«Пророссийские» на выборах в Грузии опять не в почете

Новый парламент республики почти укомплектован, хотя сторонники Саакашвили уверяют, что у них украли голоса. «Друзья Кремля» получили лишь четыре мандата.


По всей видимости, партия миллиардера Иванишвили сохранит власть. © СС0 Public Domain

Нынешние парламентские выборы в Грузии можно назвать уникальными. Во-первых, барьер прохождения в законодательный орган был смешным — 1% (раньше — 5%). Во-вторых, для мажоритарных депутатов отведено всего 30 мандатов из 150 (прежде — 73). В-третьих, выборы состоялись в период резкого ухудшения эпидемиологической обстановки, и явка ожидалась символической, но она составила 56% — на 4% больше, чем на предыдущих парламентских выборах.

Интерес к выборам возрос, в основном, за счет наличия в них острой интриги: удастся ли в третий раз подряд одержать победу партии «Грузинская мечта» под руководством миллиардера Бидзины Иванишвили. Фактически борьба идет между возглавляемой им политической силой и командой экс-президента Михаила Саакашвили, который, несмотря на лишение грузинского гражданства и заведение на него уголовных дел, принимал в предвыборной кампании активное участие — в онлайн режиме.

«У нас украли голоса. Мы покажем свою силу»    

Блок Саакашвили «Сила в единстве» и «Грузинская мечта» еще до начала голосования анонсировали собственную «убедительную победу», но результат Центризбиркома был таким: в парламент проходят «мечтатели» (48,15%), блок экс-президента (27,14%) и семь политических партий, преодолевших однопроцентный барьер (из них ни одна не дотянула до 4%). На данный момент победители имеют 61 мандат по пропорциональной системе и 14 по мажоритарной, а для большинства в парламенте ей необходимо набрать 76. Однако 21 ноября в 17 округах, в том числе 8 столичных, состоится второй тур. Помимо этого, правящая партия, конечно же, имеет «в рукаве» аффилированные с ней парламентские политические силы. Так что проблем у нее не возникнет.

Это означает, что уже начавшиеся в Тбилиси акции протеста оппозиции, с угрозами «показать свою силу», не прекратятся. Во всяком случае, минувшую ночь на проспекте Руставели в Тбилиси спокойной назвать нельзя: несколько тысяч человек митинговали; попытки установить палатки полиция пресекла. Оппоненты власти утверждают, что у них украли голоса и требуют повторных выборов. Вряд ли их обвинения близки к истине, поскольку желаемого перевеса партия власти не получила. Если б украла, результат был бы другим.

И, судя по тому, сколько голосов получила «Сила в единстве», люди боятся Иванишвили значительно меньше, чем экс-президента, который в случае победы его блока на выборах стал бы премьер-министром страны. А новой, третьей политической команды, привлекательной для подавляющего большинства населения, в Грузии еще не появилось.

Кто тут пророссийский?

Раньше самым верным способом скомпрометировать политика в Грузии — было объявить его «пророссийским». Но этот трюк приелся. «Рукой Кремля» называют и Иванишвили, сколотившего свой основной капитал в РФ, и выпускника МГУ, премьер-министра Георгия Гахария, который останется главой правительства, если его будут комплектовать «мечтатели. Оба этих политика не выходят за этические и дипломатические рамки, когда речь идет о России, чего вполне достаточно для наклеивания на них всяких ярлыков. Разумеется, и один, и другой стремятся к восстановлению территориальной целостности Грузии, и «российский фактор», в этом контексте, не может не всплывать.

Между тем никто в нынешней власти не ставит под сомнение взятый Грузией курс на интеграцию с НАТО и Евросоюзом. Так что обвинения в адрес «мечтателей» — достаточно дохлые. «Пророссийским» считается «Альянс патриотов», прошедший в парламент с 3,14% голосов (4 мандата), и «Единая Грузия — Демократическое движение» под руководством экс-спикера парламента Нино Бурджанадзе, но ее партия, осталась за бортом законодательного органа. Нино Анзоровна, будучи спикером парламента при Саакашвили, демонстрировала ярую антироссийскую позицию, но, уйдя в оппозицию, стала питать слабость к Первопрестольной, наезжая в нее время от времени для «налаживания мостов». Но пока никаких подобных «сооружений» между Тбилиси и Москвой ей смастерить не удается.

