Ее пример другим наука: как Грузия стала коронаопасной

Стремительный скачок республики из «зеленой» ковидной зоны в еще более «красную», чем Россия, возможно, позволит другим извлечь из этого урок.


В стране с населением в 3,7 млн каждый день прибавляется почти по 3 тысячи инфицированных. © СС0 Public Domain

Еще в начале осени, не говоря уже о весне и лете, эпидемиологическая обстановка в Грузии в связи с пандемией COVID-19 была на удивление благостной: ежедневные новые случаи заболеваемости часто не превышали единиц, и в стране даже позволили открыть внутренний туризм, а затем и международный. Народ хвалил правительство за его оперативные действия, отличные условия содержания в карантинных гостиницах (чуть ли не уровня 5 звезд), и в высшей степени профессиональное отношение врачей к лечению больных в клиниках.

Такое благоденствие было достигнуто за счет раннего закрытия границ, учебных заведений, крупных торговых объектов, перехода большинства учреждений в режим онлайн, запрета на собрание более трех человек и т. д. В общем, тогда Грузия, на фоне неудержимого распространения вируса в соседних странах, в Европе и других географических точках, была признана образцово-безопасной страной.

«Недолго музыка играла»

С открытием внутреннего туризма народ ломанулся в стерильную от ковида Аджарию и сильно в ней «наследил». Во-вторых, появились, хоть и в малом количестве, иностранные визитеры. Но, что главное, на конец октября в стране были назначены парламентские выборы. А это — активизация оппозиционных партий, не соблюдавших и не соблюдающих элементарных мер безопасности при пандемии (дистанция между людьми, ношение масок), и усиленно звавших всех на митинги.

В результате сегодня Грузия, из расчета заболевших на 100 тысяч населения, «обскакала» и Россию, и Азербайджан, не обогнав лишь Армению. Ежедневный прирост инфицированных в Сакартвело дошел уже до 3 тысяч, и это при населении менее 4 млн человек. А поскольку митинги не прекращаются, эпидемиологи говорят, что кривая заболеваемости и дальше будет ползти вверх. Собственно, они об этом предупреждали еще тогда, когда народ только начинал кучковаться на улицах.

Премьер-министр Георгий Гахария, который, кстати, сам переболел COVID-19, заявил, что власти не посягают на демократию, и запрета на проведение акций протеста не будет, но «там, где будет посягательство на государство, или вопрос коснется разрушения государства или здоровья наших граждан, тут мы не отступим». На поверку заявление оказалось излишне оптимистичным.

Любое ограничение оппозиция расценивает как запрет на политическую деятельность, свободу слова и самовыражения, и власти, вероятно, опасаясь больших беспорядков и обвинений в попрании ими демократии, на радикальные меры не идут. А новые, гораздо более мягкие, чем прежде, шаги для сдерживания распространения вируса, восприняты оппонентами в штыки и игнорированы.

В настоящее время власти рискнули лишь ограничить передвижение в ночное время в крупных городах Грузии, в том числе в Тбилиси — оно запрещено с 22.00 до 05:00. Штраф за нарушение нового правила — 2 000 лари ($600). Ношение масок обязательно как на улице, так и в помещении. Закрыты детские сады; школы и вузы переведены на онлайн обучение. В общем, никакого комендантского часа в Грузии нет — он предусмотрен только в режиме чрезвычайного положения, а такового в стране не введено: в ряде избирательных округов к концу ноября должен состояться второй тур парламентских выборов по мажоритарной системе.

Пляски под «корону»

Ситуацию уже можно охарактеризовать как чрезвычайную. Во-первых, несмотря на ограничения, обусловленные эпидемиологической обстановкой, оппозиция и ее сторонники им не подчиняются. Ночью на проспекте Руставели в Тбилиси, когда толпа митингующих редеет, активисты остаются перед зданием парламента, поют, пляшут и играют в футбол, требуя между делом проведения повторных выборов, отставки главы Центризбиркома и «освобождения политзаключенных». Полиция их не трогает, хотя пару дней назад ей пришлось «проявить характер» — прибегнуть к разгону водометами демонстрантов, пытавшихся взять штурмом здание ЦИК и забросавших силовиков камнями.

