Нерушим ли армяно-российский союз?

Экспертов беспокоит политика в отношении РФ и лояльных к ней граждан страны премьера Пашиняна и возможность его выхода за «красные линии».


Никол Пашинян говорит о "неоднозначности" поддержки России в конфликте на границе с Азербайджаном. © Фото с сайта parliament.am

Июльская эскалация на границе между Азербайджаном и Арменией стала очередным этапом многолетнего противостояния двух закавказских республик. Для российской аудитории интерес к этому конфликту мог бы ограничиться несколькими новостями по телевидению, если бы не два важных обстоятельства. Во-первых, эскалация произошла не в конфликтном Нагорном Карабахе, а на армяно-азербайджанской границе, являющейся зоной ответственности ОДКБ, членом которой является Армения. Во-вторых, в противостояние вовлеклись, в том числе и в России, этнические диаспоры обоих народов, перенесшие межгосударственный конфликт в плоскость уличных беспорядков на почве национальной вражды.

Ситуация приобрела настолько угрожающий характер, что положение дел на армяно-азербайджанской границе дважды обсуждалось Совбезом РФ, после каждого заседания которого Сергей Лавров проводил примирительные встречи с послами и руководителями общин Азербайджана и Армении в Москве, сопровождаемые жесткой реакцией силовиков на межэтнические потасовки.

О роли российской дипломатии и военных сказал в недавнем интервью телеканалу РБК и премьер-министр Армении Никол Пашинян. Как отмечают эксперты, единственное, о чем не упомянул армянский руководитель — это роль президента Владимира Путина, благодаря личному участию которого удалось остановить четырехдневную войну между сторонами в апреле 2016 г.

В том же интервью, говоря о факторе Москвы как главного союзника Еревана в процессе деэскалации конфликта, премьер отметил следующее: «Многие граждане в самой Армении, а также армяне за рубежом задаются вопросом, почему Турция — союзник Азербайджана — так однозначно его поддерживает, а поддержка России, стратегического союзника Армении, не так однозначна. Однако нужно понять, что Россия — сопредседатель Минской группы ОБСЕ, то есть ключевой посредник в переговорах, и должна действовать в этих рамках».

По мнению экспертов, камуфлируя свою мысль под будто бы оправдывающую Россию фразу, бывший журналист Пашинян фактически довел до целевой российской аудитории существующий в Армении антироссийский настрой — в частности, негативную реакцию армян на действия Москвы в период пограничной эскалации. В чем же причина деградации союзнических отношений, на которую сетует армянский премьер?

Примечательно, что буквально за несколько дней до приграничного конфликта лидер второй по численности парламентской фракции «Процветающая Армения» Гагик Царукян выступил с заявлением об искусственном нагнетании в республике антироссийских настроений. В частности, Царукян отметил, что в армянское общество внедряется тезис о необходимости пересмотра военного соглашения с Россией, что приведет к выводу из Армении 102-й российской базы.

Уже после июльской эскалации бывший президент Армении Роберт Кочарян, комментируя активность Турции в поддержке Азербайджана, недвусмысленно указал, что «это серьезный месседж для тех, кто заявляет, что нужно вывести российскую базу, проводит акции у посольства России».

Напомним, что в Армении находится 102-я военная база Вооруженных сил РФ, российские пограничники охраняют армяно-турецкую и армяно-иранскую границу, на которой за более чем 20-летний период не было зафиксировано ни одного серьезного инцидента. Может, это выход и для успокоения ситуации на армяно-азербайджанской границе?

Конфликт на границе не помогут погасить ни ОДКБ, ни международные миротворцы, — говорит в комментарии агентству военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин. «Почему не ОДКБ, членом которой, кстати, Азербайджан не является? Решения там принимаются консенсусом, а есть в этой организации разные мнения по поводу того, «кто виноват», — отмечает эксперт.

По мнению Виктора Литовкина, озвучивающиеся в последнее время в Ереване идеи привлечения международных миротворцев для обеспечения безопасности на армяно-азербайджанской границе — это «сотрясение воздуха — дескать, мы что-то предлагаем». «Для того чтобы ввести миротворцев, нужно согласие двух сторон, поскольку пока это «мелкий конфликт», где счет погибших идет на десятки, никто такого решения в обход их не примет — ни ОБСЕ, ни ООН. А там, по ходу дела, у Еревана всегда найдется предлог, чтобы от своего же предложения отказаться, или кто-нибудь в Совбезе эту инициативу обязательно заветирует. В первую очередь, армяне должны договариваться с азербайджанцами, а они с этим не торопятся», — полагает Виктор Литовкин.

Симоньян против Пашиняна

Как говорят эксперты, еще одним предупреждением Еревану остановить опасную тенденцию русофобии стал пост главного редактора RT Маргариты Симоньян, которая в свойственной ей жесткой манере обвинила правительство Пашиняна в содействии активной деятельности антироссийских НКО, «которые на вашей территории (в Армении — ред.) обучают молодежь, как свергать власть в России». «Вы стали плацдармом антироссийских сил на Кавказе… Ваши медиа и соцсети ежечасно поливают помоями Россию, Путина, всех, кто поддерживает Путина… Вы разделили несчастный, и без того исчезающий армянский народ на врагов — русских армян и «настоящих» — тех, кто поддерживает вашу сиюминутную власть», — пишет Симоньян.

