Долго ли Бандере еще быть в героях?

На Украине полагают, что со времен Порошенко взгляды власти на историю страны сильно изменились. На российских ток-шоу этого не замечают.


Портрет покойного лидера националистов в его день рождения пока вывешивают. © Фото М.Петровского

Каждый Новый год украинские СМИ вынуждены начинать с освещения очередного дня рождения Степана Бандеры. Ну, так уж получилось — помимо того, что «герой» оставил о себе неоднозначную память, так еще и родился в самый первый день года, когда другие громкие события найти сложно. Эту дату начали ждать и на Украине, и в России заранее — как показания «градусника», чтобы посмотреть, с каким размахом все пройдет в этот раз. Изменилось ли что-то с прошлого года, или степень обожания покойного лидера националистов осталась прежней?

Самым массовым мероприятие оказалось в Киеве — по разным данным, 111-ю годовщину рождения лидера запрещенной в России Организации украинских националистов вышли отмечать на улицы от 1,5 до 2 тысяч человек. Количество участвующих заставляет задуматься. В сравнении с прошлым годом оно сократилось лишь слегка (тогда организаторы заявляли о 5 тысячах, полиция насчитала около 2,5 тысяч), а вот такого, чтобы как ранее, когда на улицы выходило более 10 тысяч — и в помине нет.

Интерес обоснован: в политике Зеленского оппозиционеры начали отмечать отход от прежних, официальных позиций государственной политики. Ему периодически вменяют в вину «заигрывание» с Россией, недостаточное почитание Майдана и его достижений, и вообще — как-то он недостаточно пропитан украинскими идеалами. «Кто для него истинные герои?» — задаются вопросом некоторые пользователи соцсетей.

Ну, а претензии конкретно к Владимиру Зеленскому  по поводу «дебандеризации» возникали постепенно, по ходу вхождения экс-шоумена в президентство: он не кричит на каждом шагу «Слава Украине», не воспевает автокефалию и Томос, не молится на Небесную сотню, помалкивает о националистах, отпускает беркутовцев. А в новогоднем поздравлении Зеленский и вовсе дал повод призадуматься. Многие увидели здравое зерно в его утверждениях о том, что все украинцы разные, каждый со своими тараканами в голове, и основной национальной идеей должно стать согласие и терпимость к взглядам других. Однако подобные примиряющие идеи не дали ответы на принципиальные вопросы: как в общий сосуд впихнуть совершенно разнородные субстанции?

Впрочем, подготовка «атмосферы» национального единства началась за неделю до основных зимних праздников. Как минимум, на три смертных приговора от ультранационалистов наговорил новый глава Института национальной памяти Украины Андрей Дробович, сменивший на этом посту скандально известного Вятровича. На своей первой пресс-конференции новый он заявил о смене подходов. Правда, не стратегических, а тактических.

В первую очередь, конечно, журналистов интересовало отношение к личностям Бандеры и Шухевича. «Будет ли дальше продолжаться прославление лидеров ОУН и УПА (запрещенных в России), из-за которых предыдущее руководство испортило отношения с Польшей и частью Европы?» — спрашивали представители СМИ. Ответ поразил своей смелостью: впервые на уровне власти прозвучало утверждение, что националисты тех давних времен — герои далеко не для всех украинцев.  «Личности Бандеры и Шухевича по-прежнему вызывают полярные мнения. Как на это должен реагировать институт нацпамяти? Проводить диалог с гражданами, — сказал Дробович. — Центральные органы власти не должны заниматься рассказыванием стране, кто у нас тут герой. Это граждане Украины определят».

Впрочем, «смелость» Дробович проявил дозированную, не забыл оговориться, что, дескать, пока большинство населения сидело спокойно на советских кухнях и боялось деспотизма Сталина, в тюрьмах и подвалах расстреливали людей за вольнодумство. Лишь отдельные смельчаки поднялись с оружием. «Кто-то вступил в союз с нацистами, кто-то не вступил, а просто сам по себе боролся против одного и другого тоталитарного режима. Это история, которую нужно знать. Люди сами сделают оценку», — заключил он.

Не обошли вниманием и дивизию СС «Галичина». Танком, конечно, Дробович по ней не проехался, но и «заслуги» перечислять не стал. Лишь обмолвился, что публичная демонстрация символики данной дивизии не добавляет согласия обществу и противоречит европейским нормам. В общем, в сравнении с риторикой предшественников — поворот, если не на 180, то на 90 градусов.

Чего не скажешь по поводу других аспектов — отсутствие должного внимания к западноукраинским «героям», которых теперь, кажется, будут вспоминать добрым словом гораздо реже, в Институте памяти собираются компенсировать дальнейшими переименованиями коммунистического наследия, созданием новых методичек для школ и вузов, открытием архивов. Кроме этого, вести на международном уровне разъяснительную работу по поводу «голодомора украинцев» и противостоять «российской гибридной агрессии», частью которой есть информационная война и дезинформация, развязанная Кремлем.

Не могли не поднять вопрос и о памяти двух советских полководцев. О Георгии Жукове идет спор в Харькове, где общественность борется за восстановление названия одного из «декоммунизированных» проспектов. В Киеве же проблема с Николаем Ватутиным. И там, и там Институт национальной памяти готов отступить. Дробович признал, что харьковчане, вместе с местными властями, имеют право на окончательное решение. А вот с Ватутиным еще одна проблема — и хотелось бы памятник снять, но закон пока не позволяет, поскольку находящийся у Верховной рады монумент является могилой генерала, и прежде нужно решить вопрос с родственниками освободителя Киева. Зеленский, кстати, в своей речи напирал на то, что неважно, чье имя будут носить улицы — главное, чтобы они были должным образом освещены и асфальтированы.

В общем, поворот событий неожиданный (во всяком случае, таковым он представляется на Украине), и такие действия Зеленского многим придутся по душе, хотя, с другой, стороны, — могут вызвать активизацию действий радикалов. Основной вопрос в том, насколько далеко нынешний лидер готов пойти в трансформации национальной памяти? Понятно, что подобными шагами экс-шоумен пытается снять все противоречия с Западом, без сотрудничества с которым Украине очень сложно обойтись в сложившейся экономической ситуации. Но не произойдет ли откат на прежние позиции после первого же факельного шествия агрессивных националистов? К чему реально приведут заявленные инициативы — непонятно. «Руководство памятью» сменили, но состав института остался прежний. Пока.

Что касается борьбы за умы и сердца украинцев, то тут тоже сложно. Особенно с теми, кто остался в Донбассе, на той стороне. Многие украинские журналисты считают, что эту войну государство Украина проиграло окончательно. Центральные телеканалы и наиболее массовые интернет-СМИ сосредоточились на противодействии «российской пропаганде», фейкам и дезинформации внутри страны, оставив жителей Донбасса на «съедение» пропагандистам из РФ, беспрепятственно работающим на территории непризнанных республик.

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему МВД РФ: Почти 200 тыс. жителей Донбасса получили российское гражданство

Путин и Зеленский поздравили друг друга с Новым годом