Лукашенко против COVID-19 и российского ТВ

Белоруссия осталась одной из немногих стран, не засевших в изоляции. Республику и ее лидера за это жестко критикуют, причем и СМИ «братской» РФ.


«Батька» даже попросил российских журналистов и авторов Telegram-каналов, которые «плявузгают» (треплются), не трогать Белоруссию. © Фото с сайта president.gov.by

Почти все постсоветские страны, включая Россию, применяют одну и ту же тактику в борьбе с коронавирусом — изоляцию, в том числе и здоровых. Впрочем, так же поступают во всем мире — исключения типа Швеции или Нидерландов являются именно исключениями.

Хотя и среди бывших республик СССР нашлась «страна-диссидент». В Белоруссии изначально решили поступить «по-шведски» и вырабатывать коллективный иммунитет без всяких самоизоляций, для чего, как считается, 60-70% населения необходимо переболеть. Тем самым должны быть достигнуты две цели. Первая: не так сильно пострадает экономика, поскольку не только стратегические предприятия не закрываются, но и все магазины, службы сервиса и даже футболисты продолжают работать в почти что обычном режиме. Таким образом, огромная масса людей хотя бы не останется без зарплаты.

Во-вторых, утверждают противники изоляции, когда осенью коронавирус вернется (а вдруг вернется?), закаленные COVID-19 шведы и белорусы будут только посмеиваться, в то время как остальной мир вновь попрячется по домам. Ну, тут, что называется, «вскрытие покажет».

Но даже если обе цели будут достигнуты, возникнет вопрос — а какой ценой? Итоговую «сумму» можно будет подсчитать, только когда пандемию одолеем, пока же в нашем распоряжении имеются лишь промежуточные цифры, по которым предсказать будущее невозможно. Тем более что и в самой Белоруссии признают: пик эпидемии еще не пройден. И чтобы было с чем сравнивать, возьмем в качестве «контрольной» страны не далекую и замученную вирусом Италию, а близкую к Белоруссии Украину, применившую «классические» методы борьбы с COVID-19, включая закрытие метро и «специальные» билеты на городские автобусы.

Итак, на 15 апреля в Белоруссии зафиксировано 3281 случаев заражения коронавирусом, на Украине — всего 3764. «Всего» — потому что ее население примерно в четыре раза больше. При этом в Белоруссии умерли 33 человека (уровень летальности 1%, примерно как в РФ), на Украине — 108 (около 3%, чуть больше, чем в Германии).

Хотя этот «уровень» — показатель немного странноватый. В «пофигистских» Швеции и Нидерландах он колеблется в районе 9-11% (как и в несчастных и закрытых Испании и Италии). Казалось бы — полный караул. Если шведы собрались «заразить» две трети населения, и каждый десятый из них умрет — самогеноцид какой-то получается! Но понятно, что это не так.

Предполагается, что абсолютное большинство переболеет, даже этого не заметив. А по поводу якобы большой смертности среди диагностированных в благополучных странах, то есть и такое мнение, что сейчас всех, только еще заподозренных в вирусоносительстве, а потом умерших, — считают жертвами COVID-19. Не будем здесь разбираться в справедливости  этой «гипотезы, а также в том, каковы могут быть причины для искусственного завышения (если оно есть) весьма неприятного показателя. Зато эти цифры невольно заставляют усомниться в вирусонеуязвимости белорусов: ну если в Швеции, с ее уровнем медицины, каждый десятый коронавирусник умирает, то о каком 1% может идти речь?!

Еще в марте заговорили о том, что «Лукашенко что-то скрывает». И на самом деле: как-то очень долго «никто не хотел умирать». О первой смерти пожилого мужчины от воспаления легких на фоне COVID-19 сообщил лично президент лишь 31 марта. До этого он обычно бодро отшучивался, советуя преодолевать напасть работой на тракторе на свежем воздухе и с клюшкой в руках на ледовой площадке.

Информацию, например, о том, что в стране есть почти 2,2 тыс. реанимационных коек и более 2 тыс. аппаратов ИВЛ — куда больше на душу населения, чем в некоторых «передовых» странах, он доверил озвучить министру здравоохранения, что на фоне «трактора» прошло почти незамеченным. Как и другие, вполне себе серьезные заявления самого Александра Григорьевича, который и цифры приводил, и объяснял, почему была выбрана именно «очаговая тактика борьбы» и т. п.

