Даже если Колесникова отыщется, «осадок» останется

Белорусская оппозиция преодолела раскол, а власть объявила охоту на ее лидеров. Однако протесты и не думают стихать, несмотря на их жесткое подавление.


Мария Колесникова «исчезла» в понедельник утром, хотя милиция отрицает причастность к ее исчезновению. © Стоп-кадр видео
Мария Колесникова «исчезла» в понедельник утром, хотя милиция отрицает причастность к ее исчезновению.

Эти «пропажи» как будто завершили воскресные протесты в Минске и других белорусских городах (уже пятые по счету, если считать и день выборов — 9 августа). В столице на улицы вновь вышло более 200 тыс. человек, которые «растеклись» по всему центру. Также митинги прошли в Гродно, Витебске, Бресте, Могилеве, Барановичах, Бобруйске, Новополоцке, Кобрине, Жодино, Орше и ряде других городов.

Белорусские силовики пытаются взять контроль над столицей. В воскресенье в Минске ими был применен весь возможный арсенал: колючая проволока, спецтехника, водометы, машины для разгона толпы, слезоточивый газ, несколько закрытых станций метро, отсутствие мобильного интернета и проблемы со связью.

Были и стычки на улицах: люди в масках и в неопознанной форме хватали протестующих в стороне от основной массы, били стекла кафе, чтобы задержать прячущихся там людей, распыляли слезоточивый газ, орудовали дубинками. Местами им давали отпор —отбивали уже задержанных, срывали балаклавы с силовиков (оказалось, они этого очень боятся). Всего в Минске было задержано около 200 человек,  жестко задерживали людей в Бресте и Гродно.

Тем не менее, пока в целом инициатива остается в руках протестующих, которые после 1 сентября «усилились» за счет вернувшихся с каникул студентов. В Минске целые жилые комплексы вывешивают бело-красно-белые флаги и не позволяют их снять, не допуская на свою территорию силовиков.

«До сих пор белорусы считались очень атомизированным обществом, но теперь мы видим, что они наоборот — солидаризируются, выстраивают горизонтальные связи. Создают онлайн-платформы, на которых обмениваются товарами и продуктами мимо государства, предлагают работу уволенным из-за своих взглядов, просто знакомятся для совместных действий, — рассказала „Росбалту“ белорусский социальный психолог Елена Каравай. — Солидарность действительно работает: когда в минской кофейне менты разбили двери, чтобы задержать там людей, люди буквально за час собрали деньги владельцам кафе на новую дверь и стекла. Такого прежде не было, и, как я могу судить, этот процесс уже не повернуть вспять. Восстание закончится (неважно чем), горизонтальные связи, скрепляющие общество, — останутся».

Между тем, руководство белорусской оппозицией, которое на прошлой неделе оказалось на грани раскола, солидаризируется. Этому процессу поспособствовали сами власти, «выдавившие» за границу еще нескольких лидеров протестов. 2 сентября был вынужден покинуть Белоруссию экс-министр культуры Павел Латушко. Он неожиданно для соратников выехал в Польшу, далее — в Литву, где встретился со Светланой Тихановской. Сам Латушко, правда, обещает вскоре вернуться на родину.

 — Мы продолжаем работать вместе. У нас единая цель: Лукашенко должен уйти, а мы должны подготовить и провести честные и прозрачные выборы нового президента.

— Как дальше будут строиться отношения с Координационным советом?

По сообщению Госпогранслужбы Белоруссии, Мария Колесникова «нашлась» утром во вторник на отрезке между двумя пунктами пропуска на белорусско-украинской границе. Якобы она вместе с двумя соратниками следовала на автомобиле на Украину, но затем почему-то оказалась вне машины и была задержана пограничным нарядом.


Читайте также Политолог: Страшно представить, чем аукнется реформа ООН

Юрист о приговоре Ефремову: Пять лет у него своих, три — от адвоката

Андрей Хохлов. Российский «консерватизм» окончательно сбросил маску русского патриотизма