В Туркмению не «впустили» коронавирус и экспертов ВОЗ

В вотчине Бердымухамедова по-прежнему «нет» COVID-19, а потому ему можно устраивать пиры во время чумы, любить себя и обирать других.


Президент так обожает «железных коней», что даже открыл в Ашхабаде гигантский монумент велосипеду. © Стоп-кадр видео Altyn Asyr

Туркмения остается единственной страной Центральной Азии, свободной от пандемии COVID-19. Свобода эта относительная — особенно для простых людей, которым запрещают носить медицинские маски, и которых даже штрафуют за попытки «посеять панику». Но сам президент  Гурбангулы Бердымухамедов бережется: проводит совещания только в онлайн режиме и, как говорят, переехал, из соображений безопасности, в новую резиденцию, построенную в ущелье поселка Маныш.

Веселей и радостнее жить!

Ну, а народ живет «своей» жизнью, навязанной ему Аркадагом — далеко небезопасной и сопровождаемой разного рода незаконными поборами. Не успел в Ашхабаде смолкнуть последний звонок в школах со всеми сопутствующими ему массовыми мероприятиями, как с размахом и один за другим были проведены многолюдные торжества, от которых ну просто «никак» нельзя было отказаться: по случаю Дня туркменского ковра, Международного дня защиты детей и Всемирного дня велосипеда. Этот вид транспорта особо люб Бердымухамедову как средство здорового образа жизни и боевого мастерства: ранее он демонстрировал военным искусство стрелять на ходу по мишеням с седла «железного коня».  

Весь этот «пир во время чумы» все длится и длится на фоне крайней бедности большей части населения Туркмении, которое еще и обирают по разным поводам. Как сообщает «Хроника Туркменистана», учеников ашхабадских школ обязали возместить вред за порчу учебников покупкой не таких же книг, а произведений, написанных Бердымухамедовым, которых уже несколько десятков: многотомник о лечении травами; про коневодство и собак; исторические опусы. А цены на книги, вышедшие из-под пера Аркадага, по туркменским меркам высоченные — $12-$57.

Еще жестче, чем в советские времена, туркменов заставляют выписывать газеты и журналы — разумеется, идеологически «правильные». Как пишет «Фергана», «план по подписке спускается сверху»,  в то время как прессу никто не читает: «Многие даже не интересуются, на какие газеты и журналы подписывает бухгалтер на работе».

Некоторым охота еще и выслужиться перед начальством и выдать перевыполнение. Так, в этрапе (административно-территориальная единица) Туркменбаши  ранее с работников учреждений раз в полгода собирали на подписку по 100 манатов ($28,6). Но глава района решил вывести его на первое место в стране, в связи с чем поборы увеличились почти до $49. При этом средняя зарплата в районе составляет $229.
 
Вообще-то туркмены могли бы вовсе не тратиться на печатные издания, поскольку вся разрешенная информация сосредоточена на специальном сайте. И содержит она, в основном, отчеты о работе и отдыхе Аркадага, фотографиями которого иллюстрируются передовицы всех номеров.  «Настоящие новости» публикуют лишь несколько запрещенных в стране интернет-изданий. Сайты их в республике заблокированы, редакции находятся за границей, а местные корреспонденты работают на условиях анонимности.
 
В общем, что хотят, то и творят туркменские власти, и не входят в положение своих граждан даже в тяжелую пору мировой пандемии. «Хроника Туркменистана» информирует, что многие жители страны, «застрявшие» в Индии из-за эпидемии COVID-19, не имеют права на  денежные переводы от родных. А в этой стране находятся, в основном, отбывшие на лечение. Для уехавших поправить здоровье по линии Минздрава обещают разрешить денежные переводы, но поскольку оформить соответствующий документ очень сложно, большинство отправлялись на лечение неофициально и «положило зубы на полку» в чужой стране.

Говорить нельзя помалкивать — где поставить запятую?

Известно, что в Туркмении преследуют за высказывание недовольства или реальное освещение событий. Даже за приватные разговоры на табуированные темы можно лишиться свободы или заплатить огромный штраф. Говорить о митингах вообще смешно, но туркмены митингуют, правда, не у себя на родине. Так, на Северном Кипре трудовые мигранты из Туркмении потребовали отставки Бердымухамедова и разрешения беспрепятственно выезжать за границу. «Хроника Туркменистана» информирует, что участники акции протеста жаловались также на безработицу, бесправие и коррупцию чиновников на родине. По их словам, они не могут вернуться домой, поскольку их  не выпустят обратно или потребуют взятку за выезд — $5 тыс. и больше. На днях состоялась еще одна акция протеста — перед консульством Туркмении в Турции собрались люди, держащие плакаты с призывами объединиться против диктатуры Бердымухамедова.

Тем временем в вотчине последнего «интересные» события сменяют друг друга с калейдоскопичной быстротой. В частности, столичный суд приговорил известного шоумена к двум годам колонии за «мужеложство». По данным Turkmen.news, вместе с ним были осуждены еще несколько человек.

Но пострадали не только приверженцы нетрадиционной любви, но и обычные крестьяне, имевшие неосторожность посеять овощные и бахчевые культуры без согласования с властями одной из областей, поплатились за это уничтожением посевов. Грядки с огурцами, помидорами, дынями и арбузами распахали тракторами именно тогда, когда они стали приносить плоды. Отчего такой беспредел? Да оттого, что сеять надобно по разнарядке сверху — пшеницу и хлопок, практически не приносящих никакого дохода, поскольку государство платит за них гроши. В общем, снова «зубы на полку».

Коронавируса «не будет»?

Тут нельзя не вернуться к «короне», которой, в Туркмении, «разумеется, нет», что не мешает людям ее бояться, тем более, когда защищаться от нее им не разрешают. Представителей ВОЗ в республику так и не допустили, но при этом Ашхабад активно общается при помощи видеоконференций на тему COVID-19 с экспертами организации. Туркмению «на всякий случай» интересует, как противодействовать вирусу в жаркую погоду.

Но вот что интересно: по данным «Азатлык», в столичную инфекционную больницу продолжают поступать из региональных медучреждений пациенты с симптомами COVID-19, и за последние недели значительно участились случаи смертей пациентов, родственникам которых врачи говорят, что смерть наступила в результате «болезни легких». Местные жители также сообщили, что из-за резкого роста смертности морги в Ашхабаде переполнены, а на кладбище ежедневно выстраиваются очереди из катафалков.

«Вражеский голос» также напоминает, что недавний ураган унес жизни, по меньшей мере, 30 человек, среди которых есть и дети. В Марыйской и Лебапской областях повреждены здания и инфраструктура, нет воды, света и связи. А именно в Лебапской области была создана карантинная зона для граждан Туркмении, возвращающихся домой из-за рубежа. Что произошло с карантинными зонами, кстати, мало приспособленными для проживания и, тем более, для лечения заболевших? И куда делись пациенты?

Ясность в этот вопрос может внести Всемирная организация здравоохранения, как это было в случае с Таджикистаном, но Гурбангулы Бердымухамедов «держится». Так что «воз» в ситуации с ВОЗ и коронавирусом сдвинуться с места не может.

Ирина Джорбенадзе

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему В Туркмении обвинили во лжи посольство США за сообщение о наличии в стране COVID-зараженных

Туркменские бюджетники почти сутки провели у дороги, чтобы поприветствовать президента

«Свободная» от коронавируса Туркмения признана самой опасной по COVID-19 в Центральной Азии