«У нас нет антироссийских партий»

О подоплеке политического взрыва в Бишкеке рассказывает киргизский политолог Эльмира Ногойбаева.


Общество, наверное, терпело и дальше, если бы не коронавирус, который обнажил системные проблемы. © Фото из личного архива Эльмиры Ногойбаевой

Центризбирком Киргизии во вторник признал итоги прошедших в стране парламентских выборов недействительными. За несколько часов до этого, на фоне массовых столкновений недовольных результатами выборов граждан с полицией, начавшихся в столице страны Бишкеке, президент страны Сооронбай Жээнбеков дал понять, что готов к такому решению.

«С учетом сложившейся ситуации глава государства рекомендует ЦИК КР тщательно изучить материалы, связанные с нарушениями, вплоть до аннулирования итогов парламентских выборов», — заявила пресс-секретарь президента Толгонай Стамалиева.

О глубинных причинах массового недовольства жителей Киргизской Республики, вылившегося в очередной политический кризис в стране, обозреватель «Росбалта» поговорил с киргизским политологом Эльмирой Ногойбаевой.

— В Киргизии за последние 15 лет — это, кажется, уже четвертая по счету революция. В чем причина нынешней?

 — Дело в том, что и так довольно сложная экономическая, политическая ситуация в стране усугубилась ковидом. Коррупция зашкаливает. Очень серьезный упадок наблюдается во всех сферах — в образовании, экономике, культуре. Общество, наверное, терпело бы это и дальше, если бы не коронавирус, который обнажил системные проблемы, например, в медицине. После карантина встала проблема экономики. Очень долго в республике было чрезвычайное положение. Люди обеднели. И вот после всего этого начинается предвыборная кампания в ситуации, когда в стране начало структурироваться новое политическое поле. Стали появляться новые, доселе никому неизвестные олигархические партии, располагающие значительными суммами денег.

Предвыборная кампания всегда идет грязно. А в этот раз имел место еще и массовый очевидный подкуп избирателей и фальсификации на выборах. Но дело в том, что во время пандемии в КР произошла довольно массовая мобилизация. В политику пошли новые, молодые образованные прогрессивные силы, профессионалы, в том числе и те, кто участвовал в волонтерском движении во время пандемии. Эти ребята влились в несколько новых партий. Как минимум четыре из них пользовались большой популярностью и, судя по предвыборным рейтингам, они должны были оказаться в числе первых.

Но во время выборов начались жуткие подтасовки и когда были объявлены их результаты, люди были просто в шоке. Потому что в число прошедших в парламент вошли три банально олигархические партии, участвовавшие в подкупах избирателей.   

— Восставшие освободили из заключения предыдущего президента Алмазбека Атамбаева. В России найдется много желающих сделать вывод, что за протестами стоял именно он. Что вы думаете на этот счет?

 — Мне кажется, это довольно упрощенная точка зрения. Дело в том, что в протестах участвовали не две, не три или пять-шесть групп. На улицы вышли представители 16 партий, неправительственных организаций и множества других групп. Что касается Атамбаева, то там действительно были две сильные протестные группы обозленных людей. Одна состояла из его родственников, жителей села Арашан, из которого он родом и которое находится недалеко от Бишкека, а также из остатков членов его социал-демократической партии. Другая большая протестная группа представляла Садыра Джапарова (экс-депутата и экс-помощника президента, который 6 октября на экстренном заседании Жогорку Кенеша — парламента Кыргызстана — избран премьер-министром, — «Росбалт»).

Однако я хочу сказать, что рейтинг Атамбаева сейчас очень низкий. Сказать, что люди, вышедшие на площадь, были его приверженцами, было бы совсем неверно.

— В Москве каждый раз нервничают, когда в странах СНГ происходят очередные революции. Их рассматривают исключительно в свете того, выгодно это России или нет. Что говорят участники протестов об отношениях с РФ? Они за нее или против?

 — В выборах участвовало очень много партий, как новых, так и ребрендированных старых. Их повестка была донельзя пророссийской. Например, партия, занявшая второе место на этих выборах — «Биримдик» — это просто копия «Единой России». Даже цвета ее флага полностью повторяют российский триколор. Да и во многих других партиях промосковская направленность просматривается. Поэтому никто не сомневался, что эта ориентация после выборов даже станет больше. Хотя куда уж больше? Мы и так самая пророссийская страна в СНГ. Никто не знал, что все так быстро изменится. Что будет теперь — пока не понятно.

— А среди тех партий, которые по результатам выборов 4 октября в парламент не прошли, были какие-то антироссийские организации?

 — Партий такой направленности нет, но есть группы и отдельные люди, входящие в состав разных политических организаций, которые говорят о том, что вхождение Киргизии в ЕАЭС привело скорее к негативным последствиям для страны. Например, сом, привязанный к рублю, сильно упал за последнее время. Обещания, которые нам давались на стадии вхождения в ЕАЭС, не реализованы. Скажем, наша страна, по сути, потеряла бишкекский рынок Дордой — один из крупнейших в Евразии.

— Что вы имеете в виду?

 — Он потерял тот экономический потенциал, который имел раньше. Прежде через этот хаб на нашей территории товары шли из Китая, Ирана, Индии во все другие концы Евразии, а теперь этот рынок сузился, многие торговцы разорились, потому что появились новые крупные рынки, например, в соседнем Казахстане.

— Вы полагаете, что это связанно с Россией?

 — Я думаю, что это произошло из-за вступления Киргизии в ЕАЭС. В нем больше потерь, чем приобретений. В ЕАЭС входят такие же коррумпированные страны, как Киргизия, и говорить о равных возможностях и равноправной торговле там не приходится. Да, есть российский фонд, который время от времени выдает коррумпированным местным элитам гранты, которые просто проглатываются, и на этом все.

Сейчас в Киргизии даже те, кто надеялся и ждал чего-то от присоединения к ЕАЭС, сильно разочарованы. Но об антирусских настроениях в нашей стране я ничего не слышала. Неприятие московского режима в некоторых группах общества присутствует, но оно связанно именно с какими-то ограничениями в рамках ЕАЭС.

— Я был в Бишкеке в 2010 году. Тогда зарплата в 100 долларов для многих граждан страны считалась вполне неплохой. Из-за безработицы значительная часть местных жителей уезжали и уезжают на заработки в Россию и Казахстан. Что-то изменилось с экономической ситуацией в КР за последние 10 лет? Вырос ли уровень жизни, доходы людей за это время?

 — Мне трудно говорить о минимальных или средних зарплатах в стране, но я хочу сказать, что некоторые инфраструктурные проекты, на которые делались ставки, не реализованы. Например, был проект строительства дороги из Узбекистана в Китай через Киргизию, но он так и не был воплощен в жизнь. Есть мнение, что в нем не была заинтересована Москва.

За прошедшие десять лет трудовая миграция из нашей страны в Россию не уменьшилась. Никаких крупных индустриальных проектов также не случилось. Зачахла швейная промышленность, которая десять лет назад переживала у нас здесь бум. Единственное, что можно сказать — новое поколение киргизов осваивает сейчас современные технологии. Многие из них неплохо устраиваются в зарубежных компаниях, работающих в IT-индустрии, как здесь, так и за рубежом.

Беседовал Александр Желенин


Читайте также Российскому бизнесу предложили еще один «аргумент» для инвестиций вдолгую

Рубль в ходе торгов выигрывает у доллара и евро

Российский рынок акций открылся на мажорной ноте