Мир с талибами — дело ненадежное

В долгосрочной перспективе США согласились с тем, что с демократизацией Афганистана ничего не вышло, полагает востоковед Омар Нессар.


Готов ли Дональд Трамп забыть о трех тысячах погибших, многолетних усилиях и миллиардах потраченных долларов, и махнуть рукой на имидж Америки? © Фото из личного архива

Российские официальные СМИ не скрывают радости насчет «капитуляции США в Афганистане», а точнее, по поводу заключенного на днях в Катаре исторического соглашения между американской администрацией и афганским движением «Талибан» (запрещенным на территории РФ).

Между тем вопросов по поводу этой сделки пока больше, чем ответов.

Во-первых, соглашение предусматривает вывод всех американских солдат только через 14 месяцев — в мае 2021 года, да и то при условии, что талибы не нарушат перемирия. Понятно, что за год с лишним в этой сложной и нестабильной стране много чего может произойти. Очевидно также, что президент Дональд Трамп, давший отмашку на переговоры с талибами и заключение с ними этого соглашения, уже начал свою предвыборную кампанию, и этот договор — ее часть, поскольку война в Афганистане давно раздражает большинство американцев.

Кроме того не стоит забывать, что Москва некоторое время назад также пыталась договориться с талибами, однако это ничем не закончилось. А вот у американцев получилось. Если процесс вывода американских войск будет доведен до конца, именно у Вашингтона, заключившего официальное соглашение с Афганистаном, будут преференции в плане дальнейшего экономического и политического сотрудничества с Кабулом. Так уже было после Второй мировой войны с Германией и Японией, с которыми США тогда также заключили соглашения о мире и сотрудничестве. Как известно и теперь, спустя 75 лет отношения между Вашингтоном, Токио и Берлином самые близкие.

Однако не будем забывать, что сегодня речь идет об Афганистане и талибах, которые уже были в этой стране у власти, и кроме мрака средневековой теократической диктатуры ничего ей не принесли, отбросив ее развитие на сотни лет назад.

Кроме того, заключив нынешнее соглашение с талибами, американцы как-то забыли, что в Кабуле продолжает находиться правительство президента Ашрафа Гани, мнение которого, похоже, мало кого сейчас интересует, но под чьим руководством все еще находится афганская армия.

Обо всех сложностях, проблемах и перспективах предстоящего афганского урегулирования обозреватель «Росбалта» поговорил с директором Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА), старшим научным сотрудником Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Омаром Нессаром.

— Насколько серьезно можно воспринимать соглашение по урегулированию в Афганистане, подписанное американской администрацией с «Талибаном»?

 — Я думаю, что в США, как и в других странах, прекрасно представляют себе, что реализация этого договора — непростое дело. На его пути стоят серьезные проблемы и вызовы и их очень много. Одна из таких проблем всплыла буквально вчера, когда президент страны Ашраф Гани заявил, что с ним никто не договаривался об освобождении из тюрем пяти тысяч талибов, о чем, в том числе, говорится в этом соглашении.

— А сам Гани, кстати, признал этот договор?

 — Косвенно признал, но не приветствовал его. Во всяком случае, его официального заявления по этому поводу не было. Его можно понять, потому что последние месяцы он как раз разыгрывал антиталибскую карту, косвенно и даже прямо выступая против этого соглашения. С другой стороны, во многих странах, особенно в самом Афганистане, этот договор рассматривается в значительной степени как поражение США. Тот же пункт этого договора об освобождении пяти тысяч талибов — это все равно, что воткнуть нож в спину своего союзника. Получается лицемерие со стороны американцев. С одной стороны, они говорят о том, что уважают суверенитет других стран, а с другой, требуют без согласования с Кабулом освободить из тюрем людей, которые обвиняются в Афганистане в совершении преступлений. Это ведь резко усилит позиции талибов! Если представить себе ситуацию, что через несколько месяцев выполнение этого договора будет сорвано, то талибы в любом случае уже резко улучшили свои позиции.

Освобождение этих тысяч талибов станет еще одним ясным доказательством поражения США и Кабула для рядовых боевиков и полевых командиров. Для них сейчас это очень важно, поскольку часть талибов этот договор не признает.

Кроме того, те талибы, кто знаком с политической системой США, предполагают, что это соглашение — тактический шаг и предвыборный лозунг Дональда Трампа. Если допустить, что это так (а я тоже склоняюсь к такой версии), то может получиться, что на каком-то этапе этот договор не будет выполнен, но талибы, тем не менее, будут усилены.

Конечно, в долгосрочной перспективе США, вероятно, согласились с тем, что с демократизацией Афганистана ничего не вышло, впрочем, как и с обеспечением безопасности. А значит, там нужен такой режим, который, с одной стороны, будет контролировать что-то в стране, а с другой, будет послушен Америке.

— Станет ли в итоге Гани выполнять пункт соглашения об освобождении талибов?

 — Пока мне представляется, что он не собирается его выполнять. Больше того, он сейчас внутри страны запустил кампанию против выполнения этого пункта. Так, афганские правозащитные организации, которые поддерживаются Западом и лояльны Гани, выступили против этого. Понятно, что в целом образованная часть жителей Афганистана, общественное мнение эту часть договора не поддерживает, поскольку талибы убивали мирных людей, они обвиняются в совершении терактов и тут их собираются освобождать… Если Гани пойдет на такое, то это будет концом его карьеры.

