Как американцы «соблазняют» Казахстан и Узбекистан

Зачем госсекретарь США Майкл Помпео наведался в Нур-Султан и Ташкент и каковы будут последствия этого визита для Москвы и Пекина?


Хотя Помпео посетил только две страны, но в Ташкенте он встретился с главами МИД всех пяти государств Центральной Азии. © Фото с сайта akorda.kz

Высокопоставленные американские политики не балуют государства Центральной Азии своими наездами. Вице-президенты приезжали сюда в 1993 и 1996 годах, а после 2015-го регион не посещали даже госсекретари. И вот, наконец, в Казахстан и Узбекистан прибыл отвечающий в США за иностранные дела Майкл Помпео.

Три других государства ЦА он игнорировал: с них вряд ли возможно снять сейчас сливки. Потому как Киргизия и Таджикистан находятся под «протекторатом» России, являются членами ОДКБ (а КР еще и в ЕАЭС), в них дислоцированы военные базы РФ. С Туркменией же полная неопределенность, и Вашингтону не вполне понятно, с какой стороны к ней можно подступиться.

Другое дело — Казахстан и Узбекистан. У них есть «сильные стороны», которые американцы нацелены ослабить, оторвав от России и Китая. «Росбалт» уже писал о новой стратегии США по Центральной Азии, предусматривающей, в частности, интеграцию в регион Афганистана. Американцы, вроде бы, готовятся к выводу своих войск из этой страны, но это не означает отказ от контроля над ней. Напротив, он должен быть ужесточен и расширен посредством республик, занимающих лидирующие позиции в ЦА.

За счет чего можно загнать их под американский «колпак», и какая из двух стран окажется более восприимчивой к влиянию США? Методы подкупа Нур-Султана и Ташкента обычные: через инвестиции, военное сотрудничество, лесть и очернение традиционных партнеров — РФ и КНР. Время подходящее: президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев отошел от изоляционистской политики своего предшественника, но пока отказался от вступления своей страны в ЕАЭС, да и в ОДКБ возвращаться не планирует. Так что период для «перехвата» самого динамично развивающегося государства в регионе вполне удобный.

Что же до Казахстана, в нем сейчас продолжается транзит власти. И что реально представляет собой президент Касым-Жомарт Токаев для Кремля, не вполне ясно. Также нет определенности, является ли он фигурой для переходного периода или будущим полноценным главой государства. В такой ситуации Токаеву было бы не лишним заручиться поддержкой США. Но это фактически означает экспорт влияния Вашингтона в Центральную Азию с неблагоприятными последствиями. Такими, например, как заявка на создание в Казахстане и нейтральном Узбекистане военных и тренировочных баз. Понятно, какой будет реакция России и КНР, и как она дестабилизирует регион.

Кроме того, в отличие от американцев, способствовавших в недалеком прошлом беспорядкам в Киргизии и Казахстане, Москва не одержима сменой режимов в этих государствах. И американцы никак не защитят весь регион от террористической активности, в то время как Россия, заинтересованная в безопасности своих границ, реально делает это.

Какие отношения сейчас у Казахстана и Узбекистана с Соединенными Штатами? Токаев заявил, что они «тесные» в самых разных сферах. Он, по его словам, обсудил с Помпео вопросы углубления двусторонних связей по всему спектру сотрудничества, включая инвестиционное, которое и сейчас находится на высоком уровне, а также продвижение «демократических ценностей».

А вот, вкратце, ключевые моменты прямой речи Помпео, выстроенной вполне выверено: «Мы начали обсуждение вопросов, касающихся передачи президентской власти, имевшей место в 2019 году… Я отметил и буду отмечать лидерство Казахстана в возвращении в страну иностранных боевиков-террористов и их семей из Ирака и Сирии. Надеюсь, ваши обязательства в вопросах правосудия вдохновят другие страны, которые сделают то же самое… Мы приветствуем ваши амбициозные реформы… Партнерство с американскими компаниями обеспечит самый лучший результат для любой страны, это очень хорошие сделки, создающие рабочие места».

Наступил госсекретарь и на больную мозоль: «Мы обсудили торговлю людьми, тяжелую участь более миллиона мусульманских уйгуров и этнических казахов… в лагерях Синьцзяна в КНР». От имени США он призвал обеспечить безопасность людей, желающих покинуть Китай, и защитить их человеческое достоинство. Известно также, что американцы пообещали поддержать Казахстан в нераспространении на него американских санкций. Комментарии, как говорится, излишни.

