению свыше работники бюджетных организаций битую неделю были заняты мытьем овощей, фруктов, раскладыванием их по нарядным коробкам, а механизаторы мыли тракторы, грузовики, закрашивали на них царапины и прочее. И вот, наконец, торжественно было объявлено, что государственный план по уборке хлопка выполнили все пять велаятов. Хотя по неофициальной информации — даже не на 50%.

Пока сельчане «праздновали» и получали «подарки» за свой счет, горожане тоже не зевали и тоже делали за свой счет то, что положено делать городским властям. В частности, в Туркменабаде — административном центре того же Лебапского велаята,  они должны были хотя бы отремонтировать мост через реку Дерьябаш, уже много лет пребывающий в аварийном состоянии. Но власти переложили свои обязанности на школу и ее учеников — чаще всего именно они (в учебном заведении — 700 учащихся), да еще работники шелкомотального предприятия и жители фабричного микрорайона, пользуются мостом.

Так что, передает Turkmen.news, несколько десятков учеников 6-7 классов были освобождены от занятий и их «заставили таскать песок и обломки кирпичей, а неравнодушные жители микрорайона снабдили ребят щебнем и цементом». «Мы не специалисты в строительстве, тем более мостов, — говорит один из педагогов. — А если завтра случится ЧП, кто будет отвечать?» Как информирует издание, педагоги связывают свою «последнюю надежду» на капитальный профессиональный ремонт моста с Героем Туркменистана, космонавтом Олегом Кононенко — он уроженец Туркменабада и выпускник школы, о которой идет речь. «Напишите об этом, пусть дойдет до Олега Дмитриевича, может, он из космоса увидит то, что наши власти не хотят видеть у себя под носом, быть может, такая огласка заставит хякимлик (глава велаята) зашевелиться и починить злосчастный мост, пока не случилась трагедия», — сказал источник.

В то время как в провинции люди сами себе дарят телевизоры за высокие личные трудовые показатели, а школьники надрываются на строительстве моста, жители столицы Туркмении — этой «Родины процветания», как всерьез именует свою республику Бердымухамедов, — попросту замерзают. По простой причине — городские власти решили экономить на отоплении. Заметим, что это происходит в стране, занимающей четвертое место в мире по запасам природного газа, население которой еще недавно имело привилегию практически бесплатно пользоваться коммунальными услугами, в том числе, по части газо- и теплообеспечения.

Не вымирать же! И вот в многоэтажках микрорайонов Ашхабада население массово врубило электропечи и прочие приборы, работающие на электроэнергии. Как следствие, передает «Азатлык», все чаще происходит отключение электроэнергии и возгорание линий электропередачи. От холода страдают не только жители туркменской столицы, но и пациенты больниц Лебапского велаята (заметим, он «отличается» все чаще). Теперь помимо одеял, постельного белья и лекарств им приходится приносить с собой электрические печи. И даже  лампочки. Кстати, в Лебапе уже начались заморозки, а отопления нет также в сельских школах и детских садах. Так что единственный выход — находиться в помещении в зимних пальто и куртках.

Но все же у жителей Ашхабада есть существенные преимущества перед провинциалами — первые хотя бы имеют шансы, после длительного простаивания в очередях, приобрести по госцене малое количество продуктов первой необходимости — хлеб, муку, постное масло, сахар, яйца. А вот вторые — далеко не в каждом магазине: требуется столичная прописка и справка из домоуправления. А ведь приезжают они в столицу не для развлечения, а на заработки, то есть из нужды.

Но даже имея наличные, нет гарантии, что покупка будет совершена. К примеру, информирует «Хроника Туркменистана», руководство ашхабадского торгового центра «Гулистан» вдруг запретило продавцам принимать наличные и сообщило, что теперь покупатели должны рассчитываться только банковскими картами. Очереди за продуктами, напомним, в Туркмении громадные, и тут оказалось, что карт почти ни у кого нет. Потому как раньше они хода не имели, и нужны были только для обналичивания денег в банкомате. Но и для такой процедуры приходится выстаивать многочасовые очереди, поскольку деньги в банкоматах быстро кончаются.

