Южный Кавказ: лобио, нефть и революция

Грузия встретила 2020-й «в стрессе», Армения — со «смертоносной силой», Азербайджан — почти в «шоколаде». И везде большую роль играл российский фактор.


Азербайджан остается самой благополучной страной региона благодаря «черному золоту». © СС0

Государства Южного Кавказа, столь близкие географически, а порой — и ментально, прожили 2019 год крайне несхоже. Грузия, которую Запад считает «самой демократичной страной» региона, активно участвующей в программе Евросоюза «Восточное партнерство» и энергично развивающей сотрудничество с НАТО, вовсю разгулялась со своими  «демократическими правами». Ярче всего это выражено в начавшихся летом и продолжающихся до сих пор акциях протеста против правящей партии, спровоцировавших в ней серьезный кризис. Собственно, что было раньше — «яйцо или курица», понять уже сложно. А начались антиправительственные протесты с «удобного» для этого и сильно заезженного «российского фактора». Формальным поводом послужил приезд в Тбилиси на Межпарламентскую ассамблею православия делегации РФ и «преступление», совершенное одним из ее членов, депутатом Сергеем Гавриловым: он, как ему и предложили, сел в кресло председателя парламента и вел заседание на русском языке.

Власти Грузии тут же были обвинены оппозицией в «предательстве национальных интересов», вслед за этим толпы народы вышли на улицу, попытались взять штурмом здание парламента, и когда уже стало «слишком», митингующих разогнали с применением слезоточивого газа и резиновых пуль. Председатель парламента подал в отставку, а главу МВД не разжаловали, как того требовала оппозиция, а отправили на повышение — теперь он премьер-министр. И грузинский внутриполитический раздрай, управляемый, как считают оппоненты власти, из Кремля, продолжается теперь уже на уровне требований по избирательному кодексу. В общем, «причин» сместить власть и объявить импичмент президенту Саломе Зурабишвили множество — от «некорректных» высказываний дамы по поводу демаркации границы с Азербайджаном, «портящих» отношения с этой важнейшей для Грузии страной, до того, что госпожа президент испытывает порой чувство голода. И недавно была «застукана» на его удовлетворении в ресторанчике, где отведала лобио, причем именно тогда, когда народ митингует. Верховного главнокомандующего Вооруженными силами пришлось эвакуировать из общепита силами полиции.

Из правящей партии «Грузинская мечта» начался исход ее членов. Неясно, останется ли она, руководимая миллиардером Бидзиной Иванишвили, доминирующей политической силой после парламентских выборов, которые, если состоятся в срок, пройдут осенью этого года. Собственно, ради поражения на выборах «мечтателей» и затеян весь этот долгоиграющий политический шабаш, держащий всю страну в сильнейшем стрессе. Это что касается политики.

Главным же экономическим событием минувшего года стала отмена, по инициативе Москвы, прямых авиарейсов между Грузией и Россией на почве летних антироссийских выступлений в Тбилиси. Туристический сектор в совокупности не досчитался порядка 800 миллионов долларов — ведь главными его потребителями были именно россияне. Потеря российских туристов если не полностью, то частично повлияла на замедление экономического роста в Грузии. По предварительным данным международных рейтинговых агентств и финансовых институтов, истекший год выдаст 4,3% экономического роста вместо ожидаемых 4,8%. На этом фоне инфляция в Грузии ползет вверх — она самая высокая в государствах Южного Кавказа.

По официальной информации, инфляция составила чуть меньше 7% при 13-процентном повышении цен на продовольствие и 10-процентном падении курса национальной валюты лари к доллару США за последние полгода. Однако независимые эксперты считают, что инфляция по крайней мере в два с половиной раза выше, чем значится в отчетах правительства. Впрочем, все это «ерунда»: и МВФ, и грузинское правительство считают, что экономика страны «устойчива к внешним шокам», и уже к концу этого года инфляция вернется к целевому уровню — 3%.

