«Протесты объективно работают на Трампа»

Президент США может перед выборами показательно остановить беспорядки в нескольких штатах или городах, но не во всех, уверена политолог Ксения Кириллова.


Ксения Кириллова.

Беспорядки, продолжающиеся в ряде городов Америки уже четвертый месяц, можно остановить только силой, заявил готовящийся к выборам в ноябре этого года президент США Дональд Трамп. По его словам, «это не мирный протест, а внутренний терроризм». Однако, несмотря на громкие заявления, в реальности американский лидер явно тянет с решительными мерами. В связи с этим возникает вопрос, случайна ли эта его нерешительность и не собирается ли он решительно и жестко подавить протесты ближе к выборам, чтобы продемонстрировать свои лидерские качества электорату незадолго до дня голосования? Об этом, а также о предвыборной ситуации в Штатах в целом, обозреватель «Росбалта» поговорил с проживающей в Сан-Франциско политологом и журналистом Ксенией Кирилловой.

Насколько можно судить из публикуемых данных американской социологии, дистанция между республиканцем Дональдом Трампом и его главным соперником-демократом Джо Байденом сокращается…

— Это действительно так.

— Сегодня в ситуации массовых протестов, вызванных полицейским насилием в отношении афроамериканцев, мы видим, что Трамп, делающий жесткие заявления, на деле тянет с подавлением беспорядков. Может так быть, что он намеренно затягивает с наведением порядка, чтобы сделать это под президентские выборы и таким образом поднять свой рейтинг?

— Зачистить протесты по всей стране ему невыгодно. Я думаю, он показательно может зачистить какие-то республиканские штаты. Возможно, он сделает это даже в каком-нибудь одном демократическом штате или городе. Создаст таким образом определенную витрину. Дескать, здесь было плохо, но я разобрался. Однако пока ему выгодно, чтобы картинка протестов сохранялась.

— Трамп обвинял демократов в том, что это они раскрутили протестную волну. Что вы можете сказать на это?

— На раннем этапе эти стихийно вспыхнувшие протесты действительно были выгодны скорее больше демократам, чем республиканцам. Электорат Демократической партии, как и она сама, очень сильно расколот. Там видны противоречия и достаточно серьезное противостояние между крайне левым флангом и умеренными центристами. Например, сторонники сенатора-демократа Берни Сандерса предпочли бы не голосовать за умеренного центриста Байдена. В их глазах последний — воплощение правящей номенклатуры, которую они считают несправедливой, капиталистической, отстаивающей интересы крупных корпораций и крупного капитала. Молодежь, особенно левая, ищет противовес нынешним элитам, несистемного выразителя социалистических идей. Таким человеком был Сандерс, но когда его вытеснили из предвыборной гонки 2016 года, как бы парадоксально это ни выглядело, но достаточно серьезная часть его электората проголосовала за Трампа как за несистемного политика.

— Почему так произошло?

— Это парадокс эпохи постмодерна, когда декларирование политиками неких терминов, например, «консерватизм», «либерализм», не соответствует их реальному содержанию. Тот же Трамп позиционирует себя как опору и последнюю защиту капитализма и консерватизма, но на самом деле его предвыборная программа имеет некоторые «социалистические» черты.

— А в чем его «социализм»?

— В патерналистском отношении к экономике и в опоре на рабочий класс. Это как раз элемент привычного нам представления о социализме. Я не говорю, что Трамп социалист в современном понимании, но он очень четко выстроил свою политику, он бросает вызов истеблишменту. Трамп, опираясь в первую очередь на средний класс, одновременно делает ставку на рабочих, которых технологическая революция вытеснила на периферию общественной жизни. Их предприятия убыточны, а их рабочие места занимает дешевая рабочая сила из Мексики.

Классический консерватизм и либерализм — это невмешательство государства в экономику, то есть рыночная экономика в чистом виде. Трамп придерживается иной позиции. Он исповедует более патерналистский подход, старается принудить большие компании вернуть рабочие места в Америку и приглашать в страну меньше мигрантов. То есть он пытается влиять на экономическую политику корпораций. Заметим также, что и во время эпидемии коронавируса он старается поддержать выплатами тех, кто потерял работу, а это, как правило, представители наименее квалифицированных категорий работников. Те же IT-специалисты могут ведь работать удаленно.

— Но, германские национал-социалисты в 20-40 годы XX века тоже во многом опирались на рабочий класс…

— Да, это такой национал-социализм лайт. Именно поэтому многие российские эмигранты, которые скучают по Советскому Союзу и любят Сталина, здесь голосуют за Трампа. Они видят в его политике некоторые социалистические элементы, не говоря уж о его положительном отношении к России.

— Что в этой ситуации могут противопоставить Трампу демократы?

— Надо сказать, что их политика достаточно противоречива. Они действительно опасаются выступать сейчас против протестов, боясь растерять свой электорат, однако крайне левая часть протестующих — это анархисты, которые вообще не голосуют и считают любое государство злом. Но сейчас у демократов есть шанс сказать им, что Демпартия хотя бы позволяет вам существовать, а Трамп — не позволит. То есть это попытка загнать таким образом этих людей на избирательные участки, что само по себе, на мой взгляд, является провальной идеей, поскольку анархисты голосовать не пойдут. В то же время поддержка протестов сейчас играет против демократов. Чем дальше, тем больше эти протесты объективно работают на Трампа.

— Почему вы считаете, что протесты работают сейчас на Трампа?

— Потому что большинство американцев уже боятся беспорядков, вызванных протестами. Мы видим в ряде городов случаи перекрытия дорожного движения, погромы, увеличение преступлений, связанных с применением огнестрельного оружия. Да, большинство протестов — мирные, но когда происходят погромы, страдает бизнес, административные здания. Кроме того, эти протесты стихийно и в очень сжатые исторические сроки создают новую социальную норму, связанную с преодолением элементов расовой дискриминации в американском обществе. Эта стихийно и очень быстро создаваемая новая норма также отталкивает от протестов определенные слои общества.

Таким образом, Трампу сейчас важно, с одной стороны, позиционировать себя в качестве поборника закона и порядка, а с другой, протесты ему нужны, чтобы иллюстрировать его тезис, согласно которому «такой будет Америка Байдена».

В некоторых точках страны, особенно в штатах, контролируемых республиканцами, он, вероятно, справится с протестами, поскольку здесь у него нет повода сказать, что ему не дают это сделать демократические губернаторы или мэры городов. В «республиканских» городах и штатах он, возможно, будет следить за тем, чтобы протесты шли на убыль. Но в штатах и городах, управляемых демократами, ему, конечно, выгоднее, чтобы нынешняя ситуация до выборов сохранялась.

Поэтому, на мой взгляд, до сих пор федералы, одетые в камуфляж, действовали, с одной стороны, брутально, выхватывая кого-то из толпы или даже в ряде случаев стреляя по людям, но при этом не зачищали протесты в целом, вызывая тем самым еще большую ненависть протестующих и резкое обострение ситуации даже там, где до этого беспорядки шли на спад. То есть фактически Трамп сейчас создает условия, при которых протесты не утихают.

Беседовал Александр Желенин


Читайте также Бренд Uncle Ben’s сменит название в рамках борьбы с расовыми стереотипами

Аналитик: Возникли «серьезные риски» для мировой экономики

В США полицейские вновь застрелили темнокожего