Редеет в Туркмении не только денежная масса, но и человеческий ресурс. Люди пытаются уехать с «Родины процветания» любым способом, а власти стараются их так же — любым способом — удержать на месте. Сейчас не выпускают женщин и мужчин до 35 и 40 лет соответственно, студентов зарубежных вузов и т. д. Официально абсолютного запрета на выезд этих людей нет — решение доверено принимать сотруднику миграционной службы. По данным вышеуказанного издания, пути обхода незаконных запретов на выезд существуют, и тоже незаконные — за взятку. Так, если человека раз или дважды не выпустили из Туркмении, вопрос можно решить за $2000 через посредника. А если некто был когда-то депортирован, «тариф» возрастает в два с половиной раза. Впрочем, существует особый список, и его фигуранты не смогут покинуть страну даже за мзду.

Всему голова — деньги. И, видимо, в стране они есть — не для больных и сирых, а для пускания пыли в глаза. Пока — строительной, ведь в Ашхабаде идет грандиозная стройка — большинство объектов планируется сдать в эксплуатацию в 2020 году, в честь 25-летия нейтралитета Туркмении. Бердымухамедов лично следит за ходом соответствующих работ. Государственное агентство «Туркменистан сегодня» информирует, что на днях Аркадаг посетил объекты 16-й очереди застройки столицы, и его очень интересовало «внешнее оформление» и «особенности дизайна». «Рассмотрев проекты, в частности, скульптурное изображение алабая, президент распорядился, чтобы в создаваемом образе были отражены черты, присущие этой знаменитой породе», — пишет издание. Государственное СМИ приводит слова Аркадага, в соответствии с которыми реализация градостроительной программы призвана превратить Ашхабад «в один из самых красивых и комфортных для проживания городов».

Говоря об алабаях. Их действительно комфортной жизни в Туркмении можно только позавидовать, особенно после того, как глава государства написал книгу, посвященную этой среднеазиатской овчарке. Как ранее писал «Росбалт», для любимой президентом породы собак открыт питомник. Создается хозяйственное общество Ахалского велаята «Туркменский алабай», а содержать его станут аж семь государственных банков, имеющих в этом начинании собственную долю в уставном капитале. Кстати, в привилегированных условиях, можно сказать, на высочайшем уровне, содержатся и ахалтекинские кони.

В общем, хорошо, если ты алабай или ахалтекинец, неважно — когда простой человек, и ужасно — коли гей. В Туркмении нынче на людей с «неправильной» ориентацией идет настоящая охота. «Азатлык» рассказывает, что по всей республике правоохранительные органы усилили меры по выявлению представителей сексуальных меньшинств. Такая ретивость особо развилась после того, как молодой врач из Ашхабада сообщил «вражескому голосу» о своей ориентации, и в связи с ней издевательствах и насилии со стороны представителей правоохранительных органов. Его, естественно, вызвали «куда надо», после чего молодой человек пропал.

Участь его была бы поистине печальной, если бы пик этой резонансной истории не пришелся на недавний визит Бердымухамедова в Италию — влиятельный итальянский сенатор Моника Чиринна выступила с заявлением в его защиту и призвала членов правительства своей страны выразить обеспокоенность судьбой молодого человека на встрече с туркменской делегацией. Это заявление прозвучало на фоне кампании международных организаций по правам человека и ЛГБТ в защиту врача с нетрадиционной сексуальной ориентацией. И сработало: можно сказать, итальянцы спасли туркменского гея — через несколько часов после заявления сенатора он вышел на связь. Что будет с ним дальше — можно только гадать: гомосексуализм в Туркмении преследуется в уголовном порядке.

Теперь вот по всей стране отлавливают геев и лесбиянок — с особым прицелом на работников здравоохранения. И не только на них, но и последователей запрещенного в России «Общества свидетелей Иеговы», хотя в Туркмении деятельность организации не запрещена, однако и официально ее не регистрируют. А «свидетелей» сажают за отказ служить в армии и брать в руки оружие. Схлопотать можно до четырех лет лишения свободы.

Международные правозащитники не жалеют голосовых связок и бумаги, реагируя на нарушения прав человека в Туркмении. Но — не напасешься: они происходят на каждом шагу. Глас вопиющего в пустыне.

Ирина Джорбенадзе 


Ранее на тему Экономика Туркмении резко выросла и «перещеголяла» российскую

В Туркмении посадили в тюрьму двух вернувшихся с учебы в Петербурге студентов

Белоруссия и Туркмения попали в десятку стран с самой жесткой цензурой