В интервью РБК премьер Никол Пашинян, сказав, что не знаком с текстом Симоньян, все же отметил, что «пост вызвал в армянских кругах и в Армении резкую негативную реакцию». Эксперты предполагают, что он имел в виду редакционную статью в газете «Айкакан Жаманак» — семейном предприятии, руководство которым армянский премьер передал своей супруге Анне Акопян. В ответ на «частную» критику Маргариты Симоньян газета ополчилась на политику РФ на постсоветском пространстве в целом: «Россия действительно требует от своих союзников или «младших братьев» безусловного подчинения во всех вопросах, и при малейшей попытке неповиновения она готова нанести болезненный удар. Не только готова, но и способна, о чем свидетельствуют примеры Грузии и Украины».

Маргарита Симоньян — одна из наиболее информированных о настроениях Кремля людей в России. И не вызывает сомнения, что темы, которые она затронула — в частности, превращение Армении в базу НКО, имеющих для стран СНГ далеко идущие революционные цели, вызывают озабоченность официальных кругов России.

Армянский премьер в ответ на критику об «антироссийских НКО» отметил, что они были созданы еще во времена Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна, в «пророссийскости» которых сомнений не было. Как отмечают эксперты, Пашинян и тут лукавит, «не замечая», что руководители тех самых некоммерческих организаций не просто действуют в Армении, а пришли вместе с ним к власти. И если на первых порах они получали представительство в парламенте и правительстве, в основном, в сфере социалки, то с недавнего времени начали назначаться на высокие позиции в органах безопасности.

«Вообще для премьера Пашиняна является нормальным высказываться и принимать решения по вопросам, о которых он не имеет ни малейшего представления, — объясняет политолог и писатель Армен Гаспарян. — Он в бэкграунде журналист, оппозиционер и не вникал в такие сложности, как геополитика — его это вообще не интересовало. Тем не менее, ранее и он, и его партия в парламенте много говорили о том, что договоры с РФ «неправильные», надо из них выходить и т. п.

Отсюда и проблема: не может человек, который был катализатором этих процессов, их прекратить. А поскольку ситуация по многим контурам для него обстоит не блестяще — рецессия экономики, с коронавирусом в республике проблемы, обострение с Азербайджаном, то единственное, что он может делать — хоть что-то постоянно говорить своим избирателям, поскольку показывать пока нечего». Однако эксперт не исключает, что Пашинян вполне может переступить и через «красные линии» в отношениях с РФ: «Не нужно его недооценивать, до предела он не дошел. Еще может что-то дикое последовать. Например, Пашинян может поставить вопрос о необходимости функционирования российской военной базы в Гюмри. Этот вопрос, кстати, ранее его партия и он сам в парламенте регулярно поднимали».

Почему премьер ополчился на «пророссийских»?

На фоне усиления «цветных НКО» политические деятели, выступающие за укрепление отношений с Россией, подвергаются в республике систематическому преследованию, отмечают эксперты. Арест экс-президента Кочаряна (выпущенного недавно под залог, выплаченный, кстати, российскими предпринимателями) можно было бы считать личной «вендеттой» Пашиняна, если бы не широкая пропагандистская кампания, в ходе которой подконтрольные структурам, близким к Фонду Сороса, армянские СМИ ставят в упрек бывшему главе государства именно «пророссийскость».

Уголовное дело против того же Гагика Царукяна строится на обвинении в подкупе избирателей аж в 2017 году. О событии трехлетней давности вспомнили аккурат после выступления Царукяна против «искусственного нагнетания антироссийских настроений» и завели дела против политика и членов его семьи.

Тема угрозы со стороны НКО, финансируемых Фондом Сороса, стала причиной отставки главы Службы национальной безопасности Армении Артура Ванецяна. Впоследствии близкий родственник Никола Пашиняна депутат Акопян открыто обвинял Ванецяна в работе на иностранную разведку. «Может ли в один прекрасный день выясниться, что Ванецян был завербован иностранными спецслужбами и именно по этой причине был снят с должности?» — вопрошал бывший актер, а ныне депутат Акопян, прозрачно намекая на «руку Москвы».

По мнению ряда экспертов, если добавить к этому участие госчиновников в протестах у посольства РФ в Ереване и преследование компаний с российским капиталом, то можно говорить о выверенном векторе превращения формально союзной Армении в базу противодействия коренным интересам России в регионе. А потому винить недовольным российским «нейтралитетом» в период приграничного обострения надо себя, а вернее — занявшую явно недружественную к России позицию революционную власть в республике.

Эксперты надеются, что нынешние руководители Армении извлекут правильные выводы из июльского обострения. По их мнению, эскалация на армяно-азербайджанской границе и последовавшая за ней активность Турции в регионе показали, что Россия для армянского народа — безальтернативный гарант безопасности. Отсюда же проистекает другой вывод: попытки поставить под сомнение ведущую роль России в карабахском урегулировании приведут не столько к снижению российского влияния, сколько к непредсказуемости и хаотизации в регионе. А сохранение стабилизирующего российского фактора, в свою очередь, предполагает выполнение сторонами взятых на себя при посредничестве РФ обязательств, полагают эксперты.

И наконец, по мнению политологов, Еревану стоило бы принять во внимание алармистские заявления ответственных политических сил об искусственном нагнетании антироссийских настроений, а не отвергать, игнорировать эту угрозу и уж тем более не способствовать опасным тенденциям. Иначе — неизбежное возвращение раскачанной лодки общественного дискурса к безальтернативному вектору реального союзничества будет затруднительно для самих же новых властей Армении. Если к тому времени вера в искренность их заявлений и действий не будет окончательно подорвана, со всеми вытекающими последствиями, отмечают эксперты.

Никита Прозоров