Лидер Киргизии «поклялся алфавитом» в верности России

Сооронбай Жээнбеков не поддержал переход с кириллицы на латиницу, ставшей в Центральной Азии инструментом геополитики. Но Москва все же нервничает.


Кремль называет переход на латиницу в ряде стран ЦА их внутренним делом, однако вряд ли ему это нравится. © Фото с сайта president.kg

Киргизский президент Сооронбай Жээнбеков попытался поставить точку в бурной дискуссии по вопросу перехода алфавита в КР с кириллицы на латиницу. В интервью ТАСС он заявил, что это «не актуально», напомнив, что в его стране русский язык имеет статус государственного. Президент заверил, что менять его не собираются. Словом, лидер Киргизии, не в пример своим соседям по Центральной Азии, за исключением разве что Таджикистана, манией латинизации не одержим, тем более она, скорее, имеет далеко не «графическую» подоплеку.

В настоящее время в киргизском языке официально используются два типа письменности: одна, кириллица, на территории Киргизии и других стран бывшего СССР (окончательно утверждена в 1941 году); вторая, основанная на арабском алфавите, — на территории Китая. «Отцом» современной киргизской грамматики считается выходец из русской дворянской семьи, ученый Игорь Батманов. По его учебникам киргизские школьники изучают родной язык по сегодняшний день.

Но чем руководствуются «поклонники» латинского алфавита в Киргизии? В принципе, тем же, чем и их соседи по региону — Казахстан, Узбекистан и Туркмения (последняя первой отказалась от «советского прошлого» и «российской колонизации», с которыми ассоциируется кириллица). Латинский алфавит, утверждают они, адаптирует население к эпохе интернета, помогает быстрее изучить английский, служит шагом к «реальному суверенитету» Киргизии (и иже с ней), объединяет тюркоязычные страны и народы и т. д. Но каковы издержки латинизации, и почему Москва тихо паникует, хотя и говорит, что отказ от кириллицы — внутреннее дело каждого государства?

Начнем с издержек. Во-первых, переход с одной письменности на другую — дорогостоящий, очень длительный и трудоемкий процесс. Нужны подготовленные преподаватели, новая научная и методическая база, а все это в Киргизии потенциально отсутствует. Не заостряя внимания на таких «мелочах» как смена документации, табличек, паспортов, отметим: внедрение нового алфавита повлечет за собой не «укрепление национальной идентичности», как рассчитывают «патриоты», а утрату огромного пласта самой разнообразной информации на киргизском языке. А также долгое, не на один десяток лет, параллельное использование двух алфавитов. Словом, полный сумбур.

Что касается «тихой паники» России. Переход на латиницу ею воспринимается как посягательство на ее интересы в стратегически важном регионе и выдавливание из него русского языка. Кому это выгодно? В первую очередь — США, имеющих собственные претензии влияния в Центральной Азии. И латинизация, снижение влияния русского языка даже через «графику» является своего рода инструментом геополитики. Киргизия и Таджикистан пока на него не клюнули, хотя, возможно, поступили бы иначе, не будь они сильно повязаны с Россией с точки зрения финансов, безопасности и обороноспособности. Напомним, обе эти бедные республики являются членами ОДКБ, на их территориях дислоцированы российские военные базы; в РФ много киргизских и таджикских мигрантов. Так что Бишкеку и Душанбе контрпродуктивно лишний раз раздражать Россию.

Возможно также, что на изменение письменности их не вдохновили примеры более богатых соседей по ЦА. В частности, в Казахстане переход на латиницу к намеченному Нурсултаном Назарбаевым 2025 году вряд ли состоится полноценно, хотя денег на это республика не жалеет. Процесс идет сложно, и те, кто пользовались кириллицей, продолжают это делать, а «поколение латиницы» еще не народилось.

Узбекистан же переходит на латинскую «графику» чуть ли не четверть века, и пока это видно только по уличным вывескам, а большая часть книг издается на кириллице, хотя школьные учебники на латинице уже появились. Так что Узбекистан, который раньше Казахстана начал алфавитную «перезагрузку», пользуется сейчас двумя письменностями. Интересный, кстати, факт: обращение находящейся в заключении дочери покойного президента республики Ислама Каримова — Гульнары — к действующему главе государства Шавкату Мирзиееву и вовсе написано не просто на кириллице, а на чистейшем русском — его недавно опубликовала дочь Каримовой в Instagram.

А вот как происходил переход с кириллицы на латиницу в Туркмении — сказать сложно ввиду крайне закрытости этой страны. Но, судя по тому, что туркменские сайты выходят даже не на местной кириллице (о «заморском» алфавите говорить вообще излишне), а на русском, то дела и тут обстоят не блестяще. То есть спроса на алфавитный «хайтэк» нет. Но вернемся к Киргизии.

Всплеск дебатов на тему кириллицы-латиницы с аргументами «за» и «против» можно ожидать от политических партий республики перед парламентскими выборами  — они состоятся в октябре этого года. Как водится, к выборам электорат следует разделить, возбудить, противопоставить людей друг другу, манипулировать ими, что вообще в Киргизии весьма успешно практикуется. И тут, конечно, многое зависит от политтехнологических навыков первого лица страны и его команды.

Кстати, в конце февраля Жээнбеков находился с визитом в Москве, где состоялось довольно важное, с идеологической точки зрения, событие: он и президент РФ Владимир Путин помпезно открыли так называемый «перекрестный год» России и Киргизии. Так что в 2020-м в обеих странах под эгидой их лидеров состоятся сотни мероприятий, направленных на развитие экономических, образовательных, культурных и иных связей.

Вроде как замечательная инициатива. Но что за ней стоит? Скорее, «перехват» влияния США в ЦА, принявшими новую стратегию в отношении этого региона. Причем с нескрываемой целью отвадить его от России. Вспомним недавний визит госсекретаря США в Нур-Султан и Ташкент, его встречи с главами МИД всех государств Центральной Азии и намерение американских властей оплатить «противодействие» этого региона российскому влиянию. Так что темы «кириллица-латиница» и «перекрестного года» возникли сейчас дважды неспроста: Москва пошла в контрнаступление.

Ирина Джорбенадзе


Читайте также Чиновники в Узбекистане призвали людей не разговаривать на русском языке

В Туркмении жителей обязали приносить присягу на Коране, что они откажутся от VPN

Журналист из Болгарии обвинил Россию в «присвоении» кириллицы