— Насколько серьезной силой остается армия Афганистана? Сможет ли она, если что, противостоять талибам?

 — Она сможет защитить страну только в том случае, если ей будет оказываться внешняя помощь.

— То есть, помощь тех же американцев?

 — Совершенно верно. Дело в том, что афганская армия — полностью контрактная. Армия и полиция самые большие работодатели в стране сейчас. Люди получают там зарплаты, и сегодня это основной доход большинства населения страны. Если американцы решат не делать больше ставку на Гани, то тогда вопрос решится…

— В каком смысле?

 — Дело в том, что сегодня в Афганистане серьезный политический кризис. С президентом, по большому счету, ясности еще нет. Результат прошедших несколько месяцев назад президентских выборов — под вопросом. Политическое будущее Гани зависит от признания результатов этих выборов оппозицией и американцами, которые этого тоже не сделали. Поэтому вопрос реализации договора с талибами оппозиция тоже использует в свою пользу.

— То есть, легитимность Гани сегодня под вопросом?

 — Он хотел провести инаугурацию, но американцы заставили перенести ее на более поздний срок. Поэтому вопрос политического кризиса и реализации договора с талибами тесно связаны.

— Не постигнет ли нынешнего президента Афганистана после ухода американцев участь просоветского лидера Наджибуллы?

 — Именно так, как это случилось с Наджибуллой, вряд ли (последний просоветский лидер Афганистана Мохаммад Наджибулла был убит талибами, — «Росбалт»). Наджибулла и все афганские коммунисты были наивными людьми, они верили Советскому Союзу, который их предал. Думаю, что Гани учитывает этот опыт и не пойдет на такие шаги, на которые пошел Наджибулла. Однако частично такой сценарий в виде смены власти может быть реализован.

Если американцам плевать на всю эту историю, если они вбухали туда кучу денег, потеряли около трех тысяч человек убитыми, а потом все отдали своим врагам, то да, такой сценарий возможен. В этом случае станет понятно, что Трампу плевать на имидж Америки в мире и на то, что будут потом говорить про США.

Советский Союз еще можно было понять — он тогда в 1989 году находился на грани развала, а режим Наджибуллы пал уже после распада СССР. Руководству новой России было уже не до Афганистана, тем более что тогдашний президент РФ Борис Ельцин ненавидел все, что было связанно с Советским Союзом, и сделал все, чтобы там пришли к власти враги советской армии. Но с Америкой сегодня все немного по-другому. Во всяком случае, я надеюсь, что Трампу хватит ума подумать об имидже США в мире.

— В России подписание нынешнего договора воспринимают как победу талибов и очень этому радуются, однако насколько вероятно, что после ухода американцев «Талибан» попытается вернуть свою страну в Средневековье, снова лишит прав афганских женщин, установит теократический режим, отменит политические и гражданские права и свободы, которые, так или иначе принесли в Афганистан американцы?

 — Я думаю, что в России радуются провалу Америки, но это радость краткосрочная, поскольку в долгосрочной перспективе, если к власти в Афганистане действительно придет такой теократический режим, то еще не известно, что будет. Тогда возникнет вопрос, выгодно ли России, что рядом с ней, в Центральной Азии будет находиться подобное государство? Хотя я думаю, что именно такой режим, какой был в 1990-е годы, сейчас там невозможен, потому что и Афганистан, и афганское общество изменились. Тем не менее, если талибы пойдут на это, то страну ожидает полномасштабная гражданская война.

- У нас распространено представление об Афганистане как о государстве, где есть центральное правительство, которое контролирует столицу, и большая часть остальной страны, которую контролирует «Талибан» и прочие консервативные движения. Вы сказали, что афганское общество изменилось. Что вы имеете в виду? Что оно стало более современным, демократичным?

 — Афганское общество всегда состояло из двух частей. Условно говоря, консервативной и прогрессивной. Консервативная, аграрная, часть, наверное, все еще больше прогрессивной, образованной части общества. На самом деле, если вы посмотрите на корни последних войн в Афганистане, то увидите, что они всегда были, грубо говоря, войнами между городским и сельским населением. Но нельзя забывать, что в последние годы усилились этнические лидеры, которые имеют влияние не только в прогрессивной, но и в аграрной части афганского общества.

Если талибы сейчас захотят установить такой контроль над Афганистаном, как в 1990-е годы, то этнические лидеры могут поддержать прогрессивную городскую часть страны. И тогда это будет, как я сказал, опять чревато крупномасштабной гражданской войной. Но я все-таки думаю, что до этого дело не дойдет, а будет некий средний сценарий — между радикальным направлением и сегодняшней политической системой Афганистана.

Беседовал Александр Желенин


Читайте также Перемирие США с «Талибаном» обернулось бойней в Кабуле — погибли более 20 человек

МИД РФ: Москва приветствует соглашение между США и талибами

Трамп уверен в способности властей Афганистана возглавить мирный процесс в стране