Даже если Колесникова отыщется, «осадок» останется

Белорусская оппозиция преодолела раскол, а власть объявила охоту на ее лидеров. Однако протесты и не думают стихать, несмотря на их жесткое подавление.


Мария Колесникова «исчезла» в понедельник утром, хотя милиция отрицает причастность к ее исчезновению. © Стоп-кадр видео

В воскресенье в Минске неизвестными прилюдно были задержаны несколько членов Координационного совета белорусской оппозиции, но это еще цветочки. Главу избирательного штаба Виктора Бабарико, сподвижницу Светланы Тихановской Марию Колесникову утром в понедельник возле Национального художественного музея неизвестные посадили в микроавтобус с надписью «Связь» и куда-то увезли.

«Я ее видела вживую до этого, поэтому узнала. Я еще хотела подойти к ней, поговорить, поблагодарить, а потом передумала, решила, что человек и так устает, — рассказала об этом журналистам некая Анастасия, на глазах которой все и произошло примерно в 10:05. — Я прошла вперед, и в какой-то момент еще подумала, что обернусь и покажу Маше сердечко. Недалеко от музея я видела припаркованный темный микроавтобус с надписью „Связь“ на борту и сзади была марка „Соболь“. Я прошла вперед и услышала звук падающего на асфальт телефона, какой-то топот, обернулась и увидела, что люди в гражданской одежде и в масках заталкивают Марию в этот микроавтобус, у нее отлетает телефон, один из этих людей телефон поднимает, прыгает в микроавтобус, и они уезжают».

Минская милиция отвергла свою причастность к задержанию Колесниковой. Позднее перестал выходить на связь пресс-секретарь Координационного совета Антон Родненков, узнавший о похищении Марии и начавший выяснять, где она находится. Также пропала связь с другим членом КС, старшим вице-президентом крупной международной IT-компании EPAM Максимом Богрецовым (через полдня он нашелся, но где был — непонятно). Наконец, исчез исполнительный секретарь КС Иван Кравцов.

Эти «пропажи» как будто завершили воскресные протесты в Минске и других белорусских городах (уже пятые по счету, если считать и день выборов — 9 августа). В столице на улицы вновь вышло более 200 тыс. человек, которые «растеклись» по всему центру. Также митинги прошли в Гродно, Витебске, Бресте, Могилеве, Барановичах, Бобруйске, Новополоцке, Кобрине, Жодино, Орше и ряде других городов.

Белорусские силовики пытаются взять контроль над столицей. В воскресенье в Минске ими был применен весь возможный арсенал: колючая проволока, спецтехника, водометы, машины для разгона толпы, слезоточивый газ, несколько закрытых станций метро, отсутствие мобильного интернета и проблемы со связью.

Были и стычки на улицах: люди в масках и в неопознанной форме хватали протестующих в стороне от основной массы, били стекла кафе, чтобы задержать прячущихся там людей, распыляли слезоточивый газ, орудовали дубинками. Местами им давали отпор —отбивали уже задержанных, срывали балаклавы с силовиков (оказалось, они этого очень боятся). Всего в Минске было задержано около 200 человек,  жестко задерживали людей в Бресте и Гродно.

Тем не менее, пока в целом инициатива остается в руках протестующих, которые после 1 сентября «усилились» за счет вернувшихся с каникул студентов. В Минске целые жилые комплексы вывешивают бело-красно-белые флаги и не позволяют их снять, не допуская на свою территорию силовиков.

«До сих пор белорусы считались очень атомизированным обществом, но теперь мы видим, что они наоборот — солидаризируются, выстраивают горизонтальные связи. Создают онлайн-платформы, на которых обмениваются товарами и продуктами мимо государства, предлагают работу уволенным из-за своих взглядов, просто знакомятся для совместных действий, — рассказала „Росбалту“ белорусский социальный психолог Елена Каравай. — Солидарность действительно работает: когда в минской кофейне менты разбили двери, чтобы задержать там людей, люди буквально за час собрали деньги владельцам кафе на новую дверь и стекла. Такого прежде не было, и, как я могу судить, этот процесс уже не повернуть вспять. Восстание закончится (неважно чем), горизонтальные связи, скрепляющие общество, — останутся».

Между тем, руководство белорусской оппозицией, которое на прошлой неделе оказалось на грани раскола, солидаризируется. Этому процессу поспособствовали сами власти, «выдавившие» за границу еще нескольких лидеров протестов. 2 сентября был вынужден покинуть Белоруссию экс-министр культуры Павел Латушко. Он неожиданно для соратников выехал в Польшу, далее — в Литву, где встретился со Светланой Тихановской. Сам Латушко, правда, обещает вскоре вернуться на родину.

5 сентября при совсем загадочных обстоятельствах из Белоруссии в Польшу перебралась член президиума Координационного совета и доверенное лицо Светланы Тихановской Ольга Кавалькова. Она отбывала очередной административный арест в минской тюрьме (после первых 10 суток ей дали еще 15, которые все были впереди) — и вдруг пришло сообщение, что она уже в Польше.