Население говорит, что в это с трудом верится. На улицах больших и малых городов страны появилось все больше людей, копающихся в мусорных баках в поисках съестного и носильного. Безработица удручающая, цены на продукты и лекарства превышают европейские. Вокруг только и слышишь: «Не дай Бог серьезно заболеть!» В общем, большая часть грузин встретила Новый год с непривычной для кавказцев скудностью стола и в пессимистическом расположении духа. Нового «мессию» вроде уже не ждут — боятся очередной революции, но власть ругают крепко. Люди устали от политических и экономических потрясений.

В Армении тоже скудность и политическая неразбериха — страна никак не успокоится после «бархатной революции», пока ни в чем себя не оправдавшей. Кроме того, она фактически продолжает оставаться в состоянии войны с таким сильным противником как Азербайджан, вооруженный конфликт с которым может вспыхнуть в любое время: истекший год не дал никаких результатов в карабахском урегулировании. Конфликт вроде находится в замороженном состоянии, но оно крайне ненадежно.

Подводя итоги 2019 года, министр обороны Армении Давид Тоноян похвастался приобретением страной новых видов вооружения и военной техники. Он заявил: «Наша сила станет для противника еще более смертоносной». Если это «достижение», то весьма, мягко говоря, сомнительное. И относящееся, в большей степени, к усилиям России — она продает «смертоносное» и Армении, и Азербайджану. Первой — за гроши и по льготному кредиту, второму — задорого. Только ради поставок вооружения, считают многие в РА, и стоит «терпеть» Россию с ее дислоцированной в Гюмри военной базой. Но «если завтра война», база эта вряд ли станет защищать Армению. Обезопасить ее сможет только она сама, взяв за основу так называемые «Мадридские принципы», которые должны были быть реализованы вот-вот, но, вероятно, революционный премьер Никол Пашинян испугался, и теперь делает вид, что «он не в курсе» этих самых «принципов».

А заключались они, напомним, в том, что Армения выводит войска из захваченных ею районов вокруг Нагорного Карабаха, который будет связан с РА специальным коридором, а определение статуса непризнанной республики как бы откладывалось на потом. Впрочем, вся эта «архитектура» рушится вместе с фундаментом, если сакраментальная фраза Пашиняна «Карабах — это Армения, и точка!», произнесена всерьез, а не ради красного словца.

Теперь об экономике. В отличие от Грузии, в Армении нет дикой инфляции — она составляет около 2,5%, и даже на кое-какие непродовольственные товары цены в минувшем году снизились. Но вот что случится с ними в этом году — большой вопрос: на часть импортируемой продукции они могут увеличиться на 20-25%, а все потому, что 1 января истек льготный срок, предоставленный Армении в рамках соглашения ЕАЭС об импорте 900 наименований товаров из стран, не входящих в союз. Правда, аналогичный «набор» республика может покупать в государствах Евразийского союза без уплаты пошлин, но, как минимум, ей потребуется время на реструктуризацию импорта.  Говоря об Армении и ЕАЭС. Сколько бы ни ругал Ереван этот союз, только в прошлом году он позволил нарастить товарооборот между республикой и Россией на 35% и получить новые рынки сбыта в других странах, участвующих в блоке.

Как сказал Sputnik экономист Атом Маркарян, незначительный рост цен в Армении обусловлен не столько экономическими факторами, сколько формулой «нет денег — нет трат». Но, все же, упомянутый фактор тоже имеет значение — экономический рост в Армении значительно выше, чем в Грузии и Азербайджане — по предварительной информации, в прошлом году он составил 7,5%. Правда, «простые люди», в отличие от таких же в Азербайджане, этого не почувствовали. Выручают население Армении, да и Грузии — тоже, частные денежные переводы из-за границы. Лидирует Россия — около 80% от всего объема переводимых в РА средств. Не оправдался и расчет новой армянской власти на то, что после революции страну завалят иностранными инвестициями. Они, напротив, существенно сокращаются — не исключено, что виной тому именно неустойчивая постреволюционная среда, влияющая на бизнес-климат.

