Украина встретила лето, отказав РФ в «водном перемирии»

Основными событиями в жизни соседней страны на этой неделе можно считать маленькую победу над коронавирусом, переговоры по Донбассу и «кидок» от МВФ.


Президент с соратниками нарушил карантин досрочно, а «заложила» его собственная пресс-служба. © Фото с сайта facebook.com/president.gov.ua

Сейчас почти для любой страны самые главные новости связаны с коронавирусом. Для Украины они хорошие — очередное послабление карантина. Накануне выходных граждане получили право сидеть за ресторанными столиками не только на свежем воздухе, но и внутри помещений. Владимир Зеленский и здесь опередил всех: еще 3 июня он попил кофе вместе с коллегами не по правилам.

Правда, послабления вводят сами регионы — в зависимости от ситуации. Мэр Киева Виталий Кличко на полное открытие ресторанов не решился, указав, что пока еще слишком много не вылечившихся. Но вряд ли это должно так уж сильно опечалить жителей столицы — погода стоит хорошая, на выходных будет просто жарко, так зачем прятаться от солнца?

В целом же ситуацию с коронавирусом на Украине можно назвать «более нормальной», чем в России. В частности, число зараженных (по отношению ко всему населению) здесь раза в четыре меньше, чем в РФ. И это даже несмотря на вчерашний «антирекорд» — за сутки у 588 человек выявлена инфекция, это наивысший показатель за все время.

Из дальних странствий возвратясь

Украинская представительная делегация побывала в Германии, где основной темой переговоров был Донбасс. Накануне высказывались предположения, что немцы украинцев будут «вразумлять», чтобы сделать более уступчивыми, однако последующие заявления министра иностранных дел Дмитрия Кулебы говорят, что на «Донбасс капут» Украина не согласна.

 — Можно предположить, что никаких особых прорывов в переговорах по Донбассу не предвидится, — говорит в комментарии «Росбалту» координатор группы «Европейский диалог» на Украине Георгий Чижов. —  Хотя Кулеба, вернувшись из Берлина, заявил о готовности вести переговоры об особом статусе «отдельных районов» Донбасса.

— Мы уже привыкли применять термин «особый статус», но на Украине говорят об особом порядке управления в отдельных районах, что-то в этом роде.

 — Да, а вот теперь этот термин может вернуться. Напомню, что с 2015 года особый статус, после того, как он был записан в Минских соглашениях, стал предметом жестких дискуссий в Украине. Можно сказать, что по этому вопросу был достигнут общественный консенсус: никакого особого статуса, а Украина — унитарное государство. Что касается вопроса о территориальных особенностях, на него был дан универсальный ответ в виде реформы по децентрализации, когда каждый регион становится «одинаково особым».

Так что заявление Кулебы прозвучало достаточно неожиданно. На него пока какой-то реакции не последовало, но думаю, что она будет, поскольку эти уступки часть общества сочтет весьма значительными. Если в Москве, Донецке и Луганске они вряд ли кого-то впечатлили, то для Украины — это серьезный шаг, возможно, даже за «красными линиями».

— Но зато Кулеба по-прежнему говорит, что никаких переговоров непосредственно с представителями ДНР и ЛНР не будет. Даже про организацию консультативного совета с их участием уже не вспоминают.

 — Он как раз про него вспомнил, сказав, что эта идея уже не актуальна. Да и с самого начала она была какой-то «непонятной». По словам руководителя офиса президента Андрея Ермака, с «той стороны» в ней должны были участвовать некие представителя населения ОРДЛО, хотя изначально, наверняка, речь шла о другом. Ну, а невозможность непосредственных переговоров с Донецком и Луганском — это давняя позиция Киева, который считает, что они не имеют субъектности. В Украине считают, что прямые переговоры с «республиками» позволят России позиционировать себя не в качестве участника конфликта, а нейтрального посредника и уклониться от любой ответственности за то, что там происходит.

— Как по-вашему, этот «компромисс», озвученный главой МИД, даст возможность куда-то продвинуться?

 — Должен еще уточнить: Кулеба особо подчеркнул, что особый статус не дает ОРДЛО какого-то права вето в отношении общенациональных решений, а это вряд ли устроит РФ. Поэтому, несмотря на такой серьезный шаг, проблема глобально не решается. Посмотрим, захочет ли Москва как-то «поощрить» своих киевских визави или будет настаивать на дальнейших уступках. Может, что-то прояснится после встречи глав МИД «нормандской четверки», которая возможна, а вот саммит лидеров четырех стран в обозримом будущем — вряд ли.

Что еще по российско-украинскому вопросу?

