«В Германии перспективы „Северного потока“ из-за дела Навального обсуждают вовсю»

Корреспондент Deutsche Welle Владимир Есипов рассказал, что о судьбе «СП-2» говорят немецкие политики и эксперты.


В правительстве Германии ситуацию с «Северным потоком-2» комментируют очень сдержанно. © Фото с сайта instagram.com/iamvladimiresipov

Корреспондент Русской службы Deutsche Welle Владимир Есипов поделился с «Росбалтом» последними новостями из клиники «Шарите», где проходит лечение  Алексей Навальный, и высказал свое мнение о дальнейшей судьбе «Северного потока-2», которую многие связывают с делом об отравлении российского оппозиционера.

— Известия из Берлина в последнее время воспринимаются в России с особым интересом. 7 сентября поступили данные о том, что состояние здоровья Алексея Навального улучшилось. По словам медиков, его уже вывели из искусственной комы, отключили от аппарата искусственной вентиляции легких, якобы он уже начал реагировать на обращение окружающих. Что-то еще по этому поводу известно немецким СМИ?

 — На данный момент известно ровно то, что вы перечислили, цитируя последний пресс-релиз клиники «Шарите». Навального действительно вывели из состояния искусственной комы, и его постепенно отключают от аппарата искусственной вентиляции легких. В сообщении отмечено, что это не резкое отключение, а поэтапное.

— Как организовано информирование журналистов о состоянии здоровья Навального? Какие вообще в Германии действуют правила освещения подобной ситуации, когда речь идет о состоянии здоровья человека?

 — Клиника «Шарите» в Берлине присылает пресс-релизы, которые озаглавлены так: «Состояние здоровья Алексея Навального». Они пронумерованы. 7 сентября вышел пресс-релиз № 5, первый — 22 августа в 10:40, примерно в первые полчаса после его прибытия на реанимобиле бундесвера из берлинского аэропорта Тегель. Никакой дополнительной информации о состоянии здоровья любого пациента, в том числе и Навального, получить невозможно. Действует защита медицинской информации. И в отношении Навального тоже. Это немецкие законы, это немецкие правила, это немецкая этика, которые не позволяют врачам говорить с кем бы то ни было о каких-либо диагнозах в принципе.

— Есть ли у клиники в данном случае какие-то обязательства по информированию прессы? Или журналисты вынуждены просто ждать очередного пресс-релиза?

 — Могу повторить, что состояние здоровья Навального — это врачебная тайна. Ни в какой немецкой больнице ни один врач не скажет журналисту ни слова о состоянии любого пациента. Все пресс-релизы «Шарите», во-первых, выпускаются нерегулярно, по усмотрению клиники; во-вторых, согласовываются с семьей, то есть с супругой Алексея Навального. И это подчеркивается в каждом сообщении, что лечащие врачи Алексея Навального поддерживает постоянный тесный контакт с супругой и выпускают пресс-релизы с ее согласия.

— Владимир, какие сейчас действуют меры безопасности  в клинике «Шарите»? Могут туда попасть обычные посетители?  

 — Абсолютно любой может пройти внутрь клиники без всяких проблем и преград — как пациенты так и посетители. Внутрь не пропускают журналистов, выставлена охрана, которая дежурит в вестибюле клиники и снаружи. В первые дни после прибытия Навального полиции было довольно много, территория была оцеплена по периметру. Патрули менялись каждые несколько часов, полицейские и сотрудники службы безопасности больницы очень внимательно относились  к тем, у кого в руках было хоть какое-то подобие аудио или видеозаписывающей техники — камера, iPhone, любой микрофон. Правила игры были четко установлены — журналистов просто просили уйти с территории клиники. Постепенно ситуация смягчилась, полиции становилось все меньше, потом она першла с внешнего периметра в вестибюль.

— Не было попыток каких-нибудь стрингеров, работающих на таблоиды,  проникнуть в клинику под видом посетителей?

 — Дело в том, что Алексея Навального охраняют сотрудники Федерального ведомства по уголовным делам. Это структура, которая занимается, в том числе, охраной немецких политиков, членов правительства, депутатов, а также высокопоставленных гостей правительства Германии, прибывших из-за границы. Я не знаю, можно ли сравнивать ее с ФСО, но эта структура частично выполняет аналогичные функции, хотя у нее еще масса других задач, которые связаны с расследованием уголовных преступлений в Германии. Навального охраняют сотрудники этого ведомства, и проникнуть туда мимо них невозможно. И лучше даже не пытаться этого делать.

