Светлана Тихановская уже «полупрезидент» Белоруссии?

Пока Лукашенко откладывает свою инаугурацию, его главной сопернице оказывают знаки внимания, приличествующие главе государства.


Тихановская, которой 11 сентября исполнилось 38 лет, встретилась с премьером Польши Моравецким, а сейм Литвы «признал» ее президентом. © Фото из канала t.me/pulpervoi

В Польше начало создаваться «альтернативное правительство» Белоруссии. Во всяком случае так считает собеседник Wirtualnа Polska, комментируя открытие в Варшаве «Белорусского дома». «Де-факто это формирование альтернативной структуры правительства Беларуси в Польше. Эта идея и этот проект на 101 процент являются инициативой Моравецкого», — считает источник издания, которого называют «близким к правительству».

Ключи от дома номинальному лидеру белорусской оппозиции Светлане Тихановской (фактическим многие считают Марию Колесникову) вручил уже упомянутый польский премьер Матеуш Моравецкий. «Мы боремся за то, чтобы белорусский вопрос оставался живым на международной арене», — сказал он.

Сама Тихановская отметила, что «президент Лукашенко не имеет легитимности для нашего народа», однако о том, что берет власть в свои руки, ничего не сказала. Интересно, что ведущий церемонии обратился к ней «пани президент», Моравецкий себе такого не позволил, но само его участие, наверное, о многом говорит. Так какое же значение имеет открытие этого «посольства» белорусской оппозиции? Чисто символическое или практическое тоже?

 — «Белорусский дом» в Варшаве был давным-давно, там тусовались разные оппозиционеры, плели интриги — в общем, обычная эмигрантская жизнь, — рассказывает «Росбалту» белорусский журналист Денис Лавникевич. — Полякам это изрядно поднадоело, и после этих выборов они решили сделать новые ставки. Дали ключи от нового дома Тихановской, подразумевая, что это будет ее резиденция. По сути, Польша пытается перехватить у Литвы инициативу по поддержке оппонентов Лукашенко. Рассчитывая, конечно, на некие бонусы, если Светлана получит всю полноту власти в Беларуси.

— Может ли это стать первым шагом к появлению в Варшаве некоего «правительства в изгнании», и какие шансы оно имеет хотя бы на частичное признание и на каком уровне?

 — Сложно сказать. Зависит от… России. Если Москва будет слишком явно сохранять Лукашенко у власти своими штыками и деньгами — то получит и правительство, и президента Беларуси в изгнании, официально признанных Польшей, а то и США. Кстати, если присмотреться, Лукашенко сам настойчиво проталкивает такой вариант. Для него он оптимален, потому что тогда поддержка РФ ему гарантирована.

 — А не является ли участие Моравецкого в этом мероприятии «доказательством» вмешательства Польши в дела Белоруссии? Как это будет воспринято «простыми белорусами»?

 — Знаете, почему в Беларуси любой желающий легко получает «карту поляка»? Потому что здесь почти у любого (кроме люмпенов вроде Лукашенко) в роду есть поляки. Связи с Польшей достаточно крепкие, большинство очень хорошо к полякам относится, потому-то Лукашенко так бесится. У Польши, конечно, свои интересы в Беларуси, и ей хочется иметь в Минске вменяемого президента, а не того, кто танковые полки к границе выдвигает, потому что из Варшавы беглый студент по Телеграму «протесты координирует».

 — Кстати, накануне ведь «легитимность» Тихановской подтвердил литовский сейм, назвавший ее избранным президентом (встречал еще формулировку «избранным лидером») Белоруссии. И что теперь?

 — Теперь может пойти цепная реакция признаний разными странами. Но главное — белорусы, которые голосовали за Тихановскую (думаю, 70-80%), поймут, что это было не зря, что это действительно наш президент, президент белорусов. Из личного общения со Светланой Тихановской могу добавить, что это очень удачный выбор. У этой «домохозяйки» (вообще-то, дипломированного переводчика) — стальной внутренний стержень и потрясающая внутренняя интеллигентность. Я такое видел прежде только у Станислава Шушкевича.

А может все же пересчитаем?

Пару дней назад на одном из российских телеканалов кто-то из экспертов вдруг вернулся к теме возможного пересчета голосов на прошедших в Белоруссии выборах. Дескать, «я бы на месте Лукашенко так и сделал», имея в виду, что за него уж точно проголосовало больше, и что тому не о чем беспокоиться. Напомним, что такой вариант даже «предлагал» сам Александр Лукашенко, оппозиция отказалась, потому как пересчитывать якобы нечего, поскольку бюллетени вовсю сжигали. Так что сейчас этот вопрос можно рассматривать лишь теоретически, но попробуем — интересно ведь!

Предположим, бюллетени уцелели и считать будут именно их. Тогда Лукашенко свои 80% точно не получит. И для этого есть более веские аргументы, чем «это и так все знают». Хотя и его никто не отменял. Ну, если знаешь, что ты сам, твоя жена, соседи, коллеги говорят, что отдали голос за соперницу действующего президента, то как по-другому?