Интересно, если бы Дмитрий Кулеба в Берлине обсуждал еще гуманитарную ситуацию в Крыму, обратили бы внимание его партнеры на нежелание Киева помочь полуострову с водой? Перед поездкой же он вновь заявил, что никаких шагов навстречу не будет, так как  Крым является «оккупированной территорией». «Безусловно, ситуация там, я бы даже сказал, более, чем критическая», — сказал Кулеба.

Глава МИД подчеркнул, что Украина не намерена помогать России «в решении ее проблем», а стало быть (про это он не сказал) и проблем проживающих там людей. А если представить себе, что «пересоленный» из-за дефицита воды для полива сельхозземель полуостров Киеву каким-то чудом удалось бы вернуть, что он тогда стал бы делать? Наверное, подал бы в суд, требуя от «оккупантов» возмещения убытков. Но понятно, что вряд ли даже самые большие оптимисты рассчитывают снова увидеть «украинский Крым» и понимают, что их проблемой его «восстановление» никогда не будет.

Хотя нет! Накануне секретарь украинского Совбеза Алексей Данилов назвал Россию «искусственным образованием, которое … рано или поздно развалится». «Это не произойдет так быстро, как бы нам этого хотелось, но то, что это будет при нашей жизни — это 100%», — заявил 57-летний чиновник. Хотелось бы обратить внимание на то, что такое заявление сделал не политик, не депутат, которым можно что угодно — хоть «сапоги в Индийском океане мыть», а человек из правящей команды, который, по идее, должен отражать официальную точку зрения. Безусловно, говорить «Крым — наш» он должен, а вот «Мы бы хотели, чтобы Россия побыстрее развалилась» вроде бы и не обязательно. Впрочем, его предшественник при Порошенко Александр Турчинов тоже озвучивал то, что президенту «поручить» нельзя.

Опять кинули или помогли?

В начале недели на Украине обсуждали, почему же МВФ отказал в обещанной трехлетней программе расширенного финансирования Extended Fund Facility. Хотя, как сказал министр финансов Сергей Марченко, Украина сделала все, чтобы ее получить, отметив, что «для нас это была достаточно неожиданная история». Однако, как объясняют в Фонде, ему из-за пандемии поступает очень много заявок, и все их удовлетворить невозможно.

Зато Украина и МВФ достигли договоренности по программе сотрудничества на 18 месяцев, в течение которых Украина получит $5 млрд на 5 лет. Марченко отмечает, что это позволит перекрыть дефицит госбюджета, составляющий 8% ВВП, и профинансировать социалку. «Сказать, что эти средства идут только на выплату долгов, нельзя», — отметил министр.

На правительство тут же обрушились «оппозиционеры», которые и раньше говорили, что принятые «в угоду Западу» законы о земле и банках являются слишком дорогой ценой за кредиты. А тут не только денег меньше стало, и срок программы сократился, а, как говорят в «партии кума Путина» Медведчука, EFF была бы направлена на поддержку структурной перестройки экономики, а средства от программы stand-by пойдут на увеличение золотовалютных резервов и покрытие дефицита бюджета, а фактически — на выплату прежних задолженностей перед МВФ. «Мы с вами живем в стране, которая идет просто на дно. … Мы прочитали сегодня меморандум с МВФ. Это капитуляция, подписанная при полном уничтожении государства!» — заявил депутат Вадим Рабинович. Да что там оппозиция: глава фракции «Слуга народа» в Верховной раде Давид Арахамия сказал, что условия МВФ по новой кредитной программе неприемлемы.

Повлияет ли всерьез эта критика на отношение к действующей власти? Последний опрос общественного мнения Киевский институт международного института социологии, к сожалению, провел еще в конце апреля, однако его данные опубликовал лишь сегодня. Так вот: за Владимира Зеленского как президента проголосовал бы 41% опрошенных, Петра Порошенко предпочли 19%, Игорю Смешко, Юрию Бойко и Юлии Тимошенко отдали свои голоса по 9% потенциальных избирателей.

Так что в качестве национального лидера большинство по-прежнему видят экс-шоумена, зато взгляды на ситуацию в стране разделились практически поровну. 47% респондентов считают, что Украина постепенно превращается в развитое государство, у 46% мнение противоположное — жизнь становится невыносимой. 41% полагает, что страна «сшивается», 46% — идет к расколу. В целом же 32% украинцев оптимисты, а 34%, выходит, что наоборот.

Александр Кривенков

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Глава Крыма отказался просить Зеленского включить воду на полуострове

В Харькове «патриоты» Украины сожгли российский флаг перед зданием партии «кума Путина»

США заподозрили Россию в планах захватить дамбу в Херсоне