Белорусы ставят запятые в предложении «Бежать нельзя остаться»

Лукашенко запретил гражданам покидать страну через сухопутные границы. Формальная причина — коронавирус.


Для решения этого вопроса у белорусов осталось меньше недели. © Фото с сайта gpk.gov.by

Гром в Белоруссии грянул сразу после полуночи 10 декабря. На Национальном правовом интернет-портале появилось постановление Совета министров. Его суть: вводится временный запрет на выезд из республики через наземные пункты пропуска. Мотивировка более чем странная: «В целях предотвращения распространения в стране COVID-19…» Ограничения начнут действовать с 21 декабря. Причем власти запретили уезжать и собственным гражданам, и иностранцам, которые постоянно проживают в Белоруссии. Но это только по земле, самолетом (а это 10% всех пересечений границы) — пока позволено.

Конечно, сделаны исключения: для дипломатов, официальных делегаций, водителей международных автомобильных перевозок, поездных бригад и т. п. Также разрешено будет выезжать белорусам, у которых умер или тяжело заболел близкий родственник, на учебу, работающим за рубежом, но не чаще, чем раз в полгода. При этом Госпогранкомитет Белоруссии разъяснил, что если у гражданина есть разрешение на работу в другой стране или вид на жительство, то далеко не факт, что с ним может уехать его семья. Каждый подобный вопрос будет решаться индивидуально.

Надо ли говорить, что «великий исход» начался тут же. Билеты на международные автобусы из Минска в Варшаву, Вильнюс, Ригу и Киев подорожали, но моментально были раскуплены до 20 декабря включительно. То же и с самолетами: у Aviasales резко выросли запросы на вылеты из Белоруссии. На 61,5% увеличилось количество покупок билетов в Польшу, на 59,5% — на Украину.

Нечто подобное было только во второй половине августа, когда на фоне милицейского террора и уличных столкновений белорусы массово побежали из страны (по разным оценкам, выехало несколько десятков тысяч). В первую волну выезжали в основном мобильные образованные люди, с высокими доходами и шенгенской визой в паспорте. Поэтому большинство бежало в Польшу и Литву, и только около четверти — на Украину.

«Мне 12 сентября на очередном марше протеста прямо в лицо попала светошумовая граната. Меня оглушило, я не смогла убежать, меня арестовали и я получила 14 суток ада на Окрестина, — рассказывает Настя, еще недавно — студентка Белгосуниверситета. — Выйдя, в тот же день мы с моим парнем улетели в Киев. С 200 долларами в кармане и ноутбуком. Пока я сидела на „сутках“, нас обоих исключили из университета „за политику“. На этом основании мы уже из Киева подались на специальную программу в польский вуз, сразу были зачислены и начали учиться дистанционно. В Киеве жили сперва у добрых людей, через две недели переехали в хостел, который нам арендовала белорусская диаспора в Украине. Сейчас, наконец, оформили гуманитарную визу в Польшу, поедем туда».

Теперь же необходимость быстро принимать решение об отъезде из страны встала перед рядовыми участниками протестов, многие из которых никаких виз не имеют. Получить польскую или литовскую за 10 дней, не имея готового пакета документов, — нереально, оснований просить убежища у большинства нет. Остается одна страна, куда белорусским оппозиционерам можно рвануть «без всего» и быть уверенным, что тебя не экстрадируют, — Украина.

И ей явно предстоит новый наплыв белорусов, бегущих из-под власти Лукашенко. Об этом можно судить не только по молниеносно раскупленным билетам. Телеграм-чат «Белорусы в Украине», и так десятикратно выросший после 9 августа, последние пять суток просто бурлит. Очень часто в нем можно прочесть что-то вроде: «Уже послезавтра буду в Киеве. Подскажите, что там и как, сколько стоит снять жилье».

А вот в Россию никто не спешит. По вполне понятным причинам: из Белоруссии уезжают люди, участвовавшие в событиях «белорусской революции», поддержавшие противников «бацьки». Меньше всего им хочется попасть в очень похожую страну, да еще и с высоким риском быть возвращенными на родину в наручниках.

Вообще-то белорусский режим никогда не стремился удержать своих граждан в стране. Скорее, наоборот: отъезд из страны всех недовольных только приветствовался, а после начала «белорусской революции» — в особенности. Логика проста: пусть лучше осваиваются на чужбине, чем мутят воду и выходят на улицы у себя в стране. Фразу «Не нравится — уезжайте!» не раз повторял и сам Лукашенко.

Более того, многих оппонентов власти белорусские спецслужбы сами доставляли до погранперехода, еще и сопроводительного пинка давали. Так произошло и со Светланой Тихановской, и с рядом руководителей Координационного совета оппозиции (Ольга Ковалькова, Антон Родненков, Иван Кравцов). После чего Александр Лукашенко мог заявлять перед телекамерами: «Бежали и теперь из чужих столиц на меня гавкают!» А теперь, получается, что свободный выезд закрывают.

Никто из белорусских собеседников автора этих строк не усомнился в том, что задача скандального постановления — как раз ускорить отъезд из страны «колеблющихся». Спровоцировать вторую волну эмиграции социально активных людей, тем самым окончательно подорвав основу формирующегося последние несколько месяцев гражданского общества. Ведь формируется оно на основе мощного объединяющего фактора — неприятия действующей власти, «переизбравшей» саму себя. Выдавить активистов за рубеж — неплохой, с точки зрения этой власти, а заодно и недорогой способ избавиться от проблемы.

Есть еще один важный момент: отношения с Россией, в которых, даже распахивая братские объятья, белорусский «бацька» не перестает держать фигу в кармане. Дело в том, что текст постановления говорит о запрете пересекать границу через пункты пропуска. Но на границе РФ и РБ таких попросту нет. Получается, белорусам можно свободно ехать только в Россию, но не по доброй воле официального Минска, а только потому, что там нет контроля. «На границе с Российской Федерацией международных пунктов пропуска у нас нет, соответственно, введенные меры там не действуют», — пояснил журналистам официальный представитель Государственного пограничного комитета Белоруссии.

Правда, сейчас граница между Белоруссией и Россией закрыта по решению российского правительства. Но для белорусов все равно остается целый ряд легальных способов попасть на территорию РФ. Однако вскоре, судя по всему, карантинный запрет Москва снимет. А вот белорусские власти получат рычаг давления в двусторонних отношениях. Ведь пункты пропуска совсем несложно оборудовать и на белорусско-российской границе. Поставил простой вагончик на трассе М1, подвез туда людей в пограничной форме — и готова совсем новая парадигма отношений между партнерами по Союзному государству.

Пока, впрочем, речь о подобном не идет. Зато очевидно стремление белорусских властей побыстрее выдавить из страны «смутьянов». В преддверии Всебелорусского народного собрания, а далее — конституционной реформы по сценарию Лукашенко.

Вячеслав Гордиенко


Читайте также Политолог назвал самые важные итоги года в Белоруссии: Миф про большинство за Лукашенко разрушен

Тихановская объяснила, почему протесты в Белоруссии не «сдулись»

Лукашенко получил черный берет и стал «полноценным бойцом ОМОНа»