— Как в Германии, в немецкой прессе восприняли предложение из России создать некую совместную группу врачей для установления обстоятельств отравления российского оппозиционного политика?

 — Это предложение не воспринимается всерьез. Из России в связи с Навальным в последнее время слышали столько неправды и «странных новостей», что это как-то не обсуждается даже. Я пытался на эту тему задать вопрос на правительственной пресс-конференции, но никакого конкретного ответа не получил.

В Германии политики и СМИ исходят из того, что преступление было совершено на территории РФ. Следовательно, расследование этого преступления находится в компетенции российских правоохранительных органов, поскольку речь идет о российском гражданине, который подвергся нападению на территории Российской Федерации. Немецкие следственные органы тут при всем желании ничего расследовать не могут и не должны.

 — Какие высказываются суждения по поводу возможной остановки реализации проекта «Северный поток-2»?

 — Это обсуждается вовсю! Тут нужно разделять очень тщательно, кто это обсуждает. Громче всего дискутируют те, кто меньше всего знает о сути этого проекта. Чем ближе люди к правительству Германии, тем спокойнее они выражаются на тему «Северного потока-2».  Чем политики или журналисты дальше от правительства, тем эмоциональнее они говорят на эту тему.

«Северный поток-2» — это самый гигантский проект в области российско-немецких экономических отношений последних лет. 12 млрд евро инвестиций, насколько я понимаю, вложено в него, и достроить осталось буквально 100 км. Конечно же, с точки зрения людей, взбудораженных тем, что произошло с Навальным, нужно как-то на это реагировать. Самое простое и удобное — остановить самый дорогой проект. Убытки при этом понесут не только российские фирмы, но и немецкие компании, которые в нем участвуют. Строительство осуществляется международным консорциумом, в котором участвует «Газпром», но не он один.  Участвует масса немецких подрядчиков, от этого проекта зависит масса рабочих мест в Германии. Это один аспект.

Второй аспект, который очень часто упускают из внимания те, кто говорит о возможной приостановке проекта, что основная часть газа, которая должна поступать по «Северному потоку-2», будет направляться не немецким потребителям. Газ уйдет на территорию Австрии, в австрийский газовый хаб в Баумгартене и дальше запустится в европейскую газотранспортную систему, то есть конечным получателем этого газа будет не Германия. «Наказывать» будут в конечном итоге не только российских инвесторов и поставщиков российского газа, но и его потребителей. Это упускается из виду.

Третье. Не совсем понятно в данный момент, какие юридические инструменты должны быть применены для остановки этого проекта. По каким формальным причинам правительство Германии вмешается в реализацию частного бизнес-проекта? И каким образом, в случае если это произойдет, инвесторам компенсируют потерянные 12 миллиардов?

—  Официальный представитель правительства Германии г-н Зайберт 7 сентября заявил о том, что канцлер Германии уже рассматривает возможность увязать судьбу проекта с отравлением Алексея Навального?

 — Штеффен Зайберт заявил, что крайне рано говорить о каких-либо ответных мерах, поскольку все еще очень свежо, и с момента объявления о том, что в организме Навального обнаружены следы боевого отравляющего вещества, прошло несколько дней.

Он комментировал ситуацию с «Северным потоком-2» очень сдержанно и напоминал о том, что газ Германии нужен в связи с тем, что принято решение одновременно отказаться как от атомной энергетики, так и от угольных электростанций. Потребность в поставках газа, в том числе из-за границы, будет расти, поскольку газ как раз и применяется как энергоноситель при переходе от энергетики, основанной на сгораемом топливе, к энергетике, основанной на возобновляемых источниках.

Поэтому газ Германии нужен. И российский газ по сравнению с американским сжиженным, который мог бы поставляться по морю на специально оборудованных судах в немецкие порты, гораздо более удобный и дешевый источник энергии. Вот в этом энерго-политическом контексте отказ от такого проекта как «Северный поток-2» не очень уместен. Кроме того, у многих есть большие сомнения в том, что эти меры будут эффективны в достижении тех целей, на которые они направлены.

Беседовал Петр Годлевский

Полностью интервью можно послушать на подкасте «Росбалта» «Включите звук».


Читайте также Путин хочет сделать «Газпром» единым оператором программ газификации

Эксперты: Германия сможет легко обойтись без «Северного потока-2»

Страны G7 выступили с заявлением по поводу отравления Навального