Байден не сдаст Навального за СНВ-3

Вашингтон далек от идеи начать новую «разрядку» в отношениях с Москвой и будет жестко разделять вопросы безопасности и прав человека, полагают эксперты.


Продление договора о стратегических вооружениях может стать единственной точкой соприкосновения России и США на долгое время.

Российские и американские эксперты приступили к «активной практической работе» над пролонгацией Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3) — об этом стало известно вечером в понедельник, 25 января.

СНВ-3, срок действия которого истекает 5 февраля, это важнейшая часть системы договоров о международной безопасности, значительно разрушенной в последние годы. Он тоже оказался под угрозой из-за позиции Дональда Трампа, который считал, что это соглашение не отвечает американским интересам. Однако новая администрация Белого дома уже дала понять, что президент Джо Байден готов к диалогу с Москвой по этому вопросу.

Обозреватель «Росбалта» попросил экспертов высказать свое мнение о том, что это означает — новую «разрядку», в ходе которой Вашингтон может вернуться также к восстановлению разрушенных Дональдом Трампом других соглашений, например, о ракетах средней и малой дальности (ДРСМД) и Договора по открытому небу. Или же это всего лишь тактический шаг, который сам по себе не повлияет на все прочие проблемы, накопившиеся за последние годы в российско-американских отношениях?

Александр Шумилин, главный научный сотрудник Отдела европейской безопасности Института Европы РАН:

«Готовность Джо Байдена продлить СНВ-3 может означать что угодно, но только не новую «разрядку». Контроль над стратегическими вооружениями — традиционная установка Демократической партии. Однако этому шагу не придают там какого-то многостороннего значения. Это чисто разоруженческий вопрос, который администрация Байдена жестко (в данном случае, это ключевое слово) отделяет от всех остальных проблем, связанных с Россией. Там дают понять, что продление СНВ-3, если оно состоится, не будет означать смягчения подхода к вопросам прав человека в России, к ситуации вокруг Алексея Навального и так далее.

О слове «разрядка» в российско-американских отношениях сейчас стоит забыть. Оно осталось, в лучшем случае, во временах Барака Обамы. Россия в новой администрации США определена в качестве враждебной силы и подход к ней будет соответствующий.

Я не согласен с теми, кто у нас абсолютизирует значимость проблемы стратегических вооружений, называет ее центральной в российско-американских отношениях. В Америке к ней всегда был подход как к отдельной сфере, как к опасному оружию, которое всех может уничтожить.

К договору СНВ-3 в США относятся как к экзистенциальному документу и именно поэтому он выносится за скобки текущей политики. Возвращение же или не возвращение к ДРСМД или Договору по открытому небу в Вашингтоне будет определяться степенью напряженности в наших отношениях. Скажем, появились «Искандеры» в Калининграде — получите ответное размещение ракет средней и малой дальности на американских подводных лодках, патрулирующих в Балтийском море и Северном Ледовитом океане».

Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель:

«Продление СНВ-3 для американцев не тактический, а военно-технический шаг. Политическая воля для этого с двух сторон вроде бы есть, но стопроцентной уверенности в этом пока нет. Пентагон очень хотел бы сохранить систему взаимных проверок на местах, протоколы которых «зашиты» в этот договор, в который они были перенесены из предыдущих договоренностей подобного рода — СНВ-1, СНВ-2.

Лимиты на определенное количество ядерных боеголовок и их носителей с обеих сторон, указанные в СНВ-3, не столь принципиальны, поскольку они относительны и мало на что влияют. Например, там может быть записано, что один стратегический бомбардировщик является носителем одной ядерной боеголовки, а реально их там может быть, условно говоря, 16.

Основная претензия администрации Трампа к СНВ-3 состояла в том, что этот договор не учитывал российское тактическое ядерное вооружение, которое никогда ни в каких договорах не учитывалось и раньше. Речь шла о ядерных торпедах, крылатых ракетах морского базирования, ядерной артиллерии, зенитных установках с ядерными боеголовками, ракетных комплексах «Искандер».

Например, у нас сейчас снова в каждом военном округе развернули по одной специальной бригаде ядерной артиллерии (в том числе, и минометной, самоходные минометы «Тюльпан»), которые были в свое время после окончания «холодной войны» свернуты. Теперь они снова в строю.

Американцы же все свое тактическое ядерное оружие уничтожили в одностороннем порядке. Первая волна его ликвидации пришлась на время окончания «холодной войны», а вторая при президенте Бараке Обаме, который был принципиальным противником ядерного оружия и стремился ко всеобщему ядерному разоружению. По большому счету, обе стороны сегодня заинтересованы в продлении этого договора и в возможностях взаимных инспекций.

Однако продление СНВ-3 вовсе не будет означать никакой «разрядки».

У нас сейчас настрой такой, что с администрацией Байдена будут примерно те же отношения, какие были с Америкой при Сталине после Второй мировой или даже еще хуже. Американцы, несмотря на этот договор, будут продолжать вводить новые санкции, и достаточно серьезные.

В США действует закон, принятый в 1991 году и касающийся применения химического оружия, который, как считают американцы, мы нарушили, вначале отравив «Новичком» Сергея и Юлию Скрипаль в Великобритании, а теперь Алексея Навального. Этот закон требует введения очень существенных экономических санкций против нарушившей его страны. Плюс, это еще и нарушение Международной конвенции о запрете применения химического оружия.

Трамп отказался вводить эти санкции, но новая администрация их вероятно введет. Например, могут отключить SWIFT для российских государственных банков».

Виктория Журавлева, старший научный сотрудник ИМЭМО:

«Наблюдая за тем, что происходит сейчас в этой сфере, я полагаю, что продление СНВ-3 — это единственный шаг, на который готова пойти новая американская администрация в плане взаимодействия с Москвой. Мне представляется, что это будет очень точечный, ограниченный диалог, связанный с тем, что демократическая администрация считает, что для американской и международной безопасности лучше, чтобы этот договор продлили и таким образом США показали бы себя лидером международной стабильности. Больше за этим нет ничего.

Это не попытка изменить отношения с Россией, потому что есть целый список тем, по которым они готовы проводить жесткую политику в отношении Москвы, и их совершенно не пугает, что эта политика будет очень жесткой. В их представлении это никоим образом не противоречит точечному взаимодействию с РФ в сфере международной безопасности и стратегической стабильности. Это будут параллельные процессы, продление СНВ-3 не будет свидетельствовать о разрядке в каком бы то ни было виде.

Если это и можно сравнить с историческими примерами, то скорее это будет похоже на первый этап «разрядки», имевший место в конце 60-х — 70-х годах XX века, когда был установлен довольно узкий коридор стратегического взаимодействия в отношениях между СССР и Западом. Во время правления Трампа этот коридор сильно пострадал. Сейчас один из его элементов вероятно будет восстановлен, но на этом, думаю, все и закончится.

В частности, очень мала вероятность возвращения США к договору о ракетах средней и малой дальности. Здесь должны быть новые договоренности, потому что по нему у американцев есть к нам претензии».

Александр Желенин


Читайте также «Оружие 1980-х»: Пашинян заявил о неэффективности российского комплекса «Искандер»

«Большая семерка» резко осудила арест Навального и подавление протестов в России

СМИ: США и Россия окончательно договорились о продлении договора по ядерному оружию