Белоруссия, которая уже не будет прежней

2020 год показал, что делать прогнозы по развитию ситуации в республике — совершенно бессмысленно. Но мы все-таки попытаемся.


Протесты в республике продолжаются, хотя все признают, что их накал снизился. © Фото: TUT.BY

Когда речь заходит о сегодняшней Белоруссии, то мы можем говорить лишь о том, кто и что планирует, предполагает там сделать. А вот предположить, как именно все будет происходить, — просто нет смысла. Потому что в 2020-м из самой стабильной страны постсоветского пространства Белоруссия в один момент превратилась в самую непредсказуемую. Молчавшие 26 лет белорусы вдруг не признают ни результаты «выборов», ни в целом власть Александра Лукашенко, и поднимают мирное восстание таких масштабов, что погасить его не удается до сих пор.

Протесты «увяли» и меняют форму

Сейчас в стране — сезон охоты на любые проявления нелояльности. Даже при отсутствии каких-либо публичных акций силовики усматривают угрозу в горожанах, использующих в одежде или аксессуарах сочетание красных и белых цветов, — и задерживают их.

В целом же протестная активность к концу декабря сошла на нет. Формат массовых маршей уступил место «дворовым» флешмобам в следующем формате: встретились в заранее оговоренном месте, развернули бело-красно-белые флаги, сфотографировались и разошлись. «Марши соседей» собирают от десятка до полутора сотен участников и обычно проводятся во дворах и по небольшим улочкам, где манифестанты не боятся демонстрировать запрещенную символику. Магистральных улиц протестующие стараются избегать, минимизируя угрозу задержаний.

Это, с одной стороны, заставляет изрядно побегать белорусскую милицию, а с другой — лишает протест массовости и демонстративности, все больше приближая его к подпольной борьбе. Отсюда и другой вывод: цель протестов окончательно расфокусировалась. Их участники говорят уже не о политических задачах (смена власти, перевыборы), а о том, как «создать проблемы силовикам» и «показать, что белорусы не сдаются».

Про забастовки рабочих и выступления студентов речь уже давно не идет, хотя мелкие «диверсии» на железных дорогах пока продолжаются. Также практически каждый день приходят сообщения о том, что силовики задержали администраторов очередного оппозиционного телеграм-канала. Один из таких написал очень честно: «Воскресные марши превратились в ритуал, единственный смысл которых — аутогенная тренировка. Очевидно, что в таком бессубъектном формате протестное движение не сможет существовать сколь-нибудь длительное время, ему требуются импульсы негативные — раздражители, поводы для оборонительной мобилизации; и позитивные — внешняя поддержка, финансовая подпитка, генезис коллективных субъектов политической борьбы, дающий смысл сопротивлению диктатуре».

Под гнетом репрессий солидаризировавшееся было белорусское общество вновь атомизируется: человек остается один на один с репрессивным аппаратом государства. Люди теряют веру в победу, даже самые отчаянные активисты устают, — отсюда и естественное затухание протестного движения. К тому же для белорусского обывателя протестные акции перестали быть чем-то чрезвычайным, они стали естественным фоном бытия и из-за этого утратили эффективность.

«Хурал» подготовит смену власти

Готовится смена власти — по модели, которая позволит Александру Лукашенко эту власть сохранить. В преддверии Нового года «бацька» объявил, что шестое Всебелорусское народное собрание (ВНС) пройдет в Минске 11–12 февраля. В нем примут участие 2700 делегатов со всей страны. Почему 2700? Именно на столько мест рассчитан большой зал Дворца республики.

«Два вопроса — экономический и социально-политический — должны прозвучать. Наши видение и предложения участникам собрания должны быть конкретными и отражать реальные проблемы и чаяния людей. Нам не нужны оторванные от жизни теории», — заявил Лукашенко, объявляя дату собрания.

Также госСМИ уже сообщили, что ВНС займется важными вопросами, среди которых (на самом деле наиболее важным) будет и обсуждение конституционной реформы. Делегаты собрания станут первыми, кто увидит новый вариант белорусской Конституции. Изменения могут коснуться и статуса самого собрания.

Напомним, что недавно Лукашенко предложил передать ВНС некоторые полномочия президента, а также прописать само Собрание в Конституции, сделав его самостоятельным конституционным органом. Из неофициальных источников уже известно, что в Собрании примут участие представители умеренной (читай, назначенной по спискам КГБ) оппозиции во главе с Юрием Воскресенским.

Представители реальной оппозиции поначалу отказались участвовать в любом диалоге с властью. Однако в последние пару недель их отношение начало меняться. Незадолго до новогодних праздников в Совете республики (верхняя палата белорусского парламента) прошел круглый стол по реформе Конституции. В нем приняли участие представители «классической» оппозиции: глава Белорусского Народного фронта Григорий Костусев, глава одной из социал-демократических партий Сергей Черечень, член «Либерального клуба» Вадим Можейко, экс-председатель Конституционного суда Григорий Василевич и другие.

Они потребовали освобождения политзаключенных, прекращения политически мотивированных уголовных дел и преследования СМИ, создания общественной комиссии с участием правозащитников для изучения фактов насилия во время событий августа-сентября и реформирования избирательного законодательства. И вполне может оказаться, что к концу января часть этих требований власть удовлетворит — просто чтобы показать видимость реального общественного диалога и того, что Лукашенко «готов идти навстречу» требованиям оппонентов.

Одновременно выстраиваются новые отношения с Россией. Так, белорусское правительство пошло на все условия РФ по вопросам поставок нефти и газа. Также регулярно всплывает неофициальная информация о том, что многие белорусские госпредприятия могут перейти к новым — теперь уже российским — хозяевам. Сейчас задача Лукашенко — максимально урегулировать отношения с Кремлем, чтобы тот не «вспомнил» свое негласное условие поддержки «бацьки» в августе — его добровольный уход в марте 2021-го.

Вертикаль власти, выстроенная Лукашенко, пережила по-настоящему массовые протесты августа и сентября. Теперь жернова правоохранительной машины медленно, но верно перемалывают всех, кто в них участвовал. Уголовные дела штампуются пачками, и в Белоруссии появился своего рода «спорт»: успей уехать из страны, пока не внесли в базу. (После возбуждения уголовного дела против человека у него есть время до конца суток — только в полночь обновляется база данных невыездных, которой пользуются пограничники.)

Однако за минувшие менее чем полгода белорусское общество очень сильно изменилось. Оно из объекта превратилось в субъект и осознало эту свою субъектность. Но как это проявит себя в политическом плане в 2021-м — не возьмется предсказать никто.

Вячеслав Гордиенко


Читайте также Лукашенко «зарубил» два проекта новой белорусской конституции

Лукашенко рассказал, кого считает своим единственным другом

Лукашенко рассчитывал на «более справедливую» цену российского газа для Белоруссии в 2021 году