Напомним, что согласно протоколам, оказавшимся у независимых наблюдателей (примерно четверть об общего количества, а это уже серьезная выборка) за Лукашенко было подано 61,7% голосов. На самом деле, судя по всему («Росбалт» уже об этом писал), гораздо меньше. Но ладно, применим формулировку «не более 62%», и пусть даже каким-то чудом данные пересчета бюллетеней с этим показателем совпадут. Так что? Получается, что Лукашенко все равно победил на этих «не безупречных» (формулировка Сергея Лаврова) выборах?

А вот и нет. Как только ЦИК объявит о «новой» победе Александра Григорьевича с результатом в 62 или даже 70%, это будет значить, что предыдущие данные (было 80%) очень сильно подтасованы, а стало быть и этим, якобы «правильным», никакой веры нет. Ну, раз массово фальсифицировали протоколы, то кто мешал делать вбросы, особенно при досрочном голосовании?

Аргумент «Лукашенко бы и так выиграл» — точно не аргумент. Что будет, если даже заведомо сильнейшему бегуну «на всякий» перед стартом вкатят допинг и он при этом уверенно победит? Дисквалификация. А тут еще есть серьезные сомнения по поводу способности «бегуна Лукашенко» без этого допинга обойтись. Значит — новые выборы, которых и требуют протестующие? Ага, нашли простачка.

Лукашенко отвечает на вопросы

Александр Григорьевич приучил к тому, что порой говорит что-то интересное. Конечно, до парадоксальной афористичности покойного Черномырдина ему далековато, но все же. А потому большое интервью российским журналистам ожидалось нельзя сказать, что с большим нетерпением, но в надежде на некие сенсации. Но нет — вообще ничего. Даже история про «33-х богатырей» получилась какой-то блеклой, неинтригующей и невнятной. Разгадка детектива с подслушанным разговором «двух американцев» по поводу отравления Навального озвучена тоже не была — все, мол, у Бортникова, к нему и обращайтесь. Были намеки на возможные досрочные президентские выборы — не знаю, скольких оппонентов Лукашенко, выходящих на улицы, они обнадежат.

Единственное, о чем из этого скучнейшего двухчасового диалога хотелось бы вспомнить, — это ответ «батьки» на вопрос о чрезмерном применении силы к протестующим, в том числе и к журналистам, попавшим в ставшее уже знаменитым узилище на Окрестина. Вначале Александр Григорьевич долго натягивал сову на глобус, рассказывая, что ОМОНа в этом изоляторе и вовсе не было (как будто только он умеет бить), пока очень деликатная в этот день Маргарита Симоньян не попыталась добиться более вразумительного ответа:

 — Досталось не только «уркам», досталось и журналистам. … Я довожу это до вашего сведения, чтобы вы это знали и с этим разобрались, — сказала Симоньян, отметив, что у нее нет претензий к самому факту задержания. — Но дальше, когда прошел день, двое, трое… Не кормили, били — вот с этим надо разобраться.

 — Ты думаешь, я не знаю? — ответил Лукашенко с печальной улыбкой. — Знаю поименно… Но я вынужден взвешивать… Надо эту страницу перевернуть и вернуться, когда страсти улягутся.

Да, еще президент напомнил, что заставил главу МВД Караева извиниться, а тот это сделал аж два раза!

Что будет дальше?

Дальше — инаугурация Александра Лукашенко, о сроках которой до сих пор не объявлено. По закону она должна пройти не позднее чем через два месяца после выборов, но обычно «вечный президент» так не тянул. В 1994-м он присягнул на верность народу на 10-й день, не торопился только в 2010 году, сделав это лишь 33 дня спустя. Идет на рекорд, однако. Наверное, торжественной церемонии можно ожидать уже после визита Александра Григорьевича в Москву, который предстоит в понедельник.

Но до этого Лукашенко еще ожидают не то что тревожные, но неприятные выходные в связи с уже анонсированным продолжением акций протеста. «Степень неприятности» будет определяться количеством людей, вышедших на улицы, которые почему-то «не устают».

Процесс «признания» Светланы Тихановской, возможно, и продолжится, но лишь на полуофициальном уровне, в первую очередь, со стороны «новых европейцев». Не будем забывать, что литовский парламент, принявший «историческое» решение, внешнюю политику не определяет, так что совсем его не заметить, конечно, нельзя, но и говорить о том, что Литва признала Тихановскую президентом, не стоит. Ну, а МИД или президент Науседа отважную оппозиционерку на посту главы государства «утвердить» не могут даже по формальным причинам — ведь точные результаты выборов им не известны. А вот так, определять президента соседней страны «на глазок», — это было бы чересчур даже для Литвы, сейчас явно претендующей на то, чтобы называться «совестью Европы». Хотя — кто знает, что будет завтра.

Александр Кривенков


Читайте также Лукашенко следит за протестами в Белоруссии «с улыбкой» — «бодяга качается», а власти «не бросались даже палками»

Белорусов призвали не бояться «зеленых человечков»: псковские десантники по завершении учений вернутся в Россию (видео)

Тихановская рассказала о тактике Кремля по отношению к Лукашенко