И вот Помпео в Узбекистане, вставшем перед серьезным выбором основного внешнеполитического партнера, способного защитить, а не ущемить национальные интересы страны. Задача сложная: сближение с США означает их прямое вмешательство во внутренние дела и ухудшение отношений с РФ и Китаем. Пекин — богатый, готов сильно тратиться, но безопасность республики он не обеспечит. Кроме того, надо учитывать недоверие населения во всей ЦА к китайскому присутствию. Москва не так богата, но она полностью выложится для того, чтобы узбеки от нее не уплыли. Также в России много мигрантов из Узбекистана, что приносит этой стране деньги.

Приняли Помпео радушно, однако без лизоблюдства. По окончании встречи госсекретаря с главой узбекского МИД Абдулазизом Камиловым последний сообщил, что отношения между США и его страной «находятся на пике своего развития, … они устойчивы и предсказуемы». Вместе с тем стороны продолжат работать, чтобы снять «раздражительные моменты».  Какие именно, не уточняется. По официальной информации, узбекская сторона выразила готовность и впредь создавать благоприятные условия для американских бизнесменов и реализации инвестиционных программ. А Помпео признал прогресс в области защиты прав человека, достигнутый Узбекистаном за последние три года.

Речь, разумеется, шла и об Афганистане — «Стороны договорились активизировать совместную работу по оказанию практической помощи Афганистану и его подключению к торгово-экономическим и транспортным коммуникациям Центральной Азии». Вопрос — как именно это будет выглядеть и, в итоге, в чью пользу? Ташкенту же американцы предоставят аж миллион долларов «на помощь в области сдерживания и взаимосвязи между Узбекистаном и Афганистаном».

Зато по окончании встречи госсекретаря с президентом Мирзиеевым было озвучено, что «выделение почти 100 млн долларов через программу помощи США направлено на поддержку реформ», проводимых лидером страны. Кроме того, Помпео пообещал содействие для вступления Узбекистана в ВТО и заявил, что страна имеет широкие возможности для развития бизнеса, позволяющие в десятки раз увеличить взаимодействие с США. В общем, поставь на Америку — получишь  результат.

Хотя другие государства региона менее перспективны для США, однако в Ташкенте состоялась встреча Помпео с главами МИД всех пяти стран Центральной Азии. По информации узбекского внешнеполитического ведомства, ее участники приняли совместное заявление, предусматривающее расширение диалога по угрозам, исходящим от боевиков, обмен опытом по противодействию терроризму. США «подтверждают неизменную поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности стран региона, а также твердую приверженность расширению многопланового регионального сотрудничества во всех сферах, представляющих взаимный интерес». Кроме того, в планах продвижение «мирного процесса и политического урегулирования ситуации в Афганистане», укрепление торгово-экономических, транспортных и инфраструктурных связей государств региона с этой страной.

Скорее всего, Вашингтон нащупывает почву для создания своего представительства в ЦА по афганской проблематике — причем с военной составляющей, несмотря на то, что в регионе сильны позиции ОДКБ. Ну и, вероятно, Помпео обозначил главам МИД ключевые позиции новой концепции США по Центральной Азии.

Теперь остается гадать, клюнут ли Казахстан и Узбекистан на посулы. В Ташкенте их было дано меньше, чем в Нур-Султане: видимо, первый видится Вашингтону менее податливым, чем второй. И в нем сложнее пошатнуть позиции «врагов Америки».  

Трудно сейчас предугадать, что получат США в «сухом остатке» от этих двух стран. Скорее всего, горячие объятия Казахстана, которые в полноценные союзнические отношения вряд ли перерастут, поскольку партнерство с РФ и КНР все же важнее и надежнее. Хотя большие уступки американцам будут — деньги решают многое. А от Узбекистана стоит ждать большей сдержанности и дальновидности. Как сказал глава МИД Камилов, «мы не очень хотели бы ощущать на себе нежелательные политические последствия в связи с каким-то соперничеством в нашем регионе между крупными державами».

Ирина Джорбенадзе


Читайте также Чем торгует Россия

Узбекистан не исключает вступления в ЕАЭС и ВТО

В узбекской столице силовиков судят по делу о шпионаже на Россию