А вот Азербайджан живет куда лучше своих соседей по Южному Кавказу. Понятно, что помогают ему в этом внушительные запасы нефти и газа. Но, заметим, не всегда и не везде их наличие положительно отражается на благосостоянии народа — в пример можно привести Туркмению, занимающую четвертое место в мире по наличию природного газа, но сильно бедствующую на уровне простого люда.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал 2019 год в целом успешным для страны, и вряд ли солгал. Несмотря на отсутствие высокого показателя экономического роста — он слегка превысил 2% из-за снижения добычи нефти, — рост в нефтяной промышленности зафиксирован на уровне 14%. Инфляция составила 2,6%; внешний долг снизился до 17%  от ВВП — это 9-й показатель в мире, подчеркнул Алиев в беседе с журналистами. По объему валютных резервов на душу населения Азербайджан занимает первое место в СНГ — они увеличились на 4,5 миллиарда долларов и составляют сейчас 50 млрд. В общем, констатировал президент Азербайджана, «Мы полностью обеспечиваем нашу экономическую независимость, а она… является основным условием политической независимости. … От кредитов страна не зависит».

В прошлом году в Азербайджане значительно повысили пенсии, зарплаты, стипендии, социальные пособия. Страна занимает первое место в СНГ по покупательной способности минимальной пенсии. Только в 2019-м году для вынужденных переселенцев построено свыше 5 тысяч домов и квартир. Реализовано множество крупных проектов, в том числе, в газовой сфере — это, в первую очередь, сдача в эксплуатацию трубопровода для экспорта азербайджанского газа в Турцию и Европу. Заработала и железная дорога Баку-Тбилиси-Карс (Турция) с привлечением на нее грузов с северного, восточного и южного направлений. Дорога, которую многие считали всего лишь нерентабельным «политическим проектом», стала для Азербайджана стратегически важным объектом.  Прошедший год надолго запомнится и тем, что Алиев провел масштабные кадровые и структурные изменения.

Азербайджан, пожалуй, единственная республика Южного Кавказа, не допустившая у себя в минувшем году политических потрясений и не устраивающая разного рода разборок с Москвой, — эксперты считают его главным стратегическим союзником России в регионе. Это несмотря на то, что АР не является ни членом ОДКБ, ни ЕАЭС. Баку, грубо говоря, ни к кому не лезет, в том числе к Брюсселю, но все лезут к нему. Как сказал азербайджанский президент, его страна не собирается выходить из программы «Восточного партнерства» ЕС, но и активным ее участником она тоже не будет: «Мы изначально говорили, что отдаем приоритет двустороннему сотрудничеству, Азербайджан не ждет от Европы никаких льгот, … мы сами становимся страной-донором».

К этому стоит добавить, что именно Азербайджан последовательно выстраивает новые геополитические треугольники с участием России, Турции и Ирана. Словом, он стал не только региональным лидером, но и заметной фигурой в глобальном масштабе. И не случайно превратился в площадку для переговоров военного руководства России и НАТО.

В общем, весьма по-разному провели государства Южного Кавказа минувший год, заложивший основу их достижениям и провалам в году наступившем. Но все три государства стоят перед единой угрозой — международного терроризма, вполне способного мигрировать из Сирии, Ирака и Афганистана не только в государства Центральной Азии, но и Южного Кавказа: он особенно уязвим ввиду высокого потенциала конфликтности (Карабах, Абхазия, Южная Осетия).

Андрей Николаев


Ранее на тему В столице Азербайджана силовики разогнали протестующих против подтасовок на выборах

Жители Батуми на митинге потребовали честных выборов

Пашинян похвастался приобретением для армии Армении «беспрецедентного количества оружия»