Ультиматум Тихановской: первая попытка была неудачной

Лукашенко в отставку не ушел, а анонсированные на понедельник забастовки и акции гражданского неповиновения тотальными не стали.


Однако более 100 тысяч человек в воскресенье на улицы Минска вышли. © Фото с сайта TUT.BY

В минувшее воскресенье истек срок так называемого «ультиматума Светланы Тихановской», в котором были сформулированы основные требования к Александру Лукашенко: уйти в отставку, объявить новые честные выборы и освободить политзаключенных. Впрочем, заранее было понятно, что действующий президент Белоруссии никак не прислушается к требованиям протестующих. А потому силовики действуют все более жестко, смелее блокируют улицы во время массовых митингов, «винтят» всех подряд и, преследуя участников акций, уже запросто вламываются в квартиры к людям, которые их укрывают.

Тем не менее, в воскресенье на улицы Минска вышло в общей сложности (по разным оценкам) 100-150 тыс. человек, требовавших незамедлительного выполнения властями условий ультиматума. Еще около 50 тыс. поддержали их в других городах Белоруссии. Результат: жесткий разгон манифестаций силовиками, более 300 человек задержаны, многие избиты. Ходит неподтвержденная информация о раненых в результате взрывов светошумовых гранат.

Ночью и утром на разных улицах Минска горели покрышки, во многих дворах жилых домов ОМОН продолжал отлавливать прячущихся участников протестов. По данным правозащитного центра «Весна», участников акций и представителей СМИ, кроме Минска, задерживали в Лиде, Бресте, Гомеле, Витебске, Гродно и Могилеве. Но все это было прелюдией перед понедельником — первым днем, на который была назначена всебелорусская забастовка и акции гражданского неповиновения.

С самого утра происходящее в белорусских городах очень напоминало события первых двух недель «белорусской революции», когда оппозиция также пыталась наладить волну забастовок. Кто-то тогда бросил работу, большинство — нет, кто-то просто выходил пошуметь, где-то руководство заводов запирало рабочих в цехах, чтобы они не присоединились к другим протестующим. Только на этот раз власть была готова куда лучше.

Что примечательно, новости о начале забастовки приходили с тех же самых предприятий, которые побузили 13—18 августа. Первыми забастовку попытались запустить работники «Гродно Азота», за ними последовал Стройтрест № 4, «Белкоммунмаш», отдельные цеха Минского тракторного завода и Минского завода колесных тягачей, завода бытовой техники «Атлант» (они даже вышли на улицу, организовав шествие). Но в минувший понедельник не чувствовалось ни единства действий протестующих, ни какой-либо их организованности.

Надо сказать, что на МТЗ забастовка имела шансы охватить весь завод, производящий каждый десятый трактор в мире. Рабочие с утра пошли колонной по цехам, собирая людей. Однако администрация распорядилась их перед активистами закрывать, и в результате завод оказался расколот на две части — бастующую и работающую.

На МЗКТ, выпускающем, в том числе, шасси для установок российских стратегических ракет, работники также прошли колонной, заявляя о забастовке. Власти в ответ подогнали к проходной автозаки. Ситуация там «зависла», и сейчас непонятно — будет завод работать или все же нет.

На предприятии «Гродно Азот» несколько цехов не приняли смену — то есть работники пришли, но технологический процесс прервался. Многие собрались возле проходной, и не менее десятка человек там было задержано.

В центр Минска была опять, как и накануне, стянута военная техника. Протестующие выходили на улицы в разных районах белорусской столицы, кое-где перекрывали движение, но в целом продемонстрировать всеобщее гражданское неповиновение не удалось.

Правда, рабочих поддержали студенты, которые по объективным причинам не участвовали в событиях августа как организованная сила. Теперь же, после начала учебного года, они довольно заметны. В частности, к акциям гражданского неповиновения присоединились учащиеся Белорусской академии искусств, Минского государственного лингвистического университета, Академии управления, Белорусского национального технического университета, Белорусского государственного педагогического университета, Белгосуниверситета и других вузов. В одних местах они организовывали сидячие забастовки, в других — «цепи солидарности» на улицах, свои небольшие марши, скандируя «Забастовка!». Но в итоге все обычно заканчивалось разгоном и задержаниями.

Днем в Минске также собрались на свой митинг пенсионеры — это уже четвертая по счету их акция протеста. Только на этот раз их никто не трогал. Прошлись по центральному проспекту от площади Независимости до площади Якуба Коласа и разошлись без эксцессов, помитинговав немного вместе со студентами.

Некоторые частные фирмы тоже присоединились к забастовке — но в типично белорусской ее форме: их сотрудники массово брали отгулы и больничные, тем самым парализуя работу. Руководство обычно относилось с пониманием.

В общем, нельзя сказать, что «ультиматум Тихановской» полностью провалился: протесты в воскресенье оказались достаточно многочисленными и активными, а понедельник показал, что часть рабочих и студентов все еще готова к активным действиям. Но эти события продемонстрировали и то, что по сравнению с 9 августа принципиально не поменялось вообще ничего.

Если в первые дни и недели «белорусской революции» на улицы выходили огромные массы людей, говоря без иронии, «в едином порыве», то теперь это делают те, кто решили не отступать до конца, а их заметно меньше. Многие, получив сутки ареста, административные и уголовные дела, увольнения с работы или просто дубинкой по спине, — предпочли уехать из страны. (По данным МВД, из Белоруссии в Литву, Украину и Польшу за последние несколько недель уехало более 13 тыс. человек. По субъективным ощущениям и оценкам — намного больше.)

Другие поняли, что быстрой смены власти не получится, придется идти на компромиссы с режимом, и потому лучше не рисковать работой и зарплатой (или собственным бизнесом), а пока переждать волну возмущения. Понятно, что эти люди все равно остаются протестным электоратом, и на любых выборах они будут голосовать против Александра Лукашенко и его сторонников, однако с улицы ушли, в лучшем случае остались «в движении» на уровне дворовой самоорганизации — настоящего социального феномена нынешних событий в Белоруссии.

Так что если основные белорусские заводы так и не остановятся до конца этой недели, а транспортная инфраструктура продолжит работу (некоторые телеграмм-каналы призывают даже к перекрытию железных дорог, но не получается), то можно будет сказать, что Светлана Тихановская так и не смогла мобилизовать своих сторонников на полноценную борьбу. С другой стороны, это не означает и окончательной победы Александра Лукашенко. Любые следующие выборы окажутся для него столь же катастрофичными, как и те, что были 9 августа.

Вячеслав Гордиенко


Читайте также Под Воронежем произошел взрыв на фабрике — пострадали люди (видео)

Лукашенко впервые не стал поздравлять белорусов с революцией

Лукашенко снова заявил о финансировании активистов из-за рубежа и «наркоманах» на протестах