У Лукашенко осталась последняя попытка договориться с Путиным

Дальнейшее развитие предвыборных событий в Белоруссии зависит от того, как пройдет встреча двух президентов во Ржеве.


Предыдущее рандеву в Москве не слишком получилось. © Фото с сайта president.gov.by

Белорусский президент может много и долго рассказывать о важности и незыблемости суверенитета своей страны, но пока фактом остается то, что политика Минска в значительной мере определяется в Москве. Во-первых, не во всех странах Александра Григорьевича привечают, во-вторых, белорусская экономика сегодня завязана на российскую лишь ненамного меньше, чем в 1991 году.

Еще недавно наблюдатели рассчитывали, что многое в белорусской политике решится 24 июня, когда Александр Лукашенко и Владимир Путин встретятся на параде Победы. Но не встретились — точнее, кратко переговорили «на ногах». Причем визит сопровождался чередой скандалов — например, Лукашенко «забыли» упомянуть при перечислении приехавших на парад президентов, а потом Путин очень красноречиво не пожал руку младшему сыну белорусского начальника Николаю.

В результате белорусский лидер улетел из Москвы вскоре по окончании парада. Как и прилетел — на двух самолетах, со всей семьей и окружением, что говорит о том, что он явно готовился к серьезным переговорам. Вдогонку, правда, Кремль направил предложение встретиться 30 июня во Ржеве, где Путин будет открывать мемориал Советскому солдату. Но первый официальный ответ был: «Не знаем, получится ли, белорусский президент очень занят». Однако дома Лукашенко ждал неразрешенный конфликт вокруг взятого под государственный контроль Белгазпромбанка, массовые протесты на улицах городов, сильная информационная кампания оппонентов, и главное — быстро теряющая остатки сил экономика.

Вернувшись в Минск, Лукашенко уже на следующий день вернулся и к прежней риторике об иностранном (прежде всего — российском) вмешательстве в выборы. Высказываясь о ситуации в стране, Лукашенко заявил, что в интернете распространяются «жуткие фейки», с помощью которых хотят его дискредитировать. «Это подбрасывается структурами „бабичевскими“ (речь о бывшем после РФ в Белоруссии Михаиле Бабиче — М.П.), „незыгарями“ из России. Это не наше, это из России идет информация. Потом они извинятся, снимут. Но людям-то в мозги уже вбросили это, — жаловался Александр Григорьевич своим чиновникам. — Ясно, что там за ними кукловоды стоят. Они и с одной, и с другой стороны. И в Польше живут, и из России подкидывают. Мы об этом с Путиным поговорим в ближайшее время при встрече, но эта ситуация очень сложная. Применяются самые современные технологии, идет вмешательство из-за рубежа в наши выборы, внутренние дела».

Ответ из уст Дмитрия Пескова последовал сразу: «Можно ответить однозначно, что РФ никогда не вмешивалась, не вмешивается и не собирается вмешиваться в чьи бы то ни было электоральные процессы, тем более которые проходят у нашего союзника — Беларуси».

По словам пресс-секретаря Путина, в Кремле не получали каких-либо аргументов, касающихся заявления Лукашенко о вмешательстве в электоральный процесс. «Наверное, какие-то аргументы должна предоставлять сторона, которая обвиняет», — отметил Песков. Отвечая на уточняющий вопрос, представила ли белорусская сторона аргументы, он сказал: «Это и заставляет задуматься, я бы сказал, обязывает задуматься».

«России нет никакого резона вмешиваться в события внутри Беларуси сейчас, потому что Кремль оказывается в выигрыше при любом раскладе. Если Лукашенко выбирает „жесткую линию“ на силовое подавление оппонентов (что происходит сейчас) и фальсификацию голосования — рушатся все с трудом выстроенные отношения с Западом, остается только московский вектор, — сказала в комментарии „Росбалту“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — Если он вдруг становится „вегетарианцем“ и проигрывает выборы — то ведь всех троих главных соперников Лукашенко можно назвать „умеренно пророссийскими“. Чтобы победить относительно честно, Лукашенко потребуется договариваться с Москвой: получать дешевый газ и большой кредит, а для этого — подписывать дорожные карты по интеграции. То есть часть суверенитета Беларусь отдаст России независимо от исхода нынешних событий».

Впрочем, прошло еще буквально два дня, и Лукашенко согласился поехать во Ржев на встречу с Путиным, а также начал делать реверансы в сторону Кремля. Вечером 28 июня в эфире государственного телеканала «Беларусь-1» начальник Белоруссии заявил: «Единственный союзник, который остался у России, — Беларусь… Мы у России вторые покупатели газа после немцев. Мы перерабатываем огромное количество их нефти. Конечно, они не хотят потерять Беларусь и экономически, но больше всего — политически. Потому что, потеряв Беларусь, будет сильнейший удар по внутренней политике России».

Все расценили это однозначно: Лукашенко готов идти на уступки в обмен на публичную поддержку со стороны Кремля. «Все решится на этой неделе. Если Путин заявит о том, что поддерживает Александра Григорьевича на выборах, или даже если не заявит, но по российскому телевизору начнут показывать сюжеты о традиционной дружбе белорусов и русских, о совместном противостоянии НАТО, о попытках организовать в Беларуси „майдан“ по украинскому сценарию — это будет значить только одно: Лукашенко подписал 31-ю дорожную карту по интеграции, — сказала „Росбалту“ белорусский политик, лидер гражданской кампании „Наш Дом“ Ольга Карач. — Напомню, это документ, который предусматривает в Союзном государстве Беларуси и России единые органы управления. То есть плавную, но все же сдачу белорусского суверенитета. Именно поэтому я говорю, что на нынешних выборах есть только один пророссийский кандидат — это сам Лукашенко. На словах он защищает суверенитет, но ради продления своего правления может отдать значительную его часть».

29 июня представитель Генпрокуратуры Белоруссии заявил журналистам, что его ведомство будет наказывать за «клевету, угрозы, травлю и оскорбления в интернете, в том числе и на политические темы». И не только крупными штрафами, но и вполне реальными сроками — вплоть до 3 лет тюрьмы. По его словам, теперь любые политические высказывания в белорусском интернете — на особом контроле.

30 июня Лукашенко встречается с Путиным, а 3 июля должно стать известно, какие фамилии будут в избирательных бюллетенях на выборах президента Белоруссии 9 августа. Если там не окажется Бабарико, Тихановской или Цепкало — значит Лукашенко не смог получить поддержку от российского президента, и соперниками Бацьки сделают только безобидных кандидатов-спойлеров. Если же три перечисленные фамилии (или кто-то из них) появятся в списке зарегистрированных кандидатов — получается, что нынешний президент вновь дружен с Кремлем, и более-менее серьезные соперники ему уже не так страшны.

Сложно сказать, какой из этих вариантов хуже для будущего Белоруссии.

Михаил Петровский

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Лукашенко уверен, что белорусы ценят свою свободу больше жизни

Лукашенко призвал соседа «с Востока» относиться к Белоруссии «по-человечески»

Бросившего вызов Лукашенко банкира обвинили сразу по трем статьям