Белоруссия сегодня: ни мира, ни войны

Третья неделя «почти революции» не похожа на предыдущие. Власти не применяют жесткие репрессии, а оппозиция всячески демонстрирует готовность к диалогу.


На шествиях порой соседствуют государственный флаг Белоруссии и исторический герб — Погоня. © Фото Вадим Замировский с сайта TUT.BY
На шествиях порой соседствуют государственный флаг Белоруссии и исторический герб — Погоня.

Однако протестующие против фальсификации выборов продолжают выходить на улицы белорусских городов каждый день, милиция вяло «уговаривает» собравшихся разойтись, дежурно задерживает какое-то количество участников, а потом, составив протоколы, отпускает. Ничего похожего на первые дни протестов, с их жестокими разгонами, стрельбой и пытками в СИЗО, не происходит.

«Милиционеры посмотрели на то, что происходило два минувших воскресенья, когда на улицы Минска выходило по 200-300 тыс. человек. Силовики поняли, что улицу они потеряли, что если повторится насилие — им это уже с рук не сойдет. Собственно, они и так не знают что делать с шестью сотнями заявлений об избиениях и пытках, с десятками изуродованных трупов в моргах больниц (власти признают гибель лишь трех человек — М.П.), — сказал „Росбалту“ один из лидеров стачечного комитета МАЗа Сергей Заднепряный. — При этом они все-таки совершают грубые ошибки. Вчера, зачищая от митингующих площадь Независимости, ОМОН запер сотни верующих в Красном костеле, одном из символов Минска, и отключил там электричество. Это вызвало резкую реакцию верующих, и они выйдут на улицы уже сегодня вечером, пройдут маршем от православного Кафедрального собора до Красного костела».

Еще одной ошибкой стало то, что силовики вызвали на допрос в Следственный комитет «совесть белорусской нации» — писательницу, лауреата Нобелевской премии Светлану Алексиевич как члена президиума Координационного совета (КС) по передаче власти. Алексиевич, несмотря на болезнь, на допрос пришла, но отказалась говорить со следователями. Однако сам ее визит оказался в центре медийного внимания не только Беларуси. Проход Алексиевич перед десятками объективов телекамер в оцепленный ОМОНом Следственный комитет означал, что официальный Минск опять сам себе в ногу выстрелил. Складывается впечатление, что Лукашенко своими руками создает «белорусского Вацлава Гавела».

До этого за несколько дней четверо ключевых членов президиума КС — Максим Знак, Сергей Дылевский, Лилия Власова и Павел Латушко — также прошли через допросы в Следственном комитете Белоруссии. Их вызывали в качестве свидетелей по уголовному делу «по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 361 УК по факту публичных призывов к захвату государственной власти или совершению действий, направленных на причинение вреда национальной безопасности Беларуси, совершенных с использованием СМИ или интернета». Статья предполагает наказание до 5 лет лишения свободы. Однако ни одного из них пока в подозреваемые не переквалифицировали.

Что касается еще одной, наверное, самой действенной формы протеста, забастовок, то, как аккуратно выразилось РБК, стачки «затронули» не менее 30 предприятий, дающих 27% ВВП государства. Причем в числе «затронутых», на которых отмечены протестные акции, один из крупнейших в мире производителей калийных удобрений «Беларуськалий», государственные БелАЗ и Минский тракторный завод. Но указанные 27% — это, так сказать, «забастовочный потенциал» — в такие потери для экономики может вылиться полная остановка этих предприятий, которой пока не произошло.

Белорусские власти, продолжая давление на своих оппонентов, очевидно делают ставку именно на подавление забастовочного движения, понимая его опасность для себя. Также разрабатывается стратегия точечных репрессий, которые обезглавили бы оппозицию, но не вызвали бы бурных уличных протестов. В начале недели суд в Минске за организацию и проведение несанкционированных мероприятий арестовал на 10 суток членов президиума Координационного совета Ольгу Кавалькову (доверенное лицо Светланы Тихановской) и Сергея Дылевского (глава стачкома МТЗ). Впрочем, это было воспринято скорее как попытка притормозить работу оппозиции, чем как серьезное наказание.

Создается впечатление, что и действующая белорусская власть, и сгруппировавшаяся вокруг Светланы Тихановской оппозиция решили действовать пока «на минималках». Хотя бы на то время, пока судьба белорусской революции решается на переговорах между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном.

Российская сторона устами Сергея Лаврова осторожно заявляет, что Лукашенко следует договариваться с протестующими, а тем, в свою очередь, рассмотреть в качестве компромисса реформу Конституции. А Дмитрий Песков, комментируя позицию КС, заявил, что «приветствует желание не разрывать отношения с Россией». Сам факт обсуждения в Москве действий совета показывает, что этот орган воспринимается РФ как субъект белорусской политики.

«Я думаю, сейчас главная цель России — сохранить дружественные отношения с белорусским народом, основу которого составляет пророссийское большинство. Кремль, наверное, открыт для переговоров с оппозицией, но пока не может открыто отречься от „бацьки“. С точки зрения Кремля, главная задача альтернативного правительства или Координационного совета — продемонстрировать свою пророссийскую ориентацию не только на словах, но и на деле, включив в свой состав пророссийских чиновников и силовиков, — говорит „Росбалту“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — Вот только подобные действия КС могут вызвать его отторжение белорусским обществом, которое воспримет их как компромисс с ненавистным уже людям Лукашенко».

Наверное, для Кремля наиболее рациональным подходом к белорусскому кризису сейчас стала бы тактика невмешательства, которая, впрочем, и декларируется. Хотя чуть ли не ежедневно следующие отказы «бацьке» в так необходимой тому поддержке — «невмешательством» назвать трудно.


Читайте также Экс-кандидат в президенты Белоруссии заявила о намерении создать политическую партию

СМИ: Замглавы Минобороны Евкуров попал в ДТП в Москве

Синоптики рассказали о погоде в Петербурге