За Карабах настроились воевать до победного конца

К миру ни Баку, ни Ереван сейчас явно не стремятся, никаких уступок не предполагается — обе стороны рассчитывают добиться своего на поле боя.


Противоречий и пропаганды так много, что зарубежные наблюдатели пока предпочитают не верить никому. © Фото с сайта mod.gov.az

Боевые действия между армянскими военными и азербайджанской армией идут уже не только в Нагорном Карабахе и в семи оккупированных районах Азербайджана. Теперь удары наносятся и по стратегически важному городу Варденис в самой Армении. Оттуда якобы стреляли по азербайджанской территории. Как утверждает армянский МИД, в реальности это была провокация, а реальная цель — перекрыть стратегическую автомагистраль, ведущую в карабахский город Мардакерт (Агдере).

С обеих сторон идут как взаимные обвинения, так и победные реляции. Чаще всего, проверить правдивость ни того, ни другого не представляется возможным. Самая громкая история — якобы сбитый турецким F-16 армянский Су-25 за штурвалом которого находился летчик с русскими именем и фамилией, но гражданин Армении. Сообщается, что он погиб, представлены публике и фотографии обломков, на которых видно, в частности, что самолет, судя по маркировке на отдельных деталях, прошел модернизацию в Чехии. Но никаких доказательств, что он был сбит именно турецким самолетом так и нет. Азербайджанская же сторона издевательски сообщает, что, по ее данным, Су-25, причем в количестве двух штук, просто врезались гору.

Противоречий и пропаганды так много, что зарубежные наблюдатели пока предпочитают не верить никому. Ну а Совбез ООН, экстренно собравшийся ночью для обсуждения карабахского конфликта, пока лишь просто призывает и Азербайджан, и Армению прекратить боевые действия и сесть за стол переговоров.

Но этого точно сейчас не случится. Президент Азербайджана Ильхам Алиев прямо говорит, что его страна намерена воевать «до победного конца», то есть до занятия всех семи оккупированных районов и собственно Нагорного Карабаха. В свою очередь, армянский премьер-министр Никол Пашинян также явно не готов к переговорам. Он заявляет, что не может быть и речи о трехсторонней встрече Азербайджан-Армения-Россия, пока идут военные действия. Он также против того, чтобы обсуждать (даже теоретически) размещение международных миротворцев вдоль разделительной линии в Карабахе.

К миру ни Баку, ни Ереван сейчас явно не стремятся, никаких уступок не предполагается. Обе стороны, очевидно, мечтают о победе на поле боя. Давить же всерьез международное сообщество, похоже, не готово.

Таким образом, военные действия будут продолжаться до тех пор, пока одна из сторон не получит решающего, очевидного для всех преимущества. Тогда и только тогда Армения и Азербайджан готовы будут сесть за стол переговоров. Это не значит, что официальный Баку остановится только когда займет все семь оккупированных районов Азербайджана и собственной территорию Нагорного Карабаха, как заявляет сейчас Ильхам Алиев. Или что армянские военные обязательно должны вернуться на все позиции, которые они занимали до начала конфликта. Успех может быть относительным, например, сбитый турецкий самолет, который удастся предъявить мировому сообществу.

В общем, речь не об окончательной победе, а о каком-то событии, которое радикально изменит восприятие этой войны внешним миром и либо приведет к жесткому международному давлению не на Баку и Ереван одновременно, а только на одну из сторон конфликта, либо покажет четко чей-то решительный военный успех. Вот тогда стимулы начать договариваться появятся как у проигравших, чтобы не позволить противнику развить успех, так и у победителей — чтобы закрепить достигнутое.

Ну а пока будет война. Вне зависимости от того, на чем будет настаивать Россия, чего потребует Турция, если ей вдруг понадобится «свернуть» конфликт, или чего попытаются добиться Евросоюз или США. Как флегматично отмечают иранские власти: воюйте там поаккуратнее, чтобы к нам снаряды через границу не залетали.

Иван Преображенский


Читайте также COVID возвращает нас в счастливое болото

Анатомия слухов: Кремль зажало в кольце фронтов

Выбор Пашиняна: национальные интересы или личная власть?