Он продолжал говорить о том, что не стоит давать развиваться «массовому психозу», но соцсети свое дело сделали. «Не понимаю, что делает Лукашенко. Наверное, когда люди начнут умирать семьями, президент задумается и введет карантин, как в обычных странах. Это самое действенное решение», — заявил знаменитый белорусский гимнаст, шестикратный олимпийский чемпион Виталий Щербо. Ему легко быть смелым — он живет в Америке.

Но поучать «батьку» начали не только прославленные дилетанты, вроде Щербо, но и крупные российские СМИ. Не предъявляя конкретных обвинений, они дружно начали «сомневаться» в том, что в Белоруссии все так уж благополучно. Вот тут, можно сказать, Лукашенко «психанул», видимо, насмотревшись на выходных репортажей на российском ТВ типа «В Белоруссию пришла весна, но не радостны лица простых белорусов!». «Вот мне недавно показали в очередной раз какого-то Клейменова, который там на Россию выдавал, что у нас и заболевания, и прячут информацию… Мы пригласили Всемирную организацию здравоохранения. … И что они сказали — претензий к белорусам нет», — заявил в минувший понедельник белорусский лидер, перейдя на личности.

ВОЗ действительно одобрила предпринимаемые властями меры по борьбе с COVID-19, «Беларусь реализовала меры сдерживания распространения эпидемии благодаря системному подходу с точки зрения эпиднадзора, а также наличию лабораторных возможностей для раннего выявления пациентов», — сказал глава миссии организации Патрик ОʼКоннор. Но насколько авторитетно это заявление и сама ВОЗ, особенно после того как Трамп послал ее куда подальше? Впрочем, зачем вдруг РФ понадобилось в очередной раз поучать Лукашенко «жить правильно» или «как все» — тема отдельная, интересная, но не будем ее развивать дальше. Теперь о ситуации на Украине, которую мы взяли как «контрольную» — для сравнения.

Нужно признать, что в этой стране, борющейся с COVID-19 по «классической» методике, пока все не так плохо — цифры мы уже называли. Хотя раздавались голоса, что ее «разваленная система здравоохранения» ни на что не способна, но то ли все же способна, то ли «корона» не так страшна, и «изоляционизм» с ней справляется. Между прочим, согласно недавнему опросу «Рейтинга», почти 70% украинцев считают введенный из-за распространения коронавирусной инфекции карантин эффективным.  Можно сказать, что в данном случае власти, во главе с Владимиром Зеленским, приняли верное решение — по крайней мере, с точки зрения политики.  Хотя, как заявляет  бывший главный санитарный врач Украины Святослав Протас, «чтобы сформировался коллективный иммунитет, люди все равно должны переболеть», но только «равномерно», тогда  вторая волна коронавируса осенью будет значительно легче, чем первая.

Но представьте себе, что на Украине решили бы обойтись без карантина, а количество смертей стало бы исчисляться десятками тысяч — это «смерть» и для президента тоже. Или пусть даже итоговые результаты удовлетворительные — ну, скажем, считанные сотни умерших от коронавируса. «А вот если бы изолировались, то почти все остались бы живы!» — тут же завопила бы оппозиция. Так что если бы даже Зеленский был почти уверен, что можно обойтись без чрезвычайщины, то так — оно спокойнее. Тем более что система здравоохранения на Украине на самом деле не совершенна. Накануне украинский лидер предупредил соотечественников, что пик эпидемии придется примерно на Пасху, а потому расслабляться рано.

Лукашенко, конечно, проще  — он решает сам, не особенно оглядываясь на общественное мнение. Но если все же вырвется вирус на свободу и дел натворит, то и ему мало не покажется. В общем, посмотрим, что дальше будет, и чья «методика» лучше. Пока же белорусский президент заявляет: «Вы нас не трогайте! Закончится это все, потом мы посмотрим, кто прав, а кто нет».

Александр Кривенков


Читайте также Певица Наталья Ветлицкая оказалась коронавирусной диссиденткой

Лукашенко счел бесполезными российские тесты на коронавирус

Лукашенко: Пневмония уйдет, а хлебушек-то нужен