Суд по Boeing: от России помощи не ждут

Чьи приказы привели к трагедии в небе над Донбассом в июле 2014 года? На процессе, начавшемся в Нидерландах, придется ответить и на этот вопрос.


Обвинители исходят из того, что никто из четверых подсудимых не отдавал приказ сбивать самолет и непосредственно не руководил «Буком». © Фото Дениса Гольдмана

В Окружном суде Гааги приняли решение отложить до 23 марта продолжение начатого на этой неделе судебного разбирательства по так называемому «делу МН17». За этими цифрами скрывается трагедия множества людей — 298 погибших и тысячи их родственников и близких. Многие из них, вместе с журналистами и несколькими следственными группами, прилагали все усилия, чтобы суд, начавшийся в особо охраняемом комплексе Схипхол под Амстердамом, если не наказал, то хотя бы назвал всех виновных в том, что 17 июля 2014 года над территорией Украины был сбит Boeing-777, выполнявший рейс МН17 «Малазийских авиалиний» из Амстердама в Куала-Лумпур.

По мнению следствия, сбит этот самолет был ракетой, выпущенной российским зенитно-ракетным комплексом «Бук». Непосредственно обвиняемыми по этому делу выступают четыре человека. Трое из них — граждане России. Первый — это бывший сотрудник российских спецслужб Игорь Гиркин (Стрелков), командовавший захватом украинского города Славянска, а затем ставший министром обороны самопровозглашенной Донецкой народной республики. Второй — подполковник запаса ВДВ Олег Пулатов, единственный, кстати, согласившийся принять участие в этом суде, правда, только по видеосвязи. Третий — старший офицер ГРУ в отставке Сергей Дубинский. Четвертый обвиняемый — гражданин Украины (по версии следствия), командир разведки Донецкой народной республики (именно ее гражданином он себя считает сам) Леонид Харченко.

Уголовное дело насчитывает более 30 тысяч страниц, при этом речь там идет преимущественно об исполнителях этого преступления, как они видятся международной следственной группе. Хотя большинство погибших были гражданами Нидерландов, отчего суд идет на территории этой страны, тем не менее, в следственных действиях принимали участие представители Австралии, Бельгии, Малайзии, а также Украины, поскольку самолет был сбит именно в ее воздушном пространстве.

При этом в Нидерландах исходят из того, что никто из четверых обвиняемых не отдавал приказ сбивать самолет или непосредственно руководил «Буком». «Никто из них не нажимал кнопку пуска сам, — заявил, в частности, прокурор Нидерландов Фред Вестербеке. — Но все они тесно сотрудничали в деле доставки вооружения, и поэтому их можно считать подозреваемыми в причастности к тому, что МН17 был сбит».

Впрочем, в ходе судебного процесса могут быть привлечены и новые люди, причем не только в качестве свидетелей. Скажем, к концу третьего дня судебного заседания, график которого расписан как минимум до 2021 года, уже была обнародована информация о том, что у следствия есть как минимум один свидетель непосредственного пуска ракеты. И, весьма вероятно, будут еще неожиданности, поскольку следователи и прокуроры не торопятся обнародовать накопленные материалы.

Накануне начала судебного разбирательства представители нидерландской юстиции указывали, что этот суд не ставит своей целью назвать всех виновных в гибели самолета. В то же время, разбирательство не сможет обойтись без того, чтобы распутать весь клубок возможных приказов и ошибок и указать всех, кто мог быть виновен в случившемся.

При этом, хотя фактически обвиняется Россия, поскольку, по версии следствия, к виновным точно относятся российские военные, сотрудники спецслужб и политики, отдававшие им приказы, от РФ суд в Нидерландах помощи не ждет. Например, голландская прокуратура уже ранее указывала, что не станет обращаться к властям России с просьбой об экстрадиции подозреваемых, так как располагает информацией о том, что российские законы не позволяют выдавать своих граждан другим государствам. Не было у следствия и доверия к данным, которые озвучивала по этому делу последние пять лет российская сторона.

В Москве говорят о том, что виновные были «назначены» нидерландскими следователями еще до начала судебного процесса, а может быть и следствия. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не раз заявлял, что Москва категорически отвергает обвинения в причастности к крушению малазийского Boeing. Так что оправдываться и отвечать на обвинения, которые российские власти называют то нелепыми, то необоснованными, никто не собирается.

Впрочем, это вряд ли на что-то повлияет. Начавшийся судебный процесс будет тянуться еще очень долго. Мир услышит выступления родственников и друзей погибших, которые наверняка будут куда эмоциональней и прямолинейней в своих обвинениях, чем голландские юристы. Наверняка в зале суда будут звучать фамилии высшего российского руководства. В итоге, вне зависимости от того, что считает Россия, суд по «делу МН-17» будет постоянным напоминанием о войне на территории Украины и личной вине тех, кто ее развязал и потом в ней участвовал.

Иван Преображенский


Читайте также Суд обязал Bellingcat выплатить компенсацию Игорю Безлеру, которого компания назвала причастным к гибели малайзийского Boeing в Донбассе

Адвокаты обвиняемых по делу о MH17 заговорили о «причастности» Киева к катастрофе

В Гаагском суде озвучили главные версии гибели MH17 в Донбассе