Сама Кавалькова описала произошедшее так: «Они приехали в изолятор, посадили в свою машину, надели капюшон, дали маску, положили на заднее сиденье и вывезли. Я не знала, куда мы едем, приехали на переход „Брузги“. (…) Я прошла границу, они перевезли мои вещи, хотели подвезти. Но ехал автобус на Варшаву, и польские пограничники попросили польского водителя, чтобы меня подвезли. Меня узнал водитель, он следит за новостями, и сказал, что рад, что я на свободе. У меня при себе не было телефона, была только визитка польского посла Артура Михальского. Я ему позвонила, и он способствовал моему приезду в Варшаву».

Белорусский Погранкомитет, правда, представил свою версию — мол гражданка просто пришла пешком на польскую границу и спокойно ее пересекла.

Получается, что лидеры протестов вновь собираются вместе, только теперь уже за границей — хорошо, что в безопасности, но и немного в стороне от событий. Возродился «женский триумвират»: Светлана Тихановская, Вероника Цепкало и пропавшая Мария Колесникова уже выступили вместе, а теперь к ним подключаются Павел Латушко и Ольга Кавалькова.

— Ваш «триумвират» воссоединяется, теперь уже за границей? — такой вопрос поздно вечером в воскресенье, еще до исчезновения Колесниковой, задал корреспондент «Росбалта» Светлане Тихановской.

 — Мы продолжаем работать вместе. У нас единая цель: Лукашенко должен уйти, а мы должны подготовить и провести честные и прозрачные выборы нового президента.

— Как дальше будут строиться отношения с Координационным советом?

 — Будем и дальше координировать нашу работу. КС создан по моей инициативе, он представляет интересы белорусского общества и готов к началу переговоров с властями о передаче власти.

— Латушко подключится к работе вашего «триумвирата»?

 — Павел Латушко работает как член президиума КС. С ним у нас полное понимание и координация. Мы встречались с ним 4 сентября, обсудили дальнейшую совместную работу.

Кстати, 4 сентября Светлана Тихановская выступила на неформальной конференции Совета безопасности ООН. Она попросила помощи у Организации Объединенных Наций в восстановлении законности и соблюдения прав человека в Белоруссии, в том числе призвала организовать экстренное заседание Совета по правам человека.

«Сейчас власти пытаются протесты обезглавить: одних лидеров посадить, других — вытолкать из страны. КС, действующий из-за рубежа, белорусской власти не страшен, скорее даже выгоден. Лукашенко сможет намного более обоснованно говорить: вот, видите, все это координируется из-за рубежа! — сказала „Росбалту“ белорусский политолог Светлана Гречулина. — Отсюда и столько радости в госСМИ — мол, смотрите, крысы бегут из страны. Но пока у Лукашенко нет ответа на главный вопрос: что ему делать с людьми, которые проголосовали за Тихановскую и готовы защищать свой выбор, выходя на улицы».

«Белорусская власть проигрывает войну за смыслы, а миф о том, что протест начал сдуваться, был разрушен событиями 5 и 6 сентября. Похоже, Лукашенко выбрал стратегию ждать, вплоть до Нового Года, рассчитывая, что дожди и снега отобьют у людей охоту выходить на протесты. Выбрана „венесуэльская стратегия“, когда конфликт в обществе просто „заморозили“ и „сторговали“, но не разрешили, — говорит в комментарии „Росбалту“ белорусский политолог Антон Платов. — Только вот торговаться Лукашенко не готов, он понимает: как только начнется торг — его додавят со всех сторон. Поэтому он загнал себя в угол, из которого выход найти очень сложно. Силовики очень боятся провокации, которая даст новый импульс белорусской революции и перенесет ее на новый этап с захватом административных зданий и массовыми столкновениями на улицах».

И все же на вечер понедельника самым главным является то, что судьба Марии Колесниковой остается неизвестной. По мнению многих в белорусской оппозиции, она с равной вероятностью может неожиданно «обнаружить себя» переходящей белорусско-польскую границу или исчезнуть без следа, как ряд оппозиционеров в 1999 году. В первом случае это будет значить, что борьба продолжается, а власть действует в своей устоявшейся уже парадигме. Во втором станет понятно: вести с нынешней властью диалог, а уж тем более обсуждать конституционную реформу — бесполезно. Тогда можно гарантировать одно: протесты станут намного более радикальными.

Михаил Петровский

По сообщению Госпогранслужбы Белоруссии, Мария Колесникова «нашлась» утром во вторник на отрезке между двумя пунктами пропуска на белорусско-украинской границе. Якобы она вместе с двумя соратниками следовала на автомобиле на Украину, но затем почему-то оказалась вне машины и была задержана пограничным нарядом.


Читайте также Политолог: Страшно представить, чем аукнется реформа ООН

Юрист о приговоре Ефремову: Пять лет у него своих, три — от адвоката

Андрей Хохлов. Российский «консерватизм» окончательно сбросил маску русского патриотизма