Будущее белорусского протеста и Александра Лукашенко

Очередные обещания президента союзного России государства прокомментировал аналитик Института стратегических исследований Вадим Можейко.


Лукашенко, обещавший народу новую Конституцию, с ее принятием не торопится. © Фото с сайта president.gov.by

Уже 4 месяца по всей Беларуси люди выходят на улицы в знак несогласия с итогами президентских выборов 9 августа. В последние несколько недель из союзного государства приходит много новостей: протестующие сменили тактику, а Александр Лукашенко собирается принять новую конституцию и оставить президентский пост. Перспективы белорусского протеста и обещания формального президента республики в эфире подкаста «Включите звук» прокомментировал аналитик Белорусского института стратегических исследований Вадим Можейко.

— Сейчас протестующие выбрали новую тактику протеста. Причем выбрали максимально демократично. Через специальный телеграм-бот провели голосование, и больше 200 000 человек приняли в нем участие. Соответственно, большинством голосов решили протестовать по районам. Централизованные колонны милиция научилась пресекать, а колонны в районах — нет. Сотни или тысячи человек собираются в колонну и ходят по своему району. Это интересный формат. Он позволяет минимизировать задержания, силовики не очень понимают, куда ехать, когда одновременно такие демонстрации проходят в сотнях мест. В итоге создается довольно позитивная атмосфера, когда люди могут и попротестовать, и избежать задержаний. Это позволяет протесту сохраняться. Поэтому атмосфера в Минске сейчас боевая и кое-где даже предновогодняя.

— Кстати, на Новый год планируется что-то особенное? Может, какой-то специальный митинг?

— На самом деле, все боятся Нового года. Потому что, если мы представим себе Деда Мороза, — он ведь красно-белый, а это главные цвета белорусского протеста. Поэтому власть рассказывает, что Новый год надо в госучреждениях праздновать, используя синие, белые, золотые цвета, но не красно-белые.

— Вы серьезно? Где это так? Как это распространяется?

— Абсолютно. Например, приходят письма в школы и детские сады, что надо проводить праздник в стилистике выбранных цветов. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Это показывает, какая идет борьба за символы. Но, в любом случае, цвет Деда Мороза победить белорусской власти вряд ли удастся.

Что касается акций, посмотрим, какие они будут 27 декабря и 3 января, какое будет само празднование Нового года. Сейчас в Беларуси такой расклад, что любое массовое мероприятие рискует превратиться в митинг. Так что я уверен, что и во время празднования будут звучать политические лозунги. На последних маршах люди начали кричать: «Новый год без Лукашенко». Я думаю, протестно-праздничная атмосфера будет к 1 января сохраняться.

— Давайте к новой тактике вернемся. Понятно, что сейчас уменьшилось количество задержаний. Тем не менее, мы имеем дело с информационной борьбой. Одно дело — когда люди собираются по своим дворам, а другое — когда у Дворца Независимости. Там в свое время стояли сотни тысяч человек, и это впечатляло. А теперь, возможно, даже людей выходит больше. Но понять этого никак нельзя. Как решить эту проблему?

— Действительно, нехватка «картинки» есть. Здесь спасает то, что люди сами выходят у себя в районах и сами стараются снимать все на телефон, брать красивые ракурсы и заливать в телеграм-каналы. Потому что журналистов на митинг сейчас уже не отправишь — они все слишком децентрализованы, у них нет ни плана, ни маршрута.

А так — картинки есть. Просто они другие. Например, каждый понедельник милиционеры препятствуют маршу пенсионеров. Стоят бабушки и дедушки с палочками, а вокруг них эти космонавты в черном и с дубинками.

— Среди ваших знакомых нет разговоров об угасании протеста ввиду отсутствия именно такой визуальной составляющей?

— Справедливости ради, единственное место, где регулярно говорят об угасании протеста — это медиа. Сам по себе протест никак не угасает. Ключевая вещь в том, что у протеста есть серьезные моральные основания. Они только укрепляют неправовое поведение власти. А она сама себе создает новые проблемы и новые поводы для людей выходить на улицу. Таким поводом стало, например, убийство Романа Бондаренко.

Этот протест просто принимает новые формы. И очень хорошо это иллюстрирует символичная ситуация, когда власть борется с бело-красно-белыми флагами. Но понятно, что эти действия сами по себе ни на капельку не приближают людей, у которых этот флаг во дворе сорвали, к любви к красно-зеленому флагу. Поэтому такая ситуация ни к чему не приводит.

То же и с протестами. Картинку не удается создать. Да, с ней было бы лучше. Но понятно, что у людей от этого ничуть не меняется настроение и не прибавляется любви к Лукашенко. И в этом смысле власть, я бы сказал, обречена на провал в этой символической борьбе.

— Так, может, власть тоже борется за картинку, снимая флаги?

— Конечно, власть старается бороться, но это не меняет настроения людей. Они от этого только думают, какие другие способы можно найти, чтобы показать свое недовольство и возмущение. Конечно, маршировать по проспектам приятнее, чем по дворам. Но ничего страшного — люди находят для себя какие-то компромиссы. Но главное — это не меняет их позиции и не меняет импульс протеста.

— Александр Лукашенко недавно пообещал уйти, когда будет изменена белорусская конституция. Этому можно верить?

— Знаете, Александр Лукашенко уже много раз говорил, что власти он наелся и синими руками за нее держаться не будет. Это повторяется уже много лет. Наелся? Так перестань есть. Все никак на политическую диету Лукашенко не сядет. Поэтому эти слова вряд ли можно воспринимать всерьез. Там скорее пункт был в том, что он осознает, какие царские полномочия дает президенту нынешняя конституция. Поэтому он никому, даже преемнику, которому он бы доверял, такую конституцию дать не готов. Потому что любые слова и гарантии любого преемника не будут стоить ничего, если он получит такую конституцию. Он прекрасно понимает, что в современных белорусских политических реалиях президент может сделать с любым человеком абсолютно все, что угодно, ничто его не остановит. Поэтому он раньше говорил, что следующему президенту он такую конституцию не оставит.

Но, знаете, эти разговоры он с возрастом ведет, но это никак не трансформируется в конкретные политические действия. Во многом потому, что никакого конкретного плана по передаче власти у Лукашенко нет. И как сделать так, чтобы получилось красиво, непонятно. Поэтому плана не только нет, но его еще и сложно предложить. Поэтому до конкретных действий все никак не доходит. Вот и Всебелорусское народное собрание сначала хотело поставить голосование по новой конституции на ноябрь, потом на декабрь, потом сказали, может, на январь–февраль, а теперь вообще перенесли, сославшись на коронавирус. Это от Лукашенко вообще смешно звучит.

Беседовал Алексей Волошинов

Полную версию подкаста «Включите звук» вы можете послушать по этой ссылке.


Читайте также Лукашенко хочет подать в суд на «банду» президента МОК Баха

Китай введет контрсанкции против США

Saxo Bank выдал «шокирующие предсказания» о вакцинации от COVID-19, технологиях и Amazon