Отольются ли Назарбаеву токаевские «слезки»

Год для нового главы Казахстана прошел при параллельном правлении Елбасы, а потому у новичка может появиться желание отплатить старшему товарищу за «недопрезидентство».


И все же многие уже воспринимют Токаева как достаточно неплохого и «человечного» президента. © Фото с сайта akorda.kz

Исполнился год с момента вступления Касым-Жомарта Токаева в должность президента Казахстана. Быть главой государства само по себе дело непростое. Но когда у страны фактически два первых лица — это сложно вдвойне: ведь первый президент Нурсултан Назарбаев, правивший тридцать лет кряду, оставил за собой все властные полномочия, причем официально. И теперь, говоря об итогах годового президентства Токаева, его достижениях или недостатках, волей-неволей имеешь в виду и вездесущего Елбасы, активности которого, в том числе и на международной арене, можно только позавидовать.

Чем запомнился первый год президентства Токаева, и что конкретно за этот период было сделано для простых людей? Новый «перезагруженный» политический сезон был открыт переименованием столицы Казахстана — Астаны — в Нур-Султан, и изменением названий центральных улиц ряда городов в честь первого президента. Такая, мягко говоря, нескромность Елбасы, с которым, разумеется, это лизоблюдство было согласовано, оставила неприятный осадок: люди возмущались, митинговали, говорили об утверждении культа личности Назарбаева; их задерживали, а международные правозащитные организации резко критиковали действия властей РК.

Но вскоре населению стало не до «этики» — в республике открылся сезон чрезвычайных ситуаций. Начался он взрывами на военных складах на юге, в Арыси, повлекшими тяжелые последствия. Пришлось даже строить практически новый городок для населения зоны бедствия.

Потом начались массовые беспорядки  на этнической почве в Кордайском районе — погибли одиннадцать человек, более ста пострадали. Однако Токаев поспевал всюду: побывал в районах ЧП, беседовал с людьми. И вот грянул «коронавирус». Второй президент объявил режим чрезвычайного положения практически сразу после нескольких подтвержденных случаев заболеваемости. Одновременно рухнули цены на нефть, а Казахстан, напомним, страна сырьевая. В общем, минусов было и есть немало.

И все же за этот год значительная часть населения стала воспринимать Токаева как «человечного» президента, радеющего о благополучии простого народа. Во всяком случае, по его инициативе был учрежден Национальный совет общественного доверия (НСОД) — платформа для обратной связи населения с властью. При Токаеве увеличились соцпакеты на детей; многодетным семьям и потерявшим кормильца списали беззалоговые кредиты. На три года облегчили налоговое бремя ряду компаний, работающих в малом бизнесе. Для молодых специалистов выделено 9 тысяч квартир, а для начинающих предпринимателей — государственные гранты. Токаев также подписал закон о статусе педагога, в соответствии с которым учителей запрещено привлекать к работе, не связанной с их профессиональными обязанностями, что до сих пор широко практикуется в некоторых государствах Центральной Азии. Кроме того, в этом году зарплата педагогов увеличится на 25%, а в 2024 — вдвое.

Некоторые законы ужесточились: в частности, за изнасилование, педофилию и другие сексуальные преступления можно схлопотать до 20 лет тюрьмы; максимальный срок за браконьерство увеличили с 5 до 12 лет. А вот статья за клевету будет декриминализована — то есть «перекочует» из уголовного кодекса в административный.

Вообще же Токаев взял за правило отчитываться перед народом в соцсетях о всех принятых им решениях, деловых поездках по стране и визитах за рубеж, что выгодно отличает его от Елбасы (впрочем, тот уже стал брать пример со своего преемника). «Общаться с массами» президент требует и от руководителей высокого ранга.

Токаев много ездит по республике, но не чурается и заграницы: 14 визитов, из них три государственных, включая Китай, и три официальных — первый из них был в Россию. Встречался он на полях одного из международных форумов и с американским президентом  Дональдом Трампом. Похоже, внешнеполитический курс Нур-Султана не меняется: остается многовекторным с акцентом на РФ, КНР, США и ряд международных организаций с российским и китайским доминированием.

В общем, на Западе Токаев, вероятно, пытается прослыть «умеренным либералом», а в своей стране, вдобавок к имиджу «человечного», поработать на то, чтобы его имя не ассоциировалось с коррупцией, авторитаризмом и прочими грехами, в которых Назарбаева обвиняют его политические оппоненты. В некотором роде ему это удается, однако в республике многие говорят, что Токаев — «всего лишь тень Назарбаева», «транзитный президент», и никакой самостоятельности у него нет. А реформы, которые он проводит, носят сугубо «витринный» характер.

Всем не угодишь, но Токаев старается, хотя ему постоянно указывают на его «место» — отнюдь не первое в стране. Так, не вполне понятно и, вероятно, не совсем прилично, что на декабрьском заседании Высшего совета ЕАЭС и на неформальном саммите СНГ страну представлял Назарбаев. Принимает он и высокопоставленных иностранных визитеров. Собственно, удивляться нечему, потому как практически все назначения на высокие должности — от министров и состава Совбеза до руководителей администрации президента и губернаторов — утверждаются с согласия Елбасы. Фантастика!

Таким вот непростым был первый год уравновешенного и внешне невозмутимого президента Касым-Жомарта Токаева. Интересно, «отольются ли кошке мышкины слезки»? «Припомнит» ли Токаев Назарбаеву все пережитое, да и будет ли у него для этого шанс?

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Алма-Ату и Нур-Султан закрыли на карантин из-за коронавируса

Режим ЧП объявили в Казахстане до середины апреля

Десятки оппозиционных активистов задержаны в Казахстане