Лукашенко обиделся на Путина и велел «завалить прилавки намордниками»

Россия закрыла границу с Белоруссией на фоне COVID-19, подтвердив, что больше не является ее надежным союзником.


По словам Лукашенко, между странами нет границы, «но пришедшие во власть в России люди, видимо, этого не понимают». © Фото с сайта www.kremlin.ru
По словам Лукашенко, между странами нет границы, «но пришедшие во власть в России люди, видимо, этого не понимают».

За «интеграционным» и «нефтяным» обострениями между Минском и Москвой последовало «коронавирусное». В высоких кабинетах в Минске очень серьезно обсуждают новую парадигму: «Русские братья нас предали, теперь мы сами против всего мира». Если нежелание продолжать поставки нефти по ценам ниже рыночных Лукашенко еще мог воспринимать как «жадность российских олигархов», то перекрытие границы, о котором сам он узнает из новостей, — для него уже предательство в чистом виде.

«Странно, что в российском правительстве никто не знает, что у Беларуси и России границы нет, она не делимитирована и не демаркирована. У нас нет границы, поэтому закрывать нечего. Наверное, они у себя уже установили эту границу. Это их дело, — сказал Лукашенко, встречаясь с главой своей администрации и госсекретарем Совбеза. — Закрыть, как и начать какую-то войну, всегда проще, чем потом из этой ситуации выходить. Потому что после закрытия придет период, когда надо будет открывать. А я знаю, как это — открывать потом. Это все очень непросто. Но пришедшие во власть в России люди, видимо, этого не понимают».

Вообще же там было с полчаса такого рода филиппик в адрес России и ее руководства, пересказывать все — отдельная статья понадобится. Но на том же совещании прозвучали и первые угрозы: «Если наша страна пойдет на ответные меры, то до Кремля фуры будут стоять в очереди, а люди будут в бешенстве».

Действительно, 18 марта Россия в рамках противодействия пандемии коронавируса закрыла границы с Белоруссией до 1 мая. Официально премьер РФ говорит о запрете въезда для людей, но не товаров — грузоперевозки не прекращаются. Однако в Минске понимают: Москва переходит на жесткий режим ручного управления движением через общую границу, которой официально не существует. А это чревато тем, что Белоруссия потеряет еще и доходы от транзита между ЕС и РФ — порядка $250 млн ежемесячно.

Сам белорусский президент продолжает отрицать коронавирус как проблему. Он выступил против карантина в школах и переноса каникул. По мнению Лукашенко, это лишь обострит обстановку. Также он запретил Минздраву «забивать людям мозги» информацией о динамике числа пациентов с подозрением на коронавирус. Премьер-министру же поручено «за неделю завалить прилавки намордниками» (это он про медицинские маски). При этом по всей стране люди в соцсетях постят фоторепортажи о том, как «космонавты» в «противочумных» костюмах грузят людей в «скорые», хотя публичные массовые культурно-развлекательные мероприятия никто не отменяет.

На этом фоне российский президент как будто бы решил поддержать коллегу, показно «защитив» его от критики, правда, не по поводу коронавируса, а недостаточной «пророссийскости», в частности, по поводу Крыма. «Не ставьте президента Беларуси в сложное положение. Он хочет выстраивать добрососедские отношения с Украиной. Думаю, в этом все дело, а не в экономической целесообразности или отсутствии таковой для перевозчиков», — так Путин ответил на вопрос главы региональной автономии «Белорусы Крыма» Романа Чегринца, который пожаловался на отсутствие транспортного сообщения Белоруссии с Крымом. Как рассказал Чегринец, они обращались в авиакомпанию «Белавиа» и к Белорусской железной дороге, но там им ответили, что это «экономически нецелесообразно».

Тогда же президент РФ добавил: «Беларусь — независимая суверенная страна и имеет право проводить ту внешнюю политику, которую считает для себя целесообразной и полезной. Союзное государство не в прямом смысле единое государство, это все-таки два разных субъекта международного права». Звучит как приговор интеграции.

Сейчас в Минске обеспокоены и судьбой своего продуктового экспорта. Это серьезные деньги для казны, в 2019-м только пищевой продукции было продано в Россию на $4,1 млрд. Пандемический карантин и восстановление жесткого контроля на границе в белорусском правительстве воспринимают как благовидный предлог для сдерживания или даже прекращения поставок из Белоруссии.


Читайте также В Ярославской области пенсионерка умерла от бешенства

Мишустин предложил Лукашенко «сделать усилие» ради Союзного государства

Лукашенко: Психоз вокруг коронавируса обрушил мировую экономику