Так что «пророссийских» в Грузии практически нет. Хотя, по всем соцопросам, подавляющее большинство населения выступает за налаживание отношений с РФ, но, в то же время, и за европейскую и евроатлантическую интеграцию. Словом, глобальных изменений в грузинской внешней политике ожидать не стоит. Главная разница между «Мишей» и «Бидзиной» в контексте России только в том, что приход к власти первого приведет к большей жесткости в отношении северного соседа, включая вербальный уровень. И, соответственно, к ухудшению и без того не блестящих отношений с Москвой, с которой Тбилиси все еще не имеет дипломатических отношений после признания РФ независимости Абхазии и Южной Осетии.

Наблюдатели и украинский «ревдесант»

Традиционно на выборах в Грузии работает огромное количество иностранных наблюдателей, но на сей раз этому помешала пандемия коронавируса. Численность своих миссий сократили БДИПЧ ОБСЕ, ПАСЕ, и другие. Оценка их была сдержанной и осторожной. Если коротко: «Выборы были свободными, но небезукоризненными».

Не обошлось и без скандала средней руки: делегацию Верховной рады Украины в составе 30 человек не пустили в Грузию для наблюдения за ходом голосования. Формальная причина — отмена украинцами заявки на чартерный рейс. Однако директор ИА «Новини України» Олег Дейнека на пресс-конференции в Киеве заявил, что украинская делегация планировала поддержать в Грузии «спецоперацию по незаконному свержению власти». Этот план, по его словам, должен был осуществиться посредством «сознательной провокации вооруженного восстания в горной республике». За этим должно было последовать «внесение … сфабрикованных заявлений на рассмотрение Парламентской ассамблеи Совета Европы».

Заметим, что ранее в «Грузинской мечте» заявили, что в ЕНД действует «теневой революционный штаб». Несостоявшуюся высадку украинского депутатского «десанта» официальный Тбилиси никак не комментировал.

Свершится ли в Грузии новая революция?

Этот вопрос беспокоит многих, кто помнит времена «революции роз» и ее последствия. С одной стороны, выход оппонентов власти на улицу еще не означает, что протесты будут массовыми и долгосрочными, поскольку в самой оппозиции существует серьезный раскол на почве личных амбиций лидеров партий и их отношения к Саакашвили, который может стать фактически первым лицом в стране. Напомним, Грузия — парламентская республика.

Сомнительно, что протесты из Тбилиси перекинутся на всю страну (кстати, на выборах в парламент Аджарии победила правящая партия), но относительно малая численность митингующих еще не исключает революционного сценария — в нем основную роль играет так называемая «критическая масса» и ее высокая готовность к не правовым действиям.

Главной движущей силой революции мог бы стать Саакашвили, однако в дистанционном режиме сделать это сложно. Премьер Гахария, не отличающийся нерешительностью, уже предупредил: один из призывов экс-президента к конкретным действиям оппозиции, «может быть оценен с правовой точки зрения». Речь идет о наставлении, в соответствии с которым на фальсификацию выборов ответом будет «атака и очень быстрое взятие народом власти в свои руки».

Но — легко сказать, трудно сделать. Достаточно вспомнить жесткие действия властей летом прошлого года в так называемую «ночь Гаврилова». Однако ждать, что оппозиция примет поражение, не следует: попытки изменить имеющееся статус-кво будут. От точечных беспорядков до бойкотирования работы парламента, что негативно отразится на принятии им важных для страны решений.

Кстати, ряд партий, набравших на выборах какую-то «мелочь», в том числе и «пророссийская», заявили о своем отказе от мандатов ввиду «не признания легитимности выборов». Но, что интереснее всего, о своем отказе от мандатов заявили главные оппоненты власти — «ЕНД — Сила в единстве», занявшие второе место в парламенте.

Впрочем, на деле это может обернуться обычным политическим кокетством и, в итоге, они дадут западным партнерам  себя «уговорить». Соответствующий процесс уже начался: почитаемый грузинскими политиками бывший замгоссекретаря США Мэтью Брайза заявил, что система выборов в Грузии нуждается в улучшении, но «выборы были конкурентными и, в общем, свободными». «Думаю, — сказал он, — будет лучше, если все оппозиционные партии, преодолевшие однопроцентный барьер, войдут в парламент». Это, пояснил Брайза, отвечает принципам демократии, ответственности перед избирателями, предполагающей борьбу за их интересы в парламенте.

Ожидать повторного голосования вряд ли стоит — президент будет вынуждена распустить парламент, если он дважды не сможет сформировать правительство. Пока похоже на то, что сможет. Но от внутриполитических потрясений правящая партия Грузии все же не застрахована.

Андрей Николаев


Читайте также Евросоюз уговаривает грузинскую оппозицию признать результаты парламентских выборов

Стрельба произошла на акции протеста в Тбилиси

В Грузии задержаны более десяти оппозиционеров, пытавшихся прорваться в избиркомы