За черногорскими протестами стоят Сербия и Россия?

Подгорица обвиняет Белград и Москву в организации антиправительственных шествий и митингов против закона о свободе вероисповеданий.


Закон грозит отобрать у православных верующих сотни древних монастырей и храмов. © Фото Николая Ульянова

В конце прошлого года черногорской Скупщиной (парламентом) был принят Закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом положении религиозных общин», согласно которому все святыни Сербской православной церкви (СПЦ) на территории Черногории должны перейти в собственность государства. А затем, судя по всему, — непризнанной Черногорской автокефальной церкви, называющей себя независимой. Сценарий известен — он уже прописан на Украине. Цель всего этого действа — легализация «своей» церкви, то есть получение ею Томоса от Вселенского патриарха. И, по-видимому, это дело времени.

А сейчас православный народ, молящийся в храмах Сербской церкви, волнуется по другой причине — закон грозит отобрать у них сотни древних монастырей и храмов, землю, которой в небольшой стране нет цены. Большинство из этих святынь представляют собой не только религиозную, но и общекультурную мировую ценность, а некоторые — даже находятся под охраной ЮНЕСКО. В сербских храмах и монастырях Черногории покоятся христианские святыни, в частности — мощи Василия Острожского и десница Иоанна Крестителя, к которым стекаются паломники со всего света.

Неудивительно поэтому, что вот уже который месяц по всей стране проходят акции протеста против закона о свободе вероисповедания, в защиту Сербской православной церкви. «У нас теперь по всей Черногории каждые четверг и воскресенье  проходят литии (шествия) и молебны во всех храмах и монастырях против этого закона, — рассказывал мне местный таксист в приморском курортном городе Будва. — Они (власти) отобрали  у нас и приватизировали  все, а теперь хотят отобрать еще и Бога. Мы им этого не позволим!».

Самой мощной за последнее время акцией протеста стали литии и митинги в прошедшее воскресенье. По данным балканских СМИ, в них приняли участие в общей сложности почти 250 тысяч человек (в Черногории проживает всего 600 тысяч). Замечу, что за время после принятия закона не прошло ни одной акции в его поддержку или в защиту непризнанной автокефальной Черногорской церкви.

Народ  начинал  дальние походы с утра, устремляясь из горных сел и малых городков к храмам  — с хоругвями, религиозными песнями и неизменным скандированием: «Наши святыни не отдадим!» Как отмечают наблюдатели, в Подгорице колонна протестующих текла по улицам в течение 42 минут. В большом храме и около него, а также на прилегающих территориях обращения священников к пастве слушали десятки тысяч человек. Такая же картина людских потоков наблюдалась по всей стране.

Антиправительственное шествие по улицам Подгорицы возглавил протоиерей Боко-Которский Момчило Кривокапич. Обращаясь к пастве в храме Воскресения Христова, он, в частности, сказал: «Джуканович говорит, что мы разрушаем Черногорию, но мы наоборот — защищаем ее». А священник Предраг Шчепанович заметил, что это самое большое собрание верующих за всю историю этого храма. И призвал всех «избегать провокаций, вести себя мирно и достойно во время протестов». Старожилы отмечают, что ничего подобного в Черногории не происходило ранее никогда.

А тем временем из властных черногорских  кабинетов продвигаются через средства массовой информации свои теории заговора. Несложно догадаться, в чем их суть. «Пока Сербская православная церковь в Черногории пользуется сильной поддержкой со стороны официальных Белграда и Москвы, при такой высокой степени однородности сербского электората в Черногории мы вряд ли можем надеяться на какой-либо компромисс», — заявил изданию «Аналитика» президент Центра  мониторинга и исследований Златко Вуйович.

Основные действующие лица, контролирующие акции протеста, находятся не в Черногории, а за ее пределами, сказал  он, обвинив  «сербский государственный аппарат» в поддержки протестов. «Конечно, при всем этом мы должны понимать, что идет огромный приток денежных средств, который нигде официально  не учитывается», — отметил Вуйович. Он особо акцентировал внимание на том, что «акции протеста контролирует президент Сербии Александр Вучич» и  Черногории следует реагировать на это дипломатическим путем.  И то, что Подгорица не делает этого, «побуждает ее противников быть более агрессивными».

Эту  «волну» поймала  в проправительственной газете «Победа» Елена Милич, директор Центра евроатлантических исследований: «В Черногории есть прокремлевские структуры, которые являются актерами политической жизни, выступающими за демократию московского типа. Часть гибридных операций, которые сейчас проводятся в Черногории в форме демонстраций против „плохого закона “, происходят из прокремлевских структур». При этом госпожа Милич уповает, если что,  на НАТО. «Мы были свидетелями попытки государственного переворота со стороны России в Черногории. (…) Нападение на воду, землю и воздух страны-члена НАТО задействует статью 5 коллективного ответа: атака на одно государство-члена Альянса — это атака на все страны НАТО. Теперь это правило распространяется и на кибератаки, потому что часть гибридных операций также проводится в киберпространстве», — заявила  Милич, добавив, что Черногория также подвергается этим атакам. В общем,  выходит, если что — НАТО поможет Подгорице бороться с  гибридной войной, которую посредством кибератак  якобы ведут против Черногории сербские  власть и  церковь заодно с Кремлем.

Еще накануне воскресной литии премьер-министр  Черногории Душко Маркович обратился  к митрополиту Черногорско—Приморскому Сербской православной церкви Амфилохию с призывом провести диалог по Закону, потому что наступают сроки его реализации. А писатель Милорад Попович, лауреат множества государственных наград, заявил  со страниц газеты Dan, что пора и власть употребить против участников литии. Потому что «лития, без сомнения, является подготовкой к насилию», а «молящиеся революционеры храбры, только если вы не противитесь им; если вы оказываете им сопротивление, они становятся дисциплинированными и готовы сотрудничать».

Свой ответ на обе эти инициативы дал   протоиерей Боко-Которский Момчило Кривокапич, обращаясь к пастве в храме Воскресения Христова в Подгорице: «Никто ничего не может нам сделать. Пока они не откажутся от этого закона, мы не уйдем с улиц. И с каждым днем нас будет все больше. Переговоры могут состояться только после отмены закона. (…) Если он (президент) не отменит закон, то закон отменит его…».

Алла Ярошинская

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Сербия не пустила в страну национальную авиакомпанию Черногории в ответ на закрытые границы