Что будет, если белорусы решат, что они белорусы

В партнерской по союзному с Россией государству республике власти могут начать «дружить» с националистами, чтобы противостоять диктату Москвы.


«Погоня» и бело-красно-белый флаг были символами Белоруссии после 1991 года, но Лукашенко их заменил на «почти советские». © СС0 Public Domain

В Вильнюсе 22 ноября прошло торжественное перезахоронение праха участников восстания 1863-64 гг., охватившего бывшие территории Речи Посполитой — нынешние Польшу, Белоруссию и часть Украины. На церемонию погребения Кастуся (Викентия Константина) Калиновского (он еще в СССР был почти «канонизирован» как борец с проклятым царизмом) и его сподвижников приехали десятки тысяч (!) белорусов. Пришлось даже пустить дополнительные поезда, а литовские визы выдавались по упрощенной процедуре. Казалось, весь центр бывшей Вильны был заполонен людьми с «запрещенными» бело-красно-белыми флагами.

Даже официальный Минск не мог остаться в стороне от знакового события: в Вильнюс была направлена официальная делегация во главе с вице-премьером Игорем Петришенко, между прочим, бывшим послом в России. Он выступил в католическом соборе на торжественной церемонии прощания с героями восстания, зачитав «по бумажке» текст на белорусском языке (которым обычно белорусские чиновники не пользуются). Говорил он о том, что идеалы, за которые Калиновский боролся против российского правления, сегодня нашли отражение в программе и действиях президента Александра Лукашенко.

Белорусское государственное ТВ «честно» рассказало про это мероприятие, умело порезав видеоряд так, чтобы в нем не оказалось ни одного бело-красно-белого  флага (а их там были сотни). Забавно, что поляки на своем ТВ рассказали о Калиновском как о герое «своего» восстания и еще более умело превратили бело-красно-белые флаги в бело-красные — польские.

Большинство российских СМИ не уделили много внимания этому событию, однако кое-кто все же заметил, что  белорусский вице-премьер «выступил в Вильнюсе на перезахоронении польских бандитов, которые убивали русских», и что пресс-служба президента Белоруссии позиционируют «Костика» как «борца за нечто позитивное».

Зачем Белоруссии «национальные герои»?

Белоруссия всегда была самой «русифицированной» республикой СССР, кроме самой России. По сей день «свой» язык здесь понимает меньшинство населения, а уж свободно говорить на нем способна и вовсе «статистическая погрешность». Белорусы не только общаются по-русски — они находятся в российском культурном пространстве. Смотрят российские телеканалы, читают «Комсомолку» и «АиФ», посещают российские сайты.

Был в Белорусии в 1987—1994 годах недолгий период «национального возрождения», однако для пришедшего к власти Александра Лукашенко националисты оказались самыми страшными врагами. Нацеленный на объединение с Россией и обещавший восстановить СССР Лукашенко начал с того, что «каленым железом» выжигал именно националистическое меньшинство оппозиции. Уже в 1995-м были запрещены белорусские символы — бело-красно-белый флаг и герб «Погоня», которые с 1991 года были государственными.

Но сегодня официальные власти Республики Беларусь, оказавшись перед угрозой «интеграции до степени слияния» с РФ, лихорадочно ищут что-то, что поможет сохранить независимость. И вот уже белорусские националисты становятся союзниками Лукашенко. Хотя стороны этого немного противоестественного союза ни на йоту не доверяют друг другу, их сближает угроза попросту потерять собственную страну.

Есть идея! Национальная

Новая национальная идея начала формироваться с 2014 года, когда украинские события до дрожи в коленках напугали Лукашенко. Не Майдан — уж уличные протесты белорусские силовики умеют подавлять как никто другой. Просто Александр Григорьевич вдруг понял, что «вежливые люди» могут появиться и на улицах Минска. Ну или Витебская народная республика объявится, в союзе с Гомельской.

«Именно с 2014 года можно вести отсчет новой политики Минска: продвигать все белорусское, но при этом не подпускать националистов к реальной власти и стараться не спугнуть Москву. Бело-красно-белый флаг и „Погоня“ все еще под запретом на государственном уровне, но за них уже не хватают людей на улицах. А вот георгиевскую ленточку чиновникам категорически запрещается использовать. В противовес — повсеместно появляется национальный орнамент и вышиванки, вывески и надписи на белорусском языке, — говорит „Росбалту“ о возрождении „национальной идеи“ белорусский политолог Антон Платов. — Католические богослужения на Рождество транслируются государственными телеканалами, в Минск настойчиво приглашают Папу Римского, сам Лукашенко рассказывает про то, что белорусская государственность ведет свой отсчет от Полоцкого княжества, которое почти ровесник Киевского и намного старше Москвы. Открытый оппозиционер, глава Общества белорусского языка Алена Анисим, становится депутатом парламента».

В самом деле, белорусская власть более-менее успешно решает непростую задачу: «легализовать» все наработки националистов, начиная с 1987 года, но при этом их самих не подпустить к рычагам управления государством. Пусть уж лучше проверенные чиновники переходят на белорусский язык и вспоминают, как их родители в костел ходили. Кстати, до 1994 года Белоруссией руководили преимущественно католики: Вячеслав Францевич Кебич, Станислав Станиславович Шушкевич, Мечислав Иванович Гриб. Лукашенко эту «традицию» нарушил.

«Сегодня Москва пытается навязать белорусам собственную версию процесса под названием „белорусский путь“ — как путь отказа от удельного интереса, от „европеизма“, путь к интеграции, союзному интересу, справедливости, дружбе народов, то есть ко всему тому, что было характерно до геополитической катастрофы (а именно так Путин и Лукашенко квалифицировали разрушение СССР), — говорит в комментарии „Росбалту“ белорусский культуролог Кристина Швыдкая. — Действительно, пока есть принципиальное различие между белорусским самосознанием (во многом это продукт российских СМИ) и белорусизаторской идеологией, которая сейчас внедряет в общество белорусскость. В РФ уверены, что белорусское самосознание неотделимо от общерусской ментальности, „русского мира“. Белорусизаторская же идеология, напротив, противопоставляет себя общерусскости, разводит белорусов и русских по разные стороны. Истина же, как обычно, посередине: белорусы действительно пребывают в российском культурном пространстве, но роль „младшего брата“ их совсем не устраивает. Вот они и откликаются на идею возродить свою историю и культуру — действительно, куда более древние, чем у Москвы».

Сегодняшняя ситуация — это ситуация неопределенности. Никто не может сказать с уверенностью, насколько далеко в умах белорусов зашло осознание своей национальной идентичности. Никто не может ответить, как они поведут себя, если вдруг договор о Союзном государстве будет исполнен до конца — до степени слияния двух стран. То ли за оружие возьмутся, то ли в Польшу ломанутся, то ли будут стоя аплодировать тому, что теперь они граждане могучей страны с ядерными ракетами и туалетами во дворе.

Михаил Петровский


Ранее на тему Лукашенко: Белоруссия не собирается становиться частью братской России

Песков уточнил темы предстоящих 7 декабря переговоров Путина и Лукашенко

Лидеры России и Белоруссии договорились о создании единых кабмина и парламента