Власти тут же были обвинены в применении «непропорциональной силы». Пока оппозиция, в том числе и та, что прошла в парламент, преодолев смехотворный однопроцентный избирательный барьер, не подчиняется правилам эпидемиологической безопасности. А тем временем из 125 инфицированных коронавирусом один умирает — таковы данные Национального центра по контролю заболеваний и общественного здоровья. По словам заместителя руководителя центра Пааты Имнадзе, смертность в стране возрастет, если население не будет соблюдать рекомендаций медиков. Но как этого добиться в условиях объявленного оппозицией акта неповиновения?

Здравоохранение стало проседать

На оппонентов власти не производит впечатления тот факт, что 30% инфицированных нуждаются в госпитализации. И уже не хватает ни больничных коек, ни реанимационных возможностей, ни врачей — они заражаются сотнями. «Скорой помощи» приходится по два часа искать места для тяжелых больных в стационаре, в то время как дорога каждая минута. Дело дошло до того, что помочь сектору здравоохранения просят врачей, вышедших на пенсию — вплоть до стоматологов, и студентов старших курсов медицинских вузов.

В общем, сектор здравоохранения Грузии начал проседать, хотя, по словам главы Минздрава Екатерины Тикарадзе, есть возможность мобилизовать более 7 тыс. коек в 68 клиниках страны. Но это в теории. А на практике — мест нет, врачи и медсестры — на вес золота. Забиты под завязку и ковид-гостиницы. Глава Национального центра по контролю заболеваний Амиран Гамкрелидзе прогнозирует: «В середине ноября все будет тяжело, мы выйдем на пик, и какое-то время будет продолжаться плато пика». Ситуация в конце ноября осложнится и сезонным гриппом.

Вспышка «короны» повлекла за собой не только сильно возросшую угрозу здоровью и смертность, но и потерю населением рабочих мест, только начавшихся частично восстанавливаться. Премьер обещает, что системного, в масштабе всей страны, локдауна не будет, и власти ограничатся «точечными закрытиями». Но правительство готовит новый пакет помощи населению и бизнесу, детали которого пока не оглашаются. Известно только,  что оно покроет коммунальные расходы населению, потребляющему до 200 киловатт электроэнергии и столько же кубометров газа. Этого, конечно, мало, но для крайне бедных слоев населения — подмога.

«Мы не китайцы»

Словом, Грузия, так образцово не давшая пандемии широко распространиться, ситуацию не удержала. И дело тут не только в секретных зловредностях вируса, но и в сумме других причин. В частности, боязни правительства перед оппозицией, не подчиняющейся властям: она заинтересована вывести на улицу как можно больше людей и сменить власть, а там — хоть трава не расти.

Второе, и очень важное. Приведем пример Китая, успешно взявшего эпидемию под контроль. Но грузины гордо возражают: «Мы не китайцы». С этим, конечно, трудно поспорить, но, по сути, в Грузии, не в пример КНР, нет должного государственного контроля над обществом, а он не всегда тождественен диктатуре. Нет в стране и массовой вовлеченности общества в борьбу с коронавирусом, и уверенности в том, что государство знает, что делает. Кроме того, многие не верят в опасность COVID-19, а то и вообще в его существование. Все это вкупе, включая отсутствие законопослушания, является вопросом менталитета.

В Грузии сейчас борются за мифическую «свободу и демократию», а по факту — за власть, и далеко не демократичными путями и в ущерб здоровью и жизни ближнего. И прививки против этого пока нет.

Андрей Николаев


Читайте также Собянин не исключил введение новых ограничений в Москве через две-три недели

Закрытые гробы для умерших от COVID-19 в Москве будут